404в Завалинка НАТОвская история


Полковник Брейко задумчиво рассматривал шифрованную телефаксограмму из
Центрального штаба, принесенную вчера утром в штаб ВЧ13627, расположенной недалеко от села Мухняки Жытомирской области.
Майор Сливка, сидя рядом, в общих чертах понял ситуацию из смачно приправленного «хуями» и «блядьми» пересказа полковника. В штаб едет проверка. Блядь. Но не простая.

В виду того, что Украина активно собирается вступить в НАТО, коллеги из дружессных НАТОвский армий зачастили с проверками украинской армии на предмет соответствия высоким НАТОвским стандартам. То стрельбища устроят по картонным мишеням с изображениями инопланетян (мишени совецкого образца с американскими солдатами срочно перерисовывали духи, но не всегда удачно), то на танках погоняют, то в дула пушек пальцами потыкают..

В этот раз ехала делегация из Нидерландов (Голландия, йопта) проверить нашу армию на предмет соблюдения прав человека среди военнослужащих.

После 2-х литрового совещания полковник и майор смогли выудить из сопссных воспаленных мозгов единственную оперативную информацию о враге, четко и ёмко сформулированную эрудированным майором Сливкой:

— Они жыж, йобаный в рот товарищ полковник все пидарасы и обкуренные, блядь!

Полковник взялся за голову. Первое правило работы с инспекторами гласило, что им нужно показывать то, что они хотят увидеть. Наркотиков в армии нет и быть не может. Остаёцца одно…..

Спустя еще 3 часа, полтора литра и 8 морковок план по приёму был сформулирован и задачи распределены.

Задачей майора Сливки было обеспечить наглядным материалом демонстрацию того, что в украинской армии никто никого за сексуальную ориентацию не притесняет и наоборот, каждый солдат может свободно процветать в своей педерастии.

Полковник Брейко взялся лично обеспечить подобную демонстрацию примерами — добровольцами.

Получив боевую задачу, майор Сливка бросился в омут работы с головой. Для начала им был загнан на металлолом предпоследний танк (на него все равно не хватало краски) и с вырученными средствами майор на УАЗике отправился в Житомир. В голове гимном играло напутствие полковника Брейко: «Мы этим пиздоватым такую свободу блять, нравов и правов покажем, что они все охуеют вместе со своим Бушем!»

Майор Сливка лишь интуитивно чувствовал, какими могут быть визуальные доказательства свободы «нравов и правов», а потому греб все подряд с прилавков Житомирских сексшопов. Слух и сумасшедшем майоре на УАЗике, скупающем сотнями резиновые хуи и порножурналы, кожанное белье, намордники и кнуты, летел далеко впереди самого майора.

Тем временем, полковник Брейко вел задушевные беседы с тщательно отобранными добровольцами. Беседы охуевшего от сложности задачи полковника с охуевшими от полковника салагами скоро свелись демонстрации полковником сопссного полового хуя, сопровождаемой иезуитскими вопросами типа:

— Ну признайся жы скотина ебучая, тебя жы возбуждает! Нет? Ах ты сука! Ах ты ёбаный пидар! Полковничий хуй его не возбуждает! Может тебе, сука ты, генеральский хуй подать? А по пизде тебе веником не подать? А на губу 10 суток? А, тварь? Я вас пидарасов ненавижу! Хуйло ты обрыганое!

Сбитая таким образом на скорую руку группа добровольцев грустно ожидала праздника сексуальной свободы в ВЧ13627…..

….. Утро понедельника 18 октября 2006 года ничем не напоминало утро 18 октября 2005 года, и не только потому, что прошел год и до хуя всего изменилось.

Накануне было принято решение расслабить солдат перед важным визитом, для чего были откупорены стратегические запасы самогонки, который местные селяне раплачивались за аренду танка для сельскохозяйссных работ.

Пока ужратая солдатня валялась в казармах, под покровом ночи майор Сливка тщательно создавал в части атмосферу сексуальной свободы и благополучия при помощи наглядной продукции из Жытомира, краски, клея, ткани и прочих изобразительных инструментов……

Высокие голландские гости прибыли в сопровождении 4-х генералов из Центрального штаба, которые были несколько удивлены (хоть виду и не подали) огромной растяжкой над воротами: «Независимость будем защищать до конца». Находчивый майор Сливка нарисовал на аналогичном куске ткани слово «Сексуальную» и прикрепил его перед словом «Независимость».

Переводчик с жаром зашептал, тыкая пальцем в надпись. Голландские генералы заулыбались.

На фасаде первой казармы огромными белыми буквами было написано: «Даешь свободу сексуальной ориентации!!!». На соседней — «Солдаты! Любите Родину и друг друга!». Растяжки и лозунги типа: «Нет — половому притеснению и рабству нравов!», на рисование которых старательный майор Сливка убил пол-ночи висели на каждом шагу.

К статуе гетьмана Махно (подаренной спонсорами) был прикручен страпон, призванный, очевидно, символизировать преемственность свободных взглядов в веках. Развешанным там и сям портретам президента майор Сливка обвел красным маркером губы и чорным — навел глазки….

…Казармы не могли не радовать глаз извращенца — у половины спящих солдат губы были густо смазаны красной помадой, плакаты сексапильных мальчиков — моделей висели над каждой койкой…

Пока очнувшиеся от рева прапорщика Василича солдаты сползали с коек и строились, голландцы живенько обсуждали увиденное, в т.ч. стопку журналов «Гей-мир» российского производства на столе полковника Брейко, и плакат Арнольда Шварценнегера в одних трусах и в камуфляжной раскраске над его столом… Из местных генералов один судорожно хватался за сердце, другой рвал внезапно начавший мешать воротник, а двое просто смотрели на довольного полковника Брейко, одарявшего гостей мощным перегаром…

Дембель с многозначительной фамилией Лось был ниибаццо удивлен, увидев на губах половины своих со-казарменников губную помаду.

Федор Ивасюк задумчиво вынимал из под подушки огромный фиолетовый резиновый хуй.

Прапорщик Василич, предупредить которого о готовящейся спецоперации просто забыли, с охуевшим видом вытащил из матраца солдата журнал с фотками огромных негритянских хуев, полистал и с глазами по 5 копеек заорал на всю казарму: «Пидарасы!!!! В казарме пидарасы!!!», после чего смачно зарядил ближайшему духу по ебалу. Заглянув в соседний шкаф вконец охуевший прапорщик вынул здоровенный фаллоимитатор и с воем ебанул им по накрашенным губам дембеля Лося.

Дальнейший ход демонстрации свободы нравов и правов в ВЧ13627 пошел по несколько отличному от первоначального сценарию….

,,, Казарма являла зрителю триумф безумной фантазии ебанутого майора Сливки. Опизденевшие солдаты в состоянии тихого ужаса рассматривали отмакияженные ебальники друг друга и внезапно изменившийся за ночь интерьер.

С расклеенных плакатов, постеров и просто вырванных разворотов импортных журналов на защитников Родины смотрели большие и маленькие хуи, эрегированные и нет. Хуи были бритыми и волосатыми, черными и белыми. Хуи были не только на стенах. В каждом пустом стакане, чайнике и банке на прикоечных тумбочках стояли разноцветные и разнокалиберные фаллоимитаторы.
В то время как хозяева Житомирских сексшопов радостно подсчитывали выручку и серьезно размышляли о переносе бизнеса поближе к военным частям и гарнизонам, военнослужащие ВЧ13627 по-идиотски смеясь, разглядывали кожанное белье и кнуты, внезапно оказавшиеся в их шкафчиках и матрацах.

Дембель Сулейманов по кличке Суля исполнял на одной ноге пляску святого Витта, пытаясь сбросить невесть откуда взявшийся на нечаянно свесившейся ночью с койки ноге огромный черный пристегной страпон.

Глаза голландских и киевских гостей блуждали по стенам, обильно завешанным старыми советскими плакатами, креативно измененными находчивым майором Сливкой. Группа рабочих и крестьян с красными флагами уверенно улабалась с плаката с надписью «Смело, товарищи, в жопу!».

Из окна виднелась растяжка над стадионом, гласящая «Через однополую любовь — к новым завоеваниям демократии!»

Когда глаза высоких гостей остановились на недавно отремонтированном здании столовой, на стене которой красовалась слегка видоизмененная фраза Наполеона (или яибу кого) «Плох тот солдат, который не хочет генерала!», у генерал-полковника Серегина задергалось лицо.

… Увидев грустно стоящую в углу группу обученных полковником Брейко «гомо-добровольцев», выряженных в узкие мини-платья, чулочки на покрытых густой шерстью лапах и босоножки, привезенные майором Сливкой, с макияжем на небритых ебалах, прапорщик Василич не выдержал и с пожарно-машинным воем «Су-у-у-уки-и-и! Бля-я-яди-и-и-и!» помчался к складам за автоматом.

… Визит быстро закончился, едва начавшись.

8+