Завалинка 126 — С чего начинается Родина 2358


Когда-то давным-давно я родилась в самой лучшей стране, самой могучей и сильной. Я точно знала, что, если я окончу школу c хорошими отметками, то смогу поступить в вуз, стать настоящим специалистом, чтобы потом зарабатывать на жизнь самой. Я была уверена, что этот порядок вещей нельзя изменить, он незыблем и непоколебим. И так, я надеялась, будет всегда! Все зависит только от моего ума и старания. Мои родители были преподавателями: не бог весть какие деньги зарабатывали, но всего хватало. Однако я точно знала, что со следующей зарплаты мне купят сапоги, а еще через месяц – новую шубу…

А в школе нас тогда учили любить родину, которая начиналась с картинки в букваре и «с того, что в любых испытаниях у нас никому не отнять». Представьте себе: тогда у нас была настоящая родина – огромная, богатая и сильная. И мы гордились ею, потому что в те далекие времена нашим воспитанием государство занималось: нам дали хорошее образование и многому научили. Мы выросли отзывчивыми и порядочными людьми: продолжаем уступать место в транспорте людям старше нас, нам очень жалко детей, которые бродяжничают на улицах. Хотя мы прекрасно понимаем, что та мелочь, которой мы можем с ними поделиться, пойдет на клей или пиво. (Кстати, когда мы росли, бездомных детей не было, все ходили в школу, хотя неблагополучные семьи существовали во все времена.)

Когда мы росли, нам говорили, что вскоре в стране построят коммунизм – идеология тогда была такой. И, собственно, при этом коммунизме мы будем хозяевами страны. Нас убеждали, что все люди будут жить (в соответствии с его принципами) согласно своим потребностям – ни меньше, ни больше: то есть когда ты придешь в магазин, то возьмешь ровно столько, сколько тебе нужно, причем без денег… Сложно сказать – насколько доверчивым оказался каждый из нас, но, отправляясь в Афган или в Карабах, мы верили, что «это кому-нибудь нужно». Потом, мы, теряя работу учителя русского языка в школе, говорили себе: это надо пережить. Потом все будет хорошо. Скоро все вернется… и шли торговать на базар, становились челночниками, гувернантками… Мы, отрезая очередной купон, чтобы купить кусок колбасы в магазине, за которой стояли тысячные очереди, думали: еще немного и все закончится… Еще чуть-чуть надо потерпеть. А знаете, сколько нас таких – воспитанных при Совке? Миллионы, тьма, рать… Все, кому за 40…

Не так давно я встретила своего одноклассника, которого не видела более 20 лет. И рассказал он мне – сколько человек из моего класса погибли в Афгане, умерли от водки или передоза… А кто до сих пор зарабатывает на панели, предоставляя услуги топов или рабынь? И это одна из самых лучших школ города! Искать статистические данные о том, сколько людей моего поколения залезли в петлю или вскрыли себе вены, бесполезно. Даже если я их найду, они не смогут отразить всю трагедию поколения, потому что оправдать себя и повесить всех собак на отправившегося в мир иной – любимый метод при любой идеологии.

Однако «биомасса» продуктивного возраста, еще активная по своей сути, имеющая колоссальный багаж знаний и профессиональный опыт за плечами продолжает заниматься самоуничтожением. Кто и кому дал право ставить на нашем поколении крест? На каком основании нас убивают на корню? Кто заказал наше поколение? И чем, скажите на милость, нынешняя политика отличается от диктатуры пролетариата? Да, ничем!

Пора бы уже понять, что государству Украине в том территориальном контексте, в котором она пребывает ныне, осталось существовать недолго. Потому что наши ценности (а это юг и восток страны) остались в том, в другом государстве. А нас в нем учили, что Бендера и Шухевич – бандиты и недоноски, а украинские полицаи помогали фашистам, против которых воевали наши деды! Кстати, именно жители Болехова откровенно издевались над моим отцом-инвалидом, который остался без руки после Великой Отечественной войны. И теперь кто-то хочет, чтобы я уважительно относилась к «воинам УПА»? У нас есть понятия «расизм», «антисемитизм», предлагаю ввести еще один окказионализм – «антибендеризм»! Для тех, кто ненавидит их так же, как я! Да, у нас абсолютно разный менталитет и система ценностей, мы диаметрально противоположны в психологическом восприятии жизни, причем с каждым днем эта пропасть становится все глубже, потому что нынешние политики ежедневно и ежечасно способствуют этому разрушительному процессу. Они, занимаясь переделом страны, гробят наше поколение?! И мы – люди Совка, – к великому их сожалению, прекрасно понимаем — что кроется за каждым их жестом, словом и поступком.

Однажды в один прекрасный день оставшиеся из живых просто не выдержат… И никакие громкие обвинения о сепаратизме не помогут: испитые, базарные, исколотые спидоносы и туберкулезники, с кучей болячек после Чернобыля затянут в этот весь водоворот и нынешних власть предержащих, которые, деля бабло, готовы отправить страну к черту на Кулички, например, в НАТО. А нас учили в советской школе, что НАТО – это блок, который угрожает моей родине, а ей мы давали клятву верности еще в юности. Но теперь они, чтобы удовлетворить свои корыстные и честолюбивые потребности, не спросив нашего согласия, хотят на нашей земле установить противоракетные установки? Нет!.. Этого не будет никогда! Это наша родина, наша земля, наш дом! И мы никому не позволим превращать ее в такую клоунаду, которую устроили в столице! И еще запомните: никто и никогда не заставит нас покинуть ее. Это наша Родина! И ничего лезть сюда своими кровавыми и грязными ручонками!

Один мой знакомый — кандидат наук – пишет романтические песенки (именно так он спасается от трагедии нашего поколения). И вот однажды он мне исполнил песню на украинском языке, но в качестве центрального художественного образа он выбрал берізку. Я спросила его, почему для украиноязычной песни он выбрал символ России. Вместо ответа он обиделся, потому что я не поняла: это его (!) родина, то, что близко его сердцу.

Наших ценностей отменить нельзя, они вросли в нас. Поэтому верните нам нашу родину, которая «начинается с той песни, что пела нам мать» – на русском языке,

а не на том суррогате, нынче именуемом украинским. И с каких только языков ни позаимствовано слов в современном украинском: и с польского, и с чешского, и с румынского и молдавского… Цель одна: чтобы не были созвучны с русскими. А иначе объявится геноцидом! Но то, что происходит сейчас на моей родине, и называется этим самым «геноцидом»! Запомните на будущее: геноцид впредь отменяется! Страна расколется – окончательно! Наше поколение не позволит глумиться над его идеалами! Хватит!

Элина Востокова

0