Турция.


Я вернулась из Турции. Удивительная страна. Совершенно не похожая на Россию. Я увидела Турцию не как турист, потому что приехала не отдыхать в одном из морских курортных городов, а в гости в простую турецкую семью. Ну, хорошо, не совсем простую: муж – турок, жена – русская, ребенок – мой внучатый племянник – вылитая моя копия: оттопыренные ушки и светлые глаза. Ну, и конечно, моя улыбка. Шучу J Он взял все самое лучшее от моей племянницы – своей мамы, и от мужа моей племянницы – своего папы.

Итак, Турция. Что же это за страна?

География.

Хотелось бы отметить, что в Турции, а в частности в столице ее – Анкаре – где я и провела незабываемые девять дней, тоже бывает снег зимой. Во время моего пребывания там гремели грозы, а один раз даже поднялся ураганный ветер. К счастью, он очень быстро утих, да и мы в это время находились дома, так что видели его только через окно.

Из самолета Турция (точнее, та часть, которую мне удалось увидеть) похожа на смятое одеяло со складками и холмами. Но это только из самолета. Когда едешь по анкарским дорогам, то кажется, что ты едешь в горах. Кстати, именно в связи с неровностями ландшафта, в Турции поверх проводов, натянутых на линиях электропередач, натягивается еще один провод с прожектором. Днем он напоминает детский пляжный мяч, а ночью его включают, чтобы самолеты и вертолеты (которые в большом количестве летают над Анкарой), видели, куда им лететь не следует.

Растительность в Турции скудная. Там, где ее поливают, она зеленая, а в горах и вдоль трассы трава выжжена жарким турецким солнцем, деревья низколослые, и вдоль дорог растут в основном хвойные породы. В Анкаре и в Стамбуле растут высокие деревья, но там их поливают, поэтому у них есть такая возможность. На газонах кругом установлены разбрызгиватели, и каждое утро трава и цветы орошаются свежей водой. Кругом высажены розы, а в одном месте перед магазином я увидела клумбу с помидорами. Я бы ее сфотографировала, да и много чего еще я бы сфотографировала удивительного, но я постеснялась. Подумали бы мои новые родственники, что я с гор спустилась и все мне удивительно и необычно. Только вот еще неизвестно, кто из нас спустился с гор…

Религия.

Турция – очень религиозная страна. Куда ни посмотришь, везде мечети. Какой-нибудь вновь строящийся район еще на доведен до ума, но мечеть там уже стоит. Пять раз в день в определенное время имам созывает всех правоверных на совершение намаза. У них даже календари отрывные специальные: на каждой странице написано, во сколько должен быть совершен каждый намаз. И еще там указано время, когда солнце находится в той точке, что если смотреть в его сторону, то это будет направление на Мекку. В каждом городе это время различается, а в календаре указаны крупные города.

Я приехала во время поста – Рамадана – это великое и очень важное время для всех. Днем мусульмане постятся и ничего не едят, не пьют, не курят, матом не ругаются, зато после заката пускаются во все тяжкие J После захода солнца они ужинают, а перед рассветом завтракают. Где-то за час-полтора до рассвета по городу начинает ходить человек с барабаном. Если город большой, то их, конечно, несколько. Миссию их мне не объяснили, но я думаю, что это напоминание о том, что скоро рассвет, и надо подготовиться к новому дню поста: покушать, например. О том, что по нашему району Анкары – Эрьяману – тоже ходит такой человек, я узнала только в последний день. Я поставила будильник на три часа ночи, чтобы проснуться и послушать, но я и так проснулась от стука бубна, потому что мы забыли закрыть балкон. А тут еще как привидение надо мной склонилась моя племянница Света, чтобы разбудить и дать возможность самой услышать то, о чем мне рассказывали мои новые родственники. Звуки бубна, сначала довольно громкие,

постепенно удалялись и стихали. Потом возвращались снова. А потом я уснула с чувством выполненного долга.

Русская бюрократия в Турции

Это, пожалуй, первое, с чем я столкнулась в Турции. Началось все с того, что Света показала мне длинный список документов, необходимых для оформления ребенку российского гражданства. На следующий день мы поехали в российское посольство. Тихая улочка, длинный забор, вход, увитый вьющимися растениями, скамейки, розы, решетка перед посольством, ворота с металлоискателем за решеткой, ступеньки, вход, и вот мы в посольстве. В очереди мы далеко не первые: перед нами еще одна молодая семья делает гражданство своему ребенку. Мама ребенка – Марьям (до принятия ислама просто Оля) – улыбчивая красивая девушка в закрытой одежде и с покрытой головой оказалась очень приятной собеседницей. Мы поболтали о детишках, ее Эмиру уже девять месяцев, поэтому она могла рассказать нам со Светой много полезного о том, что делать с ребенком, когда ему всего четыре с половиной месяца, как нашему Сергену.

Когда подошла наша очередь, Серген уже успел вдоволь наплакаться. Мы зашли в приемную, где очень вежливый секретарь Игорь подробно объяснил нам, что нужно делать, какие документы нужно заверить у нотариуса, на каких поставить апостиль, а какие перевести на русский язык и выдал необходимые бланки. Три дня мы подготавливали пакет документов, бегали по нотариусам, кайма-камлыкам (администрациям районов), переводчикам, проставляли апостили, заполняли всевозможные формы, и, наконец, документы были собраны. Как я боялась, что что-нибудь в заполненных формах окажется не так, потому что вечером, накануне повторного визита в российское посольство, у нас со Светой уже шла кругом голова от обилия бумаг. А потом мы еще пытались объяснить Омэру (мужу моей племянницы), сколько нужно делать копий с каждого документа. В конце концов, он собрал все документы и сказал, что сделает ВСЕ по две копии. На том и порешили. В посольстве нас уже начали узнавать: охранники пытались выяснить у Светы, сколько мне лет, и сообщили ей, что я слишком молода для тети. Игорь принял все документы, сам выбрал нужные, потому что мы запутались в огромном количестве копий и оригиналов, апостилированных документах и их нотариально заверенных переводах, сам исправил все недочеты, ничего не заставил переписывать и отпустил с миром в банк, уплачивать госпошлину. Дай Бог ему крепкого здоровья!!!

Турецкие водители.

Они прямо сумасшедшие. Настоящий восточный темперамент. Даже в черте города они носятся, как ошпаренные, как будто их пчела в одно место ужалила. Сначала я думала, что это только Омэр так водит. Когда меня везли пять часов из Стамбула в Анкару, я только и мечтала оказаться быстрее на месте. Первые пару часов… А потом привыкла J И мне даже захотелось спать, как, впрочем, и всем в машине. Спать не хотел только мой маленький племянник. В один момент мне показалось, что Омэр заснул за рулем, потому что он откинул голову на сиденье. Я в ужасе начала трепать его по плечу. Оказалось, что он и не спал вовсе, но после этого я постоянно следил за ним в зеркале, чтобы он не закрывал глаза. Поездив по Анкаре, я убедилась, что турецкие водители не пристегиваются за рулем, заворачивают направо с крайней левой полосы четырехполосной дороги, обгоняют друг друга и вообще делают много резких движений. Но, как это ни парадоксально, аварии в Турции настолько редки, что даже незначительные ДТП с царапинами, которые у нас случаются каждый день в часы пик, освещаются центральными каналами, как нечто из ряда вон выходящее. Наверное, потому, что в Турции ОЧЕНЬ хорошие дороги.

А еще они не уступают дорогу пешеходам!!! Вообще не останавливаются, даже если видят, что ты бросаешься им под колеса. И приходится лавировать между машинами с коляской, ребенком и пакетами с покупками.

Парковаться в Анкаре практически негде: везде занято. Поэтому турецкие водители паркуются вдоль дороги, рискуя лишиться своего автомобиля. Света рассказывала мне, как однажды она видела, как машину эвакуировали прямо с водителем в кабине. У водителя был недовольный вид, но не бросать же машину на произвол судьбы. Когда мы парковались в неположенном месте (а это было довольно часто), мы старались не отходить от машины далеко, чтобы в случае чего можно было объяснить полицейским, что мы вот-вот уедем.

Животные.

В любом парке Турции можно увидеть статуи козочек. Они повсюду. В сувенирных магазинах, в магазинах с турецкими сладостями, в магазинах с садовыми принадлежностями. Видимо, это одно из немногих домашних животных, которое способно выжить со скудной растительностью Турции.

Еще там по улицам городов ходят привитые бездомные собаки. К уху каждой собаки прикреплена бирка, сообщающая о том, что этой собаке сделана прививка, поэтому если она укусит, то бешенством вы от нее не заразитесь J

А в Стамбуле море кошек: разноцветных, пушистых, изящных.

Птицы там летаю такие же, как и в любом российском городе: воробьи да голуби. Еще довольно много сорок. В одном из открытых кафе, куда мы зашли пообедать, воробьишка крутился прямо под ногами, выпрашивая что-нибудь поесть. Конечно, мы его угостили хлебными крошками.

Турецкая еда.

В семье, где я жила, много есть, к счастью, не принято. Но турецкую кухню я отведала в нескольких кафе Анкары. Стол в Турции накрывают с восточной щедростью. В кафе, куда мы зашли, наш стол уставили всевозможными блюдами, как на свадьбу. Заказали мы всего лишь суп, мясное блюдо, две лепешки похожие на пиццу и десерт из манной крупы. К нашему заказу нам принесли три бутылки питьевой воды, хлеб, чай, три вида салатов и два вида соусов. В России все это нужно было бы заказать отдельно.

Из напитков турки предпочитают айран. Он утоляет жажду и освежает в жаркий день. Еще они пьют лимонад, который по вкусу напоминает растворимый напиток моего детства – Юпи. И чай они тоже пьют в больших количествах из стеклянных кружек без ручек, похожих на вазочки. Такие кружки жутко неудобно держать в руках, потому что чай обжигает. А чай они пью только очень горячий, поэтому во время чаепития чайники всегда стоят на плите в режиме подогрева. Чайники у них двухэтажные: в нижнем чайнике греется кипяток для чая, а в поставленном на него верхнем – заварка. Чай и сладости гостям турецкая хозяйка подает на красивом подносе, ставит на маленький столик для гостей. Эти столики – это вообще отдельная история. У них чайные столики продаются в комплектах по три или по пять и складываются один под другой, как матрешки.

Кофе в Турции варится, конечно, в турках. Причем, любой растворимый кофе они называют «нескафе» и варят его с сахаром и молоком так же, как и молотый. Молоко становится топленым, что придает кофе незабываемый приятный вкус. Но нужен большой опыт, чтобы сварить такой кофе, не у всех получается его сварить вкусным с первого раза.

Из знаменитых турецких сладостей я предпочла баклаву всем остальным. Халва мне не очень понравилась еще до моего визита в Турцию, когда Света привозила ее в качестве сувенира. Лукум тоже не понравился. Не очень-то они и сладкие. А вот в баклаву я влюбилась с первого кусочка. Вот только открыла я ее для себя поздновато: в последний

день, когда мы со Светой пошли в магазин покупать ее в качестве гостинцев. Если бы я раньше ее попробовала, я бы ела ее каждый день своего пребывания в Турции.

А какой у них хлебушек!!! Мягкий, беленький, свежий. Как-то утром я вызвалась одна сходить за хлебом. Ничего сложного в этом не было. Мне только нужно было сказать сакраментальную фразу: «Ики экмек (Два хлеба)». Во мне, конечно, заметили иностранку, но очень вежливо и с улыбкой отпустили то, что я просила. А еще в Рамадан печется очень вкусная хлебная лепешка – пидэси. Омэр купил ее еще горячую. Когда у нас в крупных магазинах появятся свои пекарни, где можно будет купить только что испеченный хлеб…

Турецкие мужчины

… вспыльчивы, ревнивы и темпераментны. Турецкие мужья либо сами гуляют по магазинам, гостям, кафе, паркам и прочим местам со своими женами, либо отпускают своих молодых супруг со старшими родственницами. Так как я к этой категории не относилась, несмотря на свой довольно преклонный возраст, Омэр всегда сопровождал нас со Светой. И хотя ему, как и любому мужчине, независимо от пола, возраста и национальности, шоппинг был не по душе, ему приходилось все терпеть. Ну, если честно, то не так уж сильно мы шоппились со Светой. Вот только в сувенирной лавке в центре Анкары мы провели действительно долгое время, несмотря на недовольство двух наших мужчин: Омэра и маленького Сергенчика. Я бы, честно говоря, еще раз туда вернулась бы, но на другой день нам такой возможности не представилось, потому что машину мы припарковали в неположенном месте (как, впрочем, и всегда). Пришлось наскоро решить все вопросы в этом районе и уехать, так и не посетив чудесный базарчик с сувенирами, платочками, свежевыжатыми соками и восточными сладостями. Хотя платочек мне потом все равно подарили J

А еще, похоже, турецким мужчинам нравятся девушки, отличающиеся от кареглазых черноволосых красавиц-турчанок. Я по сторонам не смотрела, но Омэр сказал мне, что все на меня смотрят, потому что я светлая, а Света сообщила, что моя блондинистая голова привлекает слишком много внимания. Хотя турчанки тоже бывают разными: от смешанных браков может родиться черноволосая красавица с голубыми или серыми глазами (я с одной такой познакомилась: ее корни теряются в горах Грузии). Да что уж далеко ходить за примером: мой внучатый племянник унаследовал от нашей породы не только эльфийские ушки, но и серые глаза мамы.

Еще турецкие мужчины очень горячи и вспыльчивы. Как-то раз в субботу, когда Омэр поехал менять масло в своем автомобиле, мы со Светой собрались на прогулку в Гёксу-парк на озеро. Мы шли в надежде сесть на берегу озера в кафе, выпить чашку кофе с чем-нибудь вкусным, как вдруг я заметила, что позади нас остановился какой-то бородатый мужик на велосипеде. Нам он сразу не понравился, но мы подумали, что он просто остановился передохнуть. Поэтому мы потихонечку пошли дальше, чтобы он нас обогнал и свалил. Он-то нас, конечно, обогнал, но не свалил, а через метров двести снова остановился «передохнуть». Мы решили свернуть и обойти его через парковку перед магазином. Краем глаза мы за ним наблюдали, поэтому заметили, что он на нас смотрит. Уж не знаю, что его в нас привлекло, может, нетурецкая внешность и другой язык, а может, что-то еще. Забегая вперед, скажу, что мы этого так и не узнали. Мы посовещались и решили повернуть в сторону дома. Когда мы пошли обратно, он тоже завернул и проехал мимо нас. Нас это напрягло, и мы решили позвонить Омэру. Он сказал, что его брат Орхан находится совсем рядом: стелет кому-то ламинатный пол недалеко от нашего дома. Омэр позвонил ему, и Орхан обещал приехать и проводить нас до дома. Через некоторое время мы снова увидели этого бородатого «маньяка», как мы со Светой стали его называть: он сидел на скамеечке чуть в стороне от пути нашего следования, и так же внимательно на нас смотрел. Мы прошли мимо него и увидели Орхана. С кирпичом в руке. Вот тогда нам со Светой стало смешно. Он потребовал, чтобы мы показали ему

этого нахала, который осмелился потревожить наш покой. Мы его успокоили, сказав, что он нам ничего не сделал, просто вел себя подозрительно. Орхан проводил нас до парка, прилегающего к дому, и сказал, чтобы мы гуляли там. И мы пошли гулять по беговой дорожке, посидели в беседке, посмотрели на фонтан. Но когда мы снова увидели «маньяка» проезжающего мимо парка, мы подумали, что это уже слишком, и поспешно ретировались в сторону дома. После этого случая я поняла всю пользу турецкого мужа, который постоянно находится рядом со своей женой, когда она идет в магазин или просто гулять.

Турецкое гостеприимство

Турки – люди вежливые, приветливые и очень гостеприимные. Орхан – брат Омэра – стелил в выходные ламинат в квартире своей коллеги Гюль. Омэр ему помогал. Жена и дочь Орхана тоже тусовались с ними. Омэр предложил нам со Светой к ним присоединиться, но Света категорически отказалась идти в чужую квартиру и находиться там без ведома хозяев. И я была с ней полностью согласна! В России нахождение в доме посторонних людей вообще не приветствуется, а уж если эти люди еще и семью свою приводят, то за это можно и в глаз схлопотать. Поэтому мы, конечно, не пошли. На следующий день, в воскресенье, мы вышли всей семьей прогуляться и закупить баклавы. Однако Омэр сказал, что мы ненадолго заглянем в ту квартиру, где работал Орхан, чтобы посмотреть, как там дело продвигается. Пришлось идти. Когда мы позвонили в звонок, дверь открыла женщина лет пятидесяти – хозяйка квартиры Гюль. Увидев нас, она так обрадовано воскликнула, как будто к ней приехали близкие родственники, которых она давно не видела. Она напоила нас кофе, накормила печеньем, мороженым, потом попыталась покормить обедом, выделила одеяло для Сергена, поговорила с нами по-английски, а когда мы уходили, подарила бутылку вина двадцатипятилетней выдержки и пригласила отпраздновать у нее окончание Рамадана. Удивительная женщина!

Еще в Турции любой человек может подойти к твоему ребенку, благословить его, потрепать по щечке, обнять, поцеловать, взять на руки. И все это делается настолько естественно и искренне. Русские мамочки даже знакомых людей не всегда подпускают к своим детям, потому что бояться сглаза. А уж если к ребенку подойдет кто-то незнакомый… Кстати, турецкие детки вечера коротают не за компьютером, а на улице: играют в догонялки, катаются на велосипедах до поздней ночи. Мамы наблюдают за ними через балкон.

Здороваются и прощаются в Турции одинаково: когда встречаются, говорят «добрый день/вечер» и когда прощаются, тоже говорят «доброго дня/вечера». Как в Италии «чао» означает и приветствие и прощание. И еще турки при приветствии обнимаются и касаются друг друга щекой с одной стороны и с другой. Ну, то есть, прикасаться щеками необязательно, но обняться обязательно два раза. Это похоже на наше символическое трехкратное лобызание, только два раза вместо трех. Я так и не привыкла к этим приветствиям, и поэтому когда при прощании обнимала людей по-русски, мне было непривычно, что меня притягивают обратно, чтобы обнять второй раз. Старших приветствуют следующим образом: берут руку, прикладывают ее к своему лбу и символически целуют. Сама не видела, но Света мне рассказывала.

Турецкие дома.

Удивительно то, что здание в Турции еще может быть не достроенным, но на нем уже трепыхается турецкий флаг. Каждый дом или группа домов в Анкаре огорожены забором, рядом с входной калиткой установлена будка, в которой находится охранник (а в некоторых домах даже полицейский). Охранники везде одеты одинаково: белая рубашка с нашивкой, темно-серые брюки. Рядом с домом, под землей или во дворе (а иногда и все вместе) находится стоянка, которая, конечно находится под видеонаблюдением того же охранника. У каждого жителя дома, имеющего машину, есть свой дистанционный ключ:

когда автомобиль подъезжает к стоянке, водителю достаточно нажать кнопку ключа и шлагбаум поднимется. Это исключает парковку «левых» автомобилей на стоянке. Когда приходят гости, охранник звонит хозяевам и сообщает, что к ним пришли.

Дворы ухожены, кругом газоны и цветы, беседки и просто стулья со столами. В подъездах очень чисто, в лифтах и на стенах никто не пишет.

Но больше всего меня восхитило то, что квартиры в новых домах сдаются уже готовыми к проживанию: пластиковые окна, идеально выровненные и покрашенные стены и потолок, покрытый ламинатом пол, встроенный кухонный гарнитур, полностью отделанная красивой плиткой ванная комната с установленной сантехникой, межкомнатные двери, входная дверь. Все очень качественно сделано, как будто делали для себя. В России такого уже не будет никогда, наверное, хотя мои родители говорят, что в советское время квартиры тоже сдавались полностью готовыми для проживания: завози мебель и живи.

К новостройкам подведены качественные дороги, а тротуары выложены плиткой. Парковка, детская площадка, спортивная площадка с тренажерами и беговой дорожкой, волейбольная площадка, клумбы, газоны, деревья: все готово к приезду жильцов, хотя жильцы заедут только через два месяца! Вот это я понимаю, уровень жизни!

И еще немного о Турции…

Если взять отдельные аспекты жизни турецких жителей, то можно с уверенностью сказать, что Турция – очень благополучная европеизированная страна, где мирно уживаются восточные традиции и западный образ жизни. Дисциплинированность, радушие, чистота на улицах, вежливый персонал и продавцы в магазинах, отзывчивые и дружелюбные жители. Но, сколько волка не корми…

Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою».

 

Татьяна

 

1+