388 Завалинка «Как Спасти Ведьму.»


Пожалуй все слышали об «охоте на ведьм» что несколько сот лет длилась в Европе. Тысячи людей (и иногда даже животных) были обвинены, осуждены, и жестоко казнены. К сожалению эта «охота» докатилась и до Нового Света. Самые известные события произошли в Массачуссетсе в 1692-1693 годах, ныне их называют «Процесс над Салемскими Ведьмами». Тогда массовый психоз охватил всю колонию, соседи доносили на соседей, дети обвиняли родителей, братья предавали сестер, а мужья бросали жен на растерзание. Страшный итог, 20 казнённых и более 200 заключённых в тюрьмы. Но этот процесс, хотя и самый известный, отнюдь не первый и не единственный.

Началось всё в колонии Коннектикут где в 1642-м году приняли свод законов в котором ведьмовство было указано как одно из двенадцати преступлений за которые полагалась смертная казнь. Для суда было достаточно всего лишь одного обвинителя и первое судилище не заставило себя долго ждать. С 1647 по 1697 в Коннектикуте их было более 50 (11 казней). «Охота на ведьм» расползлась как чума и в другие колонии, например в Виргинию (30+ процессов) или в Нью Йорк (40+ случаев). Интересное исключение представляла Пеннсильвания где за всю историю был всего лишь один суд над «ведьмами» и именно о нём я хочу рассказать.

Одними из самых первых поселенцев на территории будущей Пеннсильвании (тогда это называлась Новая Швеция) было семейство Нильса и Маргарет Маттсон. Они прибыли на новую землю и начали хозяйство с нуля, с первого вбитого в землю кола. Социалку и пенсию им почему-то не платили, коммунальные службы газ, воду и электричество ещё не провели, да и ООН «голубые каски» для защиты от индейцев тоже не прислало, так что свои проблемы суровые шведы решали сами, ведь жаловаться было некому. Колонистов было менее 600 и они расселились по очень большой территории, так что особо помощи ждать было неоткуда.

Но Маттсоны не унывали, ибо они были люди закалки крепкой и очень трудолюбивы. Они вырубили вековой лес, выкорчевали пни, и распахали землю. Построили дома, амбары, и скотные дворы. Вырыли колодцы, смастерили кузню, и небольшую мельницу. Постепенно наладились хорошие отношения и с индейцами и с соседями. Появились и первые могилы и первые младенцы родившиеся на новой земле. Когда было холодно, голодно, и трудно поселенцы стискивали зубы и сжимали кулаки, а когда были обильные годы, то они радовались. День за днём, мозоль за мозолью, урожай за урожаем, и за 20 лет Маттсоны крепко стали на ноги. Сыновья и дочери выросли, обзавелись своими семьями, появились внуки, но клан держался вместе. К 1671-му году Маттсоны стали весьма зажиточными.

В том же году Нильс приобрёл у других поселенцев ещё несколько наделов в Эддистоуне и перевёз свою «штаб-квартиру» на новое место. Там земля была пожирней и главное там был удобнейший водопой для скота, Ридли Крик. Следующие 11 лет семейство жило спокойно. Нильс с сыновьями потихоньку приобретали фермы у менее неудачливых колонистов и к 1682-му году Маттсоны были богатейшими землевладельцами на юге Пеннсильвании. Но в 1682-м году спокойной жизни пришёл конец.

Карл Второй, король Англии, в 1681-м году в качестве долговой выплаты, отдал Вильяму Пенну гигантский земельный надел в 120,000+ кв. километров в Новом Свете что сделало его самым крупным землевладельцем не королевской крови в мире (собственно оттуда и название, Пеннсильвания, т.е. леса Пенна). Пенн был лидером квакеров (протестантское движение) и в 1682-м году он и его религиозные единомышленники прибыли в Новый Свет. Пенн щедро раздавал свободную землю своим соратникам и вскоре у Маттсонов появилось много новых соседей.

Старый Нильс, Маргарет и их семейство сразу пришлись не по нраву новоприбывшим англичанам. Но самое главное, на их успешную ферму многие положили завидущий глаз, ведь куда легче и приятнее отжать чужое чем тяжким трудом создавать своё. Продавать хозяйство гордые шведы категорически отказывались и тогда соседи начали досаждать Маттсонам тяжбами, дескать границы участков не так обозначены, дорога не правильно проложена, скотина забрела не туда, итд. Все эти мелочи Нильс и сыновья исправляли и тогда завистливые соседи придумали хитрейший ход, они обвинили старую Маргарет в ведьмовстве.

У Маттсонов лень была не в почёте и даже матриарх семейства, Маргарет, ухаживала за скотиной, лечила больных, собирала грибы, ягоды, и травы. Более того, она практически не говорила на английском, нужды не было, ведь изначально колония была шведской. Учитывая массовую истерию в Новом Свете этого было более чем достаточно. Соседи обвинили старушку что она навела порчу на скот и посему их коровы дают меньше молока, скотина болеет, на улице непогода, и она им является в снах и видениях. Дабы навет выглядел более правдоподобно, заодно обвинили и соседку Маттсонов, Гертруду Хендриксон, как пособницу.

Игнорировать народный гнев было нельзя и дабы дело не дошло до самосуда, старейшины назначили специальную комиссию из 21 уважаемых квакеров дабы они расследовали ситуацию и решили, следует ли Маргарет и Гертуду привлечь к суду. Конечно же шансов оправдаться у них не было и коммиссия постановила «Миссис Маттсон и Миссис Хендриксон должны предстать перед судом по обвинению в ведьмовстве.» В 1684-м году женщин арестовали и заключили в тюрьму, а тем временем были выбраны присяжные котороые должны были решить их судьбу. Из 12 присяжных было 11 англичан и лишь один швед, так что исход суда можно было легко предсказать.

Перед Пенном стал извечный тяжёлый вопрос «Что Делать?» Он был мирный человек, сам в своё время сидел в тюрьме, и помнил что совсем недавно в Англии его единоверцев, квакеров, самих обвиняли в колдовстве. И вот его собратья превращаются из гонимых в гонителей. С одной стороны он понимал что суд должен быть, ведь глас народа это глас Божий. С другой стороны он видел, ещё немного и эпидемия захватит Пеннсильванию. На площадях загорятся костры, мигом появятся виселицы, и тогда их мирная колония превратится из ожидаемого рая в кромешный ад.

Вильям Пенн принял решение и назначил судьёй… себя. Естественно ему, как самому влиятельному из лидеров квакеров и как самому богатому человеку в Пеннсильвании никто и не подумал возражать. Более того, он заявил «в этом суде не будет обвинителя и адвоката, я сам буду задавать вопросы.» И снова никто не посмелил возразить. Старушкам назначили переводчика и судилище началось.

Свидетелей нашлось множество. Например некий Генри Драйстрит утверждал что 20 лет назад Маргарет заколдовала его коров. Правда на вопрос судьи почему же он не подал в суд тогда, свидетель смутился и пробормотал нечто невразумительное. Пенн приказал присяжным игнорировать показания этого свидетеля как недостоверные. Следующим выступил Чарльз Ашком, он утверждал что много лет назад невестка Маргарет говорила что видела как свекровь светилась загадочным огнём. На это Вильям Пенн спросил «а почему сама невестка не выступает как свидетель?» Оказалось что невестка давно умерла и судья приказал игнорировать и эти показания как слухи. Далее выступали другие соседи которые например заявляли что они якобы видели что Маргарет и Гертруда гуляют при полной луне ночью в лесу, но на как только Пенн начал их спрашивать «что же они сами делали в лесу в ночное время?», свидетели тут же меняли показания.

Обвинение рассыпалось на глазах, к полному удолетворению судьи. Наконец, в заключение Пенн спросил «Согласны ли вы что у вас репутация ведьм? А вообще, вы летали на метле?» И тут произошло невероятное и необъяснимое. Или переводчик не так перевёл вопросы, или Маргарет захотела пошутить (хотя какие тут шутки), или просто у старой женщины сдали нервы, но она ответила «Да.» Это прозвучало как гром среди ясного неба. Признание без применения пыток. Признание в зале суда. Под присягой. Ведьма созналась.

В зале суда стало тихо. Вильям Пенн понял что он попал в собственную ловушку. Он так старался развалить весь процесс дабы спасти колонию от безумства и крови, и тут прямое признание. Ещё чуть чуть и зал взорвётся криками и потребует казни и тогда остановить толпу будет практически невозможно. У него было лишь несколько секунд взять ситуацию под контроль и он не растерялся.

«Ну что же» усмехнулся Вильям Пенн. «Я знаток законов и я не знаю ни одного который бы гласил что запрещено летать на метле. Каждый житель колонии может ездить на чём угодно и запретить это никто не может. Так что все обвинения в колдовстве с подсудимых я снимаю. Но, подсудимая призналась в том что репутация у неё и в самом деле ведьмовская и это игнорировать я не могу. Итак, присяжные вам следует решить соотвествуют ли подсудимые своему признанию в колдовской репутации и только.»

И присяжные вынесли уникальнейший в истории вердикт «Подсудимые виновны в своей репутации, но не виновны в том что составляет суть этой репутации.» Услышав решение Пенн назначил наказание «Подсудимые обязаны вести себя скромно и достойно в течении 6 месяцев. Как обеспечение они должны внести по 50 фунтов стерлингов возвратного залога.» Залог был тут же внесён Нильсом Маттсоном за обеих женщин и они были освобождены в зале суда.

Вильям Пенн был очень доволен и говорил «Лучшего я даже не мог и ожидать. Наивные люди получили подтверждение своих суеверий, а разумные получили честный суд.» А главное, хотя в соседних колониях «охота» набирала обороты, в Пеннсильвании более никогда не было ни одного судилища над «ведьмами». Ведь тяжело найти ведьму, особенно когда её нет.

А может правы были предки когда говорили «Пожар легче погасить в зародыше. Стакан воды — и нет беды.»

0