Завалинка 247. О, времена! О, девки!


Любуюсь я на нашу действительность, вот как есть любуюсь. Любуюсь и радуюсь. Но, как обычно, по порядку – издалека. Имен упоминать не буду, ибо не гоже.

Летом лета 7525 от Сотворения Мира, сиречь 2016 от Рождества Христова выпала мне дорожка бежать от Пскова до Ростова с заходом в Белгород. Да под городом Островом, что на пути в Смоленску волость, приглянулась мне одна барышня. Приглянулась – не то слово. Я чуть слюной не подавился, а по сему, попробую описать. Росточка небольшого, примерно 165, коса в пол руки до копчика, волосы лентой перевязаны. Мама дорогая, лентой!!!! А Глазища что блюдца, да такие синие, что утонуть можно. Сарафан льняной домотканый, до пяток, но выбеленный и расшитый (Габбаны нервно курят), лапоточки простенькие, косметики минимум, сумка холщевая. Самой лет 25, не больше! Про то, что мой ум дорисовал под сарафаном – лучше молчать, но потому, как сарафан отставал в нужных местах от тела, могу с уверенностью сказать, что 3+ и сотка с гаком в бедрах. Универсальный индикатор устойчиво сказал – «Сильно нравится».

Случайности не случайны, это ясно как божий день, просто мы не всегда знаем, зачем они случаются. Разве могли случайно произойти три таких события, девушка опоздала на автобус, девушка прошла в направлении 10 верст с мелочью и присела отдохнуть на остановке, а мне аккурат приспичило, и так сильно, что не остановиться не мог… Вот я и остановился. Сделал, так сказать, положенное в придорожном спец.заведении и обратно иду, да не за остановкой, а перед, и вижу, сидит милая, жует какой-то пирожок. Личико светлое, приветливое. Тут и словом обмолвиться можно. Расспросил, куда дева-дивная путь держит, и не удержался, пригласил подвезти. Тем паче, что недалеко ехать, всего-то верст 20.

Слово за слово, вытащил из девушки все секреты секретные и тайны тайные, а заодно и пирожки домашние, с капустой да с картошкой. Проскочили мы Опочку, а барышня даже не заметила, да и не надо ей было туда, другой автобус ждать можно и в моей кабине. Каюсь, грешен, но ее пирожки – чего-то отдельного. Очухалась она уже у Невеля, дескать, сойти ей надо, автобус через три часа ее до Смоленска довезет, а там она на Белгордский сядет, но уже завтра, так как нужный уже ушел. Вот тут она и попалась. Одно дело вскользь обмолвиться, а другое вот так, в лоб признаться куда надо. Короче, уговорил я ее не менять транспорт, а принять это как плату за угощение. На том и порешили. По глазам видел, боязно девке было, ох и боязно, то зардеется, то побледнеет, то губу укусит, то сарафан потеребит… Она мучилась, а я наслаждался. Изувер и тиран, что с меня взять? Но таких искренних чувств я давненько не встречал.

Я тащусь, как русская баба мгновенно преображается, когда не надо думки гонять. За Смоленском остановились… Нет, не покушать… а купить овощей и всякой зелени, а заодно немного муки, яиц и пр., причем, в приказном порядке!!! А на следующей остановке меня ждал самый настоящий борщ. Она умудрялась варить и жарить на ходу. Причем вела себя так, словно такое состояние для нее – норма. Одно было не комильфо – спалка у меня одна! Вторую снял за ненадобностью, чтобы дополнительные полки прикрутить. Днем спал, как положено, а вот ночью – в кресле. После чего купил себе подушку под шею.

Вот собственно и все. Вечером второго дня были в Белгороде, где я проторчал два дня с разгрузкой-перегоном-погрузкой, а моя пассажирка успела смотаться к родне, вернуться, накормить меня всякими вкусностями и преспокойно отправиться со мной до Ростова с огромной горой каких-то пакетов для своей сестры. Если кто-то, что-то думает, то напрасно, я, конечно, бабник, но «испортить» такую красоту и доверие у меня руки не поднялись. А то, что поднималось – было в жесткой форме остановлено.

А вот теперь самое-самое, ради чего была столь долгая прелюдия! Зима, лета 2017, та же эпоха, та же планета, даже страна та же. А вот город другой, Уфа. Отъехал не далеко верст 5,  тормознул перекусить. За соседним столиком сидит молодая, миловидная женщина и явно прислушивается к разговорам, уши, что у кошки в разные стороны ходуном. На ногах почти унты, куртка очень теплая, свитер добротный под горло, возле – неприличных размеров рюкзак, сразу видно ходун-путешественник бывалый. А прислушивается, чтобы знать, кто, куда, с чем и зачем. Ну, думаю, автостопер. Поел, попил, подхожу к своему конику, а она тут как тут. Дескать, куда, да не подбросишь ли? Говор странный, сильный акцент, но говорит сносно, слова не сильно подбирает. Мне-то что? Попутчик, он всегда попутчик, людей послушать всегда приятно. Отвечаю, мол в Элисту качу, она планшет чирк, букывки втарабанила… Пойдет! Ну, раз пойдет, то велкам.

Устроилась мадам махом, вот что значит закалка. И рюкзак правильно пристроила и вообще тесная кабина была дня нее также привычна, как и для меня. Поехали, отъехали еще верст 100, ну может 150, не помню. Познакомились, то да се, и тут она заявляет, что, мол видела, что спальня у меня одна, но это даже лучше, вдвоем теплее и веселее. Вот, чесслово, так меня еще не клеили. И что тут скажешь? Поржал про себя, но про себя. И давай из нее все вытаскивать, медленно, со смешками да подколками. Это, доложу вам, чего-то особенного.

В общем мадмуазель из Европов. Полька, роду дворянского, забытых каких-то пшеков, родилась в Австрии, а всю жизнь прожила в Голландии. Решила, благородна мадама, мир посмотреть. Ну, так, тильки для сэба. Но путешествовать туристом надо много алтын, так она автостопом подрядилась. А, что? Дорогу навигатор укажет, а секс она любит. Прокатилась она по Европе, затем решилась на Америку, а осенью и к нам добралась. Начала с Владика, прошвырнулась по побережью и в центр… К середине зимы добралась до Урала. Путешествует так: едет до города, день (иногда два-три) в городе, а потом попуткой до следующего, и так зигзагами. Экипировка – первый сорт. Куртец с подогревом, вещи добротные шерстяные, палатка и спальник для морозов -40. Вот так и путешествует, а заодно мужичков коллекционирует.

Надо отдать должное, к поездке в Россию готовилась, язык учила, на русских форумах сидела. Сначала думала, что раз польский хорошо знает, то русский – ерунда. Сама призналась, что поначалу, вообще ничего не понимала, кириллица сильно мешала, но понемногу освоилась. В Америках ей было хорошо, дальнобои часто ее подвозили и «подвозили», хотя и там оказывались стойкие парни, а в России нашла коса на камень. Дальнобойщики подвезти не отказывались, а вот брать с нее «плату» наотрез. Конечно, были и такие, кто за 200 верст пару раз пристроится, но они были крайне редкие. Ну, не привык наш мужик, чтобы его трахали – не привык!  Так что изголодалась бабенка, а тут нарвалась на меня. Красавец, в полном расцвете сил, умен, изыскан, могу разговор поддержать. К ночлегу смотрела она на меня таким взглядом, что не будь у меня толстая кожа – давно бы дыру прожгла. И тут такой облом…

Бейте меня, пинайте, назовите самыми ужасными словами, но я тоже не люблю быть трахнутым. Да и к тому же вроде как семья есть. А делать то, что может ей навредить – увольте-с. Так ей и сказал. Спали, естественно, порознь. Она, томно вздыхая и ворочаясь, на спальнике, я с подушкой вокруг шеи в кресле. Утром угрюмо ехали молча, точнее угрюмо ехала она, а я как обычно, с анекдотами и матючками на пролетающих мимо «торопыг». К середине дня кое-как расшевелил соседку, и тут она как вывалила на меня все, что накипело. Если отбросить словесный мусор и непереводимые голландско-австрийско-польские слова, то краткий перевод всего, что лилось из уст следующий:

Мы, русские мужики, ужасные. Мы шовинисты, так как слово женщины для нас лишь каприз маленького ребенка. Мы не бреем ноги и подмышки, а от того жесткие и пахнем потом. Хлопнуть соседа по плечу, так чтобы плечо вылетело из сумки – привычное дело, но нас это не беспокоит. Дать в бубен или получить в собственный – да пара пустяков. Мы не знаем, что такое «пожаловаться». Если мы что-то хотим, то слова «нет» для нас не существует, но если сами сказали «нет», то лучше не спорить и не просить, все равное будет «нет». Мы легко вступаем в перепалку с патрульными и также легко посылаем их в пешие маршруты. Что в Европе таких почти не осталось, так как они пережиток. Там мужчины для женщин, а у нас наоборот. Мы жуткие собственники и вообще страшные себялюбы. Что с нами невозможно даже поругаться, мы просто улыбаемся, молчим и не просим прощения.

Часа полтора я слушал отповедь, а под конец она заключила, что безумно завидует нашим женщинам, так как за нами можно спрятаться и не высовываться. Что она совершенно зря поехала в Россию, так как теперь ей хочется, чтобы у нее тоже был такой питекантроп.

Я не стал ее разочаровывать, что «питекантроп» сможет жить только тут, что Там он не сможет. Что с таким может жить только русская женщина, которая сама может взять, что ей причитается, да и в бубен нагрузить не откажется. Молча слушал, со всем соглашался и улыбался… Может я действительно питекантроп? До Элисты она не доехала, сошла в Волгограде.

Наум Приходящий

PS. Чего сказать-то хотел… а Бог его знает? Но, вот вспомнил летний променад, и так тепло стало на душе, ведь есть в России девы душой чистые и непорочные. Есть еще и мужики настоящие и честные. Значит жива Русь-матушка.

0