статья Деиндустриализация ведет к вымиранию


 11

Главное отличие СССР и ЕС заключается в том, что при Союзе на основе кооперации и интеграции создавались целые промышленные комплексы, а в зоне евро мы видим дискриминацию одних стран другими. Поэтому именно после распада СССР начался интенсивный процесс деградации реального сектора экономики Украины. Самую глубокую стагнация отмечаем в машиностроении. И сегодня машпром, который раньше делил с сельским хозяйством III позицию в ВВП незалежной, практически приказал долго жить.

Украинское машиностроение сохраняло прочные интеграционные связи с республиками бывшего Союза и рынки сбыта в СНГ: 36% валового экспорта до 2014 года отгружалось последним. В 2013 году товарооборот с Россией составлял 20,5 млрд долларов, в 2014-м — 13,3 млрд долларов, в 2015-м — 7,8 млрд долларов. Большую часть украинской машиностроительной продукции закупала Россия. Но нынешнее правительство страны настаивает на евроинтеграции (в ЕС экспортировалось на 10% продукции меньше, чем в СНГ), что фактически нивелирует историческую отраслевую интеграцию и лишает машпром традиционных рынков сбыта.

В ЕС есть страны с развитой экономикой и, соответственно, высоким уровнем жизни. В них зарегистрированы крупнейшие транснациональные компании, сосредоточены производства продукции с высокой добавленной стоимостью. Но есть и периферия, которая поставляет преимущественно сырье и дешевую рабсилу. До сих пор ни одно из государств бывшего соцлагеря не заняло лидирующих позиций в ЕС. Ситуация усугубилась переносом мировых производственных мощностей в Азию. Промышленность многих стран бывшего СССР и СЭВ приказала долго жить. Чего следовало ожидать Украине?

Машпром, хотя и отличался энергоемкостью и материалоемкостью, выпускал продукцию с высокой добавленной стоимостью преимущественно для СНГ. Но в условиях конкурентной борьбы транснациональные компании используют любые средства для достижения сверхприбыли. Поэтому было решено лишить украинский машпром привычных рынков сбыта, а затем передать заводы этим самым транснациональным корпорациям. Где автомобили Запорожского и Кременчугского заводов? Видимо, там, где и автобусы венгерского «Икаруса». Выпуск вагонов и локомотивов в Юкрейн упал на 70—80%. Простаивают «Днепровагонмаш», Харьковский авиационный завод, судостроительные предприятия в Николаеве… Тем не менее до сих пор в стране есть ликвидные предприятия. Но Укропия желает евроинтегрироваться — и поэтому последние уйдут с молотка.

В собственности государства 75,22% акций ПАО «Турбоатома»: продукция поставляется в 45 стран мира. Структурные подразделения — два конструкторских бюро, научно-исследовательские лаборатории, техподразделения, заготбаза, мехобрабатывающие и цеха испытания энергетического оборудования, логистический и отдел продаж. Выпускает турбины для ТЭС и АЭС. Продукция «Турбоатома» для АЭС занимает 13%-ю долю мирового рынка, а сам комплекс — IV строчку рейтинга производителей. Более 400 гидротурбин и 450 гидрозатворов и насосных станций было поставлено на 100 ГЭС. Финансовые показатели сейчас невысокие. За последние два года чистая прибыль выросла с 637 397 грн (в 2014-м) до 1 632 751 грн (в 2015 году). На фоне девальвации гривны это мизер. Свыше 70% продукции «Турбоатом» поставлял на отечественный рынок и СНГ. Но санкции привели к сужению продаж. Так, в пользу какой компании валят «Турбоатом»?

Еще одна жертва — «Электротяжмаш». Специализация: разработка и выпуск турбогенераторов, гидрогенераторов, крупных электрических машин постоянного тока, комплектного электрооборудования для городского и ж/д-электротранспорта. Помните, как на «Электротяжмаше» вдруг откуда ни возьмись появился мобилизационный штаб?! Потом захотели сменить директора на француза/мексиканца Жан-Андре Барбоза. Нынче руководит предприятием и.о. директора Д. Костюк. А трижды изгнанный МЭРТ настоящий директор В. Глушаков рассказал: продукция «Электротяжмаша» в 2008 году в Казахстане заменили на оборудование General Electric. Именно он настаивает, что рынок сбыта украинского машпрома Кабмин расчищает для Siemens или Alstom. Это подтверждает заявление главы ФГИУ И. Билоуса: создать производственное объединение с участием ПАО «Турбоатома» и «Электротяжмаша», «чтобы конкурировать… на 100%» (И. Билоус) с General Electric, Alstom и Siemens. В 2002-м и 2006 годах слияние в рамках «Укрэнергомаша» уже обсуждалось. Но миноритарии 24,78% акций «Турбоатома» выступили против затеи. Впрочем. ФГИУ абсолютно не удивляет, что часть акций — таки чья-то собственность!

На откуп частным инвесторам Кабмин отдает Запорожский титано-магниевый комбинат. В распоряжении ФГИУ — 51% акций, а 49% принадлежат Tolexis trading (Кипр) — структурного подразделения Group DF. На предприятии выпускается губчатый титан — сырье для производства самой разнообразной продукции: ювелирки, имплантов и протезов, инструментария, пищевой и с/х-отраслей, в автомобилестроении, авиации и космической технике, в оборонке, электронике и химпроме. Д. Фирташ уже успел оплатить долги предприятия, обещал модернизировать завод в рамках масштабной программы Group DF, направленной на развитие титановой отрасли в Украине. Он мечтал обеспечить возможность Украине расширить долю ее продукции в мировом производстве титанового шлака с 0,66% до 4%, титановой губки — с 5% до 14%. Недра позволяют: на территории Укропии — порядка 15% мировых запасов ильменитовой руды. Поэтому резонный вопрос: зачем Кабмин продает 51% дойной коровы? Сейчас в госбюджет поступает 51% общей прибыли, а потом — только налоги с этой прибыли, то есть ее часть. А за счет инвестора страна может занять лидирующие позиции в мире. Но логика власть имущих поражает новизной: «великую приватизацию» Кабмин оправдывает коррупцией на госпредприятиях! Так и хочется спросить: «А руководство сменить не пробовали?» Помимо ЗТМЗ, в перечне объектов, которые уйдут с молотка, — ГП Объединенная горно-химическая компания (в ее составе Вольногорский горно-металлургический и Иршанский горно-обогатительный комбинаты. Вывод: с целью евроинтеграции Украина намерена отдать целую отрасль.

А теперь поставим себя на место зарубежного инвестора. В стране — АТО, практически нет внутреннего рынка, отсутствие преемственности власти определяет непредсказуемость «поведения государства». Уже весь мир убедился, что частная собственность в любой момент может быть по решению суда реприватизирована. Собственники «Лугансктепловоза» дважды платили за объект: в 2007 году — 58 млн долларов и в 2010-м — 51 млн долларов. Разгорается скандал из-за Запорожского алюминиевого комбината: 68,01% акций были дважды возвращены в госсобственность. Velbay holdings («Русал») подала иск в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, суть которого — компенсировать инвестиции, направленные в предприятие.

И не факт, что средства от приватизации попадут в госбюджет! Вспомним 2005 год: 4 млрд долларов от продажи «Криворожстали» исчезли. И кто-то будет философствовать о коррупции?! Некоторые эксперты утверждают, что «в Украине никогда не создавался единый реестр предприятий», находящихся на государственном балансе!

В наши дни в госсекторе Украины — 7—10% общего количества промпредприятий. В США — 20%, а во Франции — 30%. В списке на приватизацию в 2016—2017 годах 342 объекта: порядка 20 шахт, более 10 энергогенерирующих и энергораспределяющих компаний, 10 морских и речных торговых портов, Объединенная горно-химическая компания, Одесский припортовый завод, «Сумыхимпром», «Электротяжмаш» и «Турбоатом». Суммарная стоимость этих объектов достигает только 770 млн долларов. Средства уже заложены в бюджет.

В следующем году республики бывшего СССР будут отмечать 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Выходит, пролетариат больше ценил стратегические объекты, ибо банки, почту и вокзалы занимал в первую очередь. А выгодна ли приватизация оставшихся госактивов в наши дни? Отчет ФГИУ гласит: поступления от их передачи в частные руки по итогам полугодия 2016 года достигли 2,25 млн долларов, то есть в два раза меньше, чем в аналогичный период 2015-го. Надо полагать, эта сумма спасет бюджет и даст возможность не привлекать кредиты МВФ?! А насколько упала цена предприятий, которые предлагаются под взрывы АТО?

Давайте посмотрим на многострадальный ОПЗ. Заявки на участие в последнем тендере не подал ни один претендент. Мощности по выпуску аммиака — 900 тыс. тонн в год, а по его перевалке — 4,3 млн тонн, по производству карбамида — 660 тыс. тонн, перевалке — до 5 млн тонн. Кроме того, в состав комплекса входят терминалы по перевалке 1 млн тонн метанола и 500 тыс. тонн жидких азотных удобрений. На ОПЗ — уникальный терминал, обеспечивающий перевалку аммиака на морские суда. Порт Южный — конечная точка аммиакопровода Тольятти—Горловка—Одесса. Еще в 1993 году ОПЗ задумали отдать в частные руки. В 2009-м тендер выиграла компания «Нортима» И. Коломойского с результатом 625 млн долларов. Итоги конкурса Кабмин отменил (тогдашний премьер Ю. Тимошенко захотела 1 млрд долларов). И. Коломойский подал два иска: к Национальной сети аукционных центров и ФГИУ. Суды продолжаются до сих пор. Третий иск о признании 240 млн долларов долга ОПЗ, то есть Украины, перед компанией Group DF в Стокгольмский арбитраж подал Д. Фирташ. В 2014 году ФГИУ решил продавать небольшие пакеты акций — по 5% — на бирже. Но через пять дней торги акциями прекратились: опять коррупция, теперь уже в компании «Перспектива». И тогда власть предержащие решили продать сразу все 99,6% акций предприятия. Объектом интересовались… Suhail Behwan Group (Оман), Gemlik Gubre Sanayii (Турция), государственная MVM Group (Венгрия) и Energoimpex (Польша), но конкурс провалился из-за отсутствия заявок на участие. Последняя озвученная главой ФГИУ цена предприятия — около 200 млн долларов. Ю Тимошенко спит спокойно, видя реальный демпинг? И насколько корректно выставлять на торги настолько проблемный актив?

Кстати, за счет чего будет обеспечиваться ВВП страны? Металлургия и химпром, занимавшие первые две позиции, давно приватизированы. Уничтожается третья. Сельское хозяйство станет драйвером? Так, в Укропии оно даже не дотируется! Или благосостояние граждан можно обеспечить за счет очередного мыльного пузыря. Начитались Нассима Талебу? Кризис 2008—2009 годов продемонстрировал всему миру, к чему ведет эта модель. В общем, в Укропии продолжается деиндустриализация, она ведет к периферийности, социально-экономическому краху и депопуляции.

Элина Востокова

0