завалинка 129 Нарисуй, Украину, а?


С раннего детства каждый из нас, познавая мир, знакомится с самыми разными предметами и явлениями. И одним из самых незабываемых впечатлений детства остается коробка с цветными карандашами. Нам ее обычно давали с того момента, когда старшие уже были уверены: мы не выколем себе глаз. Вспомните, как мы радовались тогда, что их много, все они разные, выбирали понравившиеся цвета… Затем рисовали везде: на новых обоях, холодильниках, мебели… Нам казалось, что мир станет красочнее, если мы разрисуем его разными цветами. (Это сейчас, став взрослыми и зрелыми, мы издеваемся над нашими «свидомыми партнерами»: «анижедети» думают, что улучшат мир своей мазней, кретины.) А тогда мы думали, что все в этой жизни зависит от того, что мы нарисуем!.. Потом обычно требовали, чтобы старшие постоянно точили их карандаши. А у них постоянно не хватало времени на это. Помните?

Итак, коридор детской поликлиники со старым пеленальным столом в углу. Детям и их родителям нужно попасть к педиатру. Очередь. Родители пытаются передохнуть на пяти шатающихся стульях, выставленных вдоль стены. Но дети особо и не стремятся усесться: они носятся по небольшому пространству. Кто плачет, кто просится на руки, кто просто кричит… В маленьком и душном помещении — все как обычно, ничего нового для нашего человека. И только на месте возле пеленального стола сидит 6-летний Данил с коробкой карандашей в руках и альбомом для рисования. Рядом — молодая мамаша в боевом раскрасе и неприступной позе железной леди. Мальчишка старательно выводит карандашами незамысловатые фигурки: то солнышко с лучиками, то домики, то раскидистые деревья… Вдруг он поднимает глаза и обращается к железной леди: «Мама, нарисуй мне Украину? Очень прошу». Молодая женщина отмахивается: «Не приставай! Рисуй сам». И тогда Данил сползает со своего стула, берет в руки два карандаша — синий и желтый — и отправляется на поиски помощника. Первой на его пути оказывается женщина лет 50 — бабушка 3-летней Светы. «А ты можешь нарисовать мне Украину?», — спросил Данил и сунул ей в руки альбом. Бабашка неожиданно замахала руками и резко замотала головой, отказавшись: она уже старая и не может рисовать, подумал мальчишка. И Данил продолжил свое шествие по коридору. Следующей «жертвой» оказалась мама 7-летней Юлечки: женщина намного моложе, может, она нарисует, прикинул у своей детской голове Данил. Но 25-летняя мамаша тоже отказалась: «Надоело! Каждый угол разукрасили. Плюнуть негде! Везде — сплошная Украина. Прямо пуп земли!». Папа 8-летнего Юры едва успел уступить место только что вошедшей бабушке, которая волокла за руку непослушную Настю. «Дядя, нарисуй мне Украину!» — обратился Данил к стоявшему у стены мужчине и протянул два карандаша. «Да, сколько ж можно?! Эти цвета дауна уже достали! Какой флаг — такое и государство! И гимн такой же — нет в нем будущего!» — завопел на весь коридор басом папаша, а остальные с осуждением посмотрели в его сторону. Конечно, Данил не знал значения слова «даун», но по тону мужчины понял, что что-то ужасное, раз тот ругается. Оценив еще пару кандидатов, Данил вернулся к пеленальному столу и с горестью в голосе констатировал: «Ладно, придется опять самому все делать».

Мальчишка нарисовал на альбомном листе один квадрат: «Мама, смотри, это Украина». Но карандаш давно никто не точил, его грифель практически весь изрисовался. Поэтому Данилке не удалось закрасить фон квадрата. Вышло что-то, дико похожее на облако. Он начал хныкать — и железная леди наконец-то опустила глаза к ребенку:

Чего ноешь? Что случилось?

У меня карандаш не рисует, я не могу рисовать. Смотри, это Украина, а я не могу ее нарисовать — едва не плакал Данил.

А почему твоя Украина — один квадрат? Это флаг ЕС что ли? — хихикнула мамаша.

Это — Украина, мама! Ты не понимаешь, — утер нос мальчишка и начал пририсовывать второй квадрат снизу желтым карандашом. — Их две. Наша Украина — две Украины.

Данилка продолжал пыхтеть над вторым квадратом. Но и желтый карандаш, как оказалось, тоже никто давно не точил, он тер ним по бумаге, пока лист не прорвался. Мальчишке не удалось закрасить и «другую Украину». Данил поднял глаза на «железную леди» и злобно произнес:

Вы все не хотите, чтобы Украина была! Никто не хочет, чтобы Украина была!..

Когда начинаю анализировать увиденное, прихожу к выводу: а мальчишка-то, на самом деле, прав. Одни не хотят рисовать, а другие не могут подточить исписанные карандаши… И всем глубоко плевать, в каком дерьме они живут. Они думают, что само собой все рассосется. Сомневаюсь…

Элина Востокова

0