511 Днюха у Курунзулая — от Авдея поэма! издание второе исправленное и дополненное


Год спустя над Антарктидой снова реет клин пингвиний,
Вновь горланят, паникуя, чайки, крачки, альбатросы.
И опять полярник толстый матерится трёхэтажно,
Среди айсбергов пытаясь тело жирное припрятать
Свежепойманной селёдки, что должна бы стать закуской
Малосольной да под водку да с картошечкой варёной
Да с огурчиком солёным да с капусткою хрустящей
(Квашеной в огромной бочке с клюквой с сахаром, конечно)
Да и с салом с нежной шкуркой, сверху чесноком посыпав…
Тут слюною поперхнувшись, автор понял, что отвлёкся
От пингвинов, что, курлыча, реют там, над Антарктидой.
Ладно. Всё. Ни слова больше ни о водке, ни о сале.
Только об отважных птицах — о пингвинах перелётных,
Что летают над волнами чёрно-белым клином страшным
И кричат нахально сверху — «Всем — полярная лисица!»
В этом кличе — жажда мести. Силу гнева, пламя страсти
И уверенность в победе слышат чайки в этом кличе.
И киты всё это слышат и, фонтаны выпуская
Изо всех своих отверстий, говорят — «Да ну ё нахрен»
И ныряют кто поглубже, мести пИнгвинов страшася.
Чайки стонут над волнами, гадят сверху на тюленей.
И моржы, поджавши бивни, прячутся среди торосов,
А полярники — в утёсах. Им страшней всего, наверно.
Только глупая гагара разлеглась в гнезде на яйцах —
У неё нет страха вовсе а хэштэг #онижпингвины.
Под седой равниной моря, где-то там — в проливе Дрейка
Погибает та акула,что на днях пингвина съела.
Бедолага знать не знала, что пингвины ядовиты,Д
а и в общем — несъедобны.
«Отжеж сцукко! От заразо!» стонет бедная акула.
Ей, бедняге, очень дурно, там — в глубинах океана
У акулы — диарея, и тошнит ее жестоко
Это был эпиграф краткий к сиквелу пингвиньей Песни,
Что как рьяный орнитолух автор написал когда-то,
И которую на Конте можно прочитать вот здеся,
Здеся, тута и вот тута (не читайте — мрак и ужас)
Ну, а сиквел-продолженье автор может быть напишет,
Если вдруг его попросит любознательный читатель
(В чём я сильно сомневаюсь и надеюсь не попросит)

(с) Дей
7+