263 Завалинка БЕЗ МАТА ЖИЗНЬ НА ФЛОТЕ НЕБОГАТА


БЕЗ МАТА ЖИЗНЬ НА ФЛОТЕ НЕБОГАТА

Цитата с одного из «корабельных» форумов: «Флотская ненормативная лексика — это комплекс непечатных выражений, предназначенных для управления кораблем, частью и соединением. Он служит весомым дополнением к различным сводам «командных слов» и «эволюционных сигналов», способствует повышению скорости исполнения команд и приказаний и пресекает всякие сомнения в необходимости немедленных действий по их реализации». С этим нельзя не согласиться!

Как говорится, благодаря свободе слова отпала необходимость в выборе выражений… Автор этих строк много лет прослужил на военном флоте и предмет знает хорошо, поверьте. Ну, не считается у флотских мат чем-то таким убийственным, и все тут! По мнению многих, экспрессивный мат только помогает в службе. Другое дело, что очень дурным тоном у флотских и вообще у военных считается употреблять ненормативную лексику в присутствии женщин и детей — это да. А вообще мат как таковой имеет в армии и на флоте России глубокие корни.Есть такая то ли легенда, то ли быль. Когда-то известный адмирал Василий Чичагов, докладывая императрице Екатерине II о победе флота, не удержался от всплеска победных эмоций и прокомментировал действия шведов «в три этажа» и затем ужасно смутился. Но находчивая правительница с улыбкой его поддержала: «Продолжайте, адмирал, все равно я морского языка не понимаю».

Существуют еще анекдоты со времен зарождения военной журналистики об особенностях перевода иностранными репортерами русского военного языка на остальные европейские языки, доступные для своих читателей. Вот, например: «Русские солдаты храбро поднялись навстречу вражескому огню с криками «… твою мать!». В переводе это значит «Умрем за царя!».»Когда осколки очередной разорвавшейся турецкой трехфунтовой гранаты осыпали походную часовню и среди паствы вновь появились раненые, полковой священник, крупный и рослый мужчина с кротким, интеллигентным лицом, обрамленным роскошной бородой, спокойно сказал: «Ну, все, басурмане, … ец!» — поднял оброненную кем-то из раненых винтовку Бердана, и присоединился к роте, выходящей на позиции для атаки. Так по-русски звучит известная библейская фраза «Аз воздам!».

«В ответ на предложение врага о почетной сдаче, русские моряки закричали: «Пошли на …!» — что переводится как: «Нет, мы до конца исполним свой воинский долг!»»На допросе пленный турецкий офицер сказал, что их войска за две недели очистят всю территорию от русских. На что командир дивизии уверенно ответил: «За…тесь!» Переводчик из болгар быстро перевел и сказал пленному по-турецки: «Вы раньше устанете, и у вас для этого не хватит сил!»Над некоторыми специфическими выражениями наших предков задумывались мудрецы эпохи Возрождения. Некто Андреа ди Верми, венецианский купец, побывавший в 1570-х годах на Руси, написал следующее: «А еще у московитов есть воинское заклятие, которое они произносят как «хусим». Оно оказывает удивительное воздействие на события. «Хусим!» — почесав затылок, говорит на военном совете воевода, и его воины берут неприступную крепость. «Хусим!» — кричат конники и разметывают, как старый шалаш, непобедимые каре бронированной королевской пехоты. Скажут «хусим» — и захватывают королевские корабли на своих дырявых рыбацких лодках… Происхождение и сила этого магического заклятия не установлена, и не известно, от Бога оно или от дьявола…»

Ну и вот вам самая что ни на есть реальная флотская байка на ту же тему. Конец славных 70-х. Канун Дня Советской Армии. Заполярная база подводников Гаджиево готовится к празднику чисто по-военному, то есть нервно, суетно и с отвращением.Взмокшие замполиты мечутся от штаба флотилии к своим кораблям, как заклинание бубня меткую поговорку: «Военному праздник — что свадьба кобыле: голова в бубенцах, а задница в мыле». Ажиотаж объясняется просто: 23 февраля в богом забытый поселок должны приехать звездные по тем временам супруги Александра Пахмутова и Николай Добронравов, авторы знаменитой песни про подводников «Усталая подлодка». И, кроме выступления в ДОФе, посетят одну из АПЛ. Какую — не понятно. Потому и мандраж.
Выбор пал на новенький атомоход, всего пару месяцев назад, «под елочку», пришедший из Северодвинска. Экипаж, находящийся в состоянии перманентного организационного периода после северодвинской «расслабухи», завыл от отчаяния. Что такое гаджиевский оргпериод, знает каждый подводник. Рабочий день «от нуля до нуля», сход на берег разрешен только командиру… А тут еще композиторы, принесла их нелегкая. С ними обязательно шишка из штаба флота пожалует. Кранты…

Дежурный по кораблю был заинструктирован озверевшим старпомом вусмерть. О перемещении по лодке композиторов докладывать чуть ли не оперативному флотилии, держать морду самоваром и, вообще, чтобы был «весь начищен и наглажен, к заду пистолет прилажен». Наконец — едут!Авторы любимой песни подводников оказались на диких зверей не похожи. Маленькая Пахмутова, предусмотрительно одетая в брюки, спустилась по трапу в центральный пост АПЛ довольно ловко. Высокий Добронравов немного застопорился, но тоже умудрился спуститься живым. Высоких сопровождающих чинов не обнаружилось. Подводники оттаяли, оживились и даже искренне обрадовались. Супружеский дуплет стал кумиром всего экипажа, еще даже не успев покинуть центральный. А уж когда экскурсировал по отсекам, подводники просто таяли от счастья.Старпом, проводив таланты из центрального, побежал в пятый «бис» отсек проверять духовитость свежеиспеченного поросенка. Уходя, свирепо глянул на дежурного по кораблю: мол, если не предупредишь по «Каштану» кают-компанию о приближении гостей, то… И показал гиреобразный кулак. Лучше бы он этого не делал!

Обалдевший дежурный гостей возненавидел. Губы его исказила гримаса, чем-то похожая на дулю. Он шептал про себя какой-то десятиотсечный мат. И когда настала пора предупреждать кают-компанию о приближении ненавистных ему особ, роковая злоба подтолкнула его перепутать тумблеры «Каштана» и включить общекорабельный циркуляр. По всем отсекам раздалось гневное: «Пятый «бис», центральный! Идут уже эти ваши…» Дабы не убивать читателя наповал сложностью выражений, скрывающихся за многоточием, поставим точку.Через час экипаж прощался на пирсе с полюбившимися им супругами. Встреча в кают-компании прошла на «ура», офицеры спели «Усталую подлодку» вместе с ее авторами на подъеме, жареный поросенок был великолепен. Командир и старпом, усаживая чету в черную «Волгу» на причале, вдруг начали наспех извиняться: мол, дежурного накажем, не таите зла и т. д. Пахмутова и Добронравов пораженно застыли, абсолютно не поняв, о чем речь. После наводящих вопросов командира стало ясно, что они приняли крик души дежурного за обычную корабельную команду. Ну, а то что она с матюгами… Так подводники же — народ героический. Как без этого!

0