статья Эрдоган меняет знаменатель


Позиция Евросоюза по безвизовому режиму с Турцией известна всем. Турция должна была выполнить 72 условия, чтобы стать достойной безвизового режима. Однако у Турции, кажется, своя арифметика. Давайте попробуем разобраться.

Мы можем более чем наглядно себе представить — как это выглядит и работает. Любой из нас помнит — что такое обыкновенная дробь. Это числитель сверху, а знаменатель — снизу. И если условий было 72, то именно это число и становится знаменателем, а каждый из выполненных пунктов — единица в числителе, то есть 1/72. И когда все условия будут выполнены, то в числителе выполненных требований появится цифра 72. И тогда числитель будет равен знаменателю, что и будет на арифметическом языке означать единицу, а в информационном (двоичном или цифровом) формате — наличие события. Если сказать короче, то получим свершившийся факт, например выполнение всех условий подписания безвизовых соглашений между ЕС и Турцией. Он может появиться только в том случае, если числитель совпадает со знаменателем и является целым числом, все той же единицей. Единица — это символ произошедшего события.

Есть два способа получения целого числа простой дроби: это увеличить число в числителе и таким образом уравнять его со значением в знаменателе. Но можно и уменьшить число в самом знаменателе. Как вы думаете, каким путем пойдет турок? С таким вопросом я обратился не так давно к одному молдавскому турку. Все дело в том, что после выхода в свет одного из выпусков «Трендов» мы с Аистом, как тати презренные, бежали из Америки, сев на самолет в аэропорту Кеннеди и под громогласные проклятия наших жен решили сделать ноги. Кому-то может показаться, что мы не любим наших жен? Это напрасные предположения! Мы очень любим наших жен и прекрасных детей, но речь вообще-то не об этом. Не нужно ревновать мужчину к политике, иначе вы потеряете его. Вот так я и сейчас думаю обо всем этом. Аисту трудно видеть нынешнее воплощение земли, деревень, городов и городишек нами — любителю созерцать политику, тем не менее я всегда стараюсь настоять на своем. Он больше склонен к созерцанию старой Европы и обязательно должен выслушать какого-нибудь местного исторического авторитета, но всегда признает его тщету перед настоящим. Я же всегда иду другой дорогой — путем совместного труда! Два года назад (наши читатели помнят) я ездил собирать урожай винограда к одному из наших друзей в Италию. Никогда до этого я не видел уставших итальянок, которые, с одной стороны, вот прямо слаще винограда, но, с другой — прянее смеси средиземноморских табаков. Это лучше увидеть и почувствовать, но не касаться, ибо обязательно обожжешься.

В этот раз мы поехали на родину Аиста. Это Буджакские степи южной части Молдовы и Украины. Место очень поэтичное и даже эпическое, с очень трудолюбивым и терпеливым народом, со своим региональным укладом и традициями. Местный колорит дополняется тамошними продуктами. Великолепные ландшафты, степное разнотравье, которое дает особый привкус молоку и овечьей брынзе, в отличие от холмистой Молдавии, на территории которой холмов мало.

По обочинам автотрассы можно увидеть зонтичные заросли молодой акации, тень от нее небольшая, но и она сгодится в полуденный зной, чтобы укрыться отаре и хоть немного сгладить палящие солнечные лучи. В селах и городишках можно увидеть гнезда аиста на высоком столбе рядом с чьим-то подворьем. Хозяин гнезда, кажется, никогда не торопится и постоянно обустраивает свою «усадьбу». Вот за эту рассудительность я и назвал своего старинного друга Аистом. Он, равно как и настоящий аист, любит тишину и не поселится над двором вздорных и шумных людей. Мужчины здесь немногословны и держатся важно, женщины очень красивы. Сельскохозяйственные культуры — виноград и табак. Сама эта территория была когда-то захвачена турками, смешанные браки стали традицией, и появились очень красивые дети.

И чего только нет в этих женщинах и табаках! Хозяин виноградников и нескольких отар овец говорит о происходящем и сложностях, а мы просим женщин сделать сигары из местного табака. Это уже наши традиции и привычки. Молдавские девушки явно не знакомы с ними, и на наши просьбы свернуть нам сигару вначале отрицательно мотали головой, но потом все-таки согласились. Никто не ожидает чуда, просто свернутой сигары из местного табака… Впрочем, все имеет значение. Аист ведет себя, как Черчилль, и макает сигару в коньяк, я попробовал сделать так же и не пожалел. Но, тем не менее, главное — это беседы и неторопливое прихлебывание молдавского коньяка. Вечер начал опускаться на степь, чудесное время!

Друзья, как было бы здорово, если бы кто-то из вас мог быть рядом с нами в тот момент! Две параллельные беседы. С одной стороны — это разговоры о том, как растет сладкий перец и баклажаны. Кстати, самые разнообразные запахи пряно преследовали на каждом шагу. С другой стороны, нас расспрашивают об Америке черноглазые молдаванки, не уступавшие ничем итальянкам: загорелые, с густыми и сильными волосами и коралловыми зубами. Они и разговаривали, как иностранки, русский знают не все. И даже те, кто говорит, делает это очень плохо. Однако, кажется, что те, кто не говорит сам, понимают и потому внимательно слушают. Скорее всего, расспросы об Америке отнюдь не праздные. Возможно, кому-то хотелось бы попасть туда. И уж совсем не понятным кажется им наш визит в их бедную страну. Визит действительно мог показаться странным, но на самом деле мы просто сбежали на свежий воздух и были очень рады, что оказались в месте, где есть что покурить и выпить. Для нас главное было в том, что и то, и другое было местным продуктом. Среди пестрой возрастной группы наших гостеприимных хозяев были и пастух, и виноградари… Я как раз сидел рядом с пастухом и видел, как он посасывал «чубук», так он называл свою трубку, впрочем, больше похожую на украинскую люльку Тараса Бульбы. Все они были, видимо, из одного клана или, во всяком случае, очень хорошо знали друг друга.

Именно тогда мы и заговорили об Эрдогане: о том, кто его поддерживает, почему и получит ли он поддержку своих граждан, если вдруг на него будет совершено покушение. Вспомните, незадолго до покушения мы говорили, что, возможно, турок доживает последние дни. Так вот, самый молдавский (то есть украинский) турок, который вообще-то давно, конечно, уже не турок (турками были его предки) сказал буквально следующее: «Все будет зависеть от солнца. Если солнце высоко, то овцы всегда прячутся в тени вожака, то есть первые идущие за вожаком прячутся в его тени, низко опуская голову. Следующие более низкие по ранжиру, прячут голову в тени впереди идущих. Так построено общество в странах с жарким климатом. Так будет вести себя и общество в Турции, впрочем, как и в любой другой стране. Чем сильнее припекает, тем решительнее попытки общества спрятаться от губительного огня».

Я просто обалдел от таких заявлений. Ничего себе пастух! Чабан по-прежнему неторопливо посасывал свой чубук и невозмутимо продолжал. Кроме того, что существует такая традиция, есть и еще одно объяснение — почему овцы так низко держат голову. Так легче почувствовать запах крови. Если что-то случается с вожаком, кровь брызгает на землю — и ее можно легче и раньше обнаружить, а, значит, получить шанс на спасение. Все дело в том, что в плотной веренице овец ветер несет запахи по низу, между тонких ног животных. Там запахи распространяются быстрее. В «плотном строю» информация тоже распространятся интенсивнее. Кстати, там же овцы находят себе корм в виде травы.

Поэтому любое общество завязано на информации, распространяемой людьми. Тогда я подумал: поэтому и успешными становятся твиттерные революции или контрреволюции. Аналогично и в случае с Эрдоганом. Вспомнив этот разговор в далекой стране, теперь я понимаю, что Эрдоган-вожак должен был увести свое стадо с места, где чуть не пролилась кровь. Он обязан вытравить даже сам запах, который бы напоминал о возможном насилии. Теперь Эрдогану следует быстро меняться, потому что его враги снова станут раскачивать ситуацию, например взрывами заминированных автомобилей и терактами смертников. Угроза переворота не ушла, а только перенесены сроки, она «сдвинулась вправо», как сказали бы финансисты. Если Эрдоган не предпримет несколько быстрых и успешных шагов, то переворот снова может стать реальностью.

В случае с Россией у Эрдогана получилось хорошо, но это только полдела. Конечно же, Эрдоган не может отказаться от мечты о членстве в ЕС. Если это пока невозможно, то безвизовый режим с ЕС мог бы заменить на определенное время само членство. Вот тогда и пришла ему в голову мысль, что для безвиза следует изменить знаменатель и вместо 72 условий Евросоюза нужно оставить только одно — выполнение соглашения с Германий по беженцам из Сирии. Это пойдет в знаменатель, а в числитель — само событие безвиза, то есть дробь превращается в единицу. Проще это представить в виде сделки «баш на баш»: мы продолжаем сдерживать потоки мигрантов, а вы нам за это — безвиз.

Причем такое положение вещей могло бы быть реально выгодным обеим сторонам, если бы не одно но… митинг в Германии, на котором должна была прозвучать речь Эрдогана. Вот это и испугало фрау канцлерину: турок собрался руководить своими овцами в Германии. Любой испугается! А вдруг он вздыбит всех турок в Германии и прикажет им взять штурмом резиденцию фрау канцлерины? С турка станется! Сегодня он меняет знаменатель, а завтра изменится власть в Германии. Такой подход к решению немецко-турецких проблем также возможен. Впрочем, не все пока оценили то, что действительно делает турок, а не говорит. Смертная казнь повстанцам, кстати, так введена и не была.

Источник: http://contrpost.com

0