555 Завалинка. Хелена и Хемулио


Объявление по студии
Так как сериал «Хелена и Хемулио» начал пользоваться у зрителя большой популярностью, то авторы решили снять дополнительную серию, как это сейчас модно. Серия эта посвящена всему, что осталось за кадром…

Собрание коллектива сериала.

Хелена и Хемулио

Звучит до боли знакомая мелодия: «А зидун гарун гэ рунгази гун га…»

6 серия7 серия8 серия9 серияЗаседание

6 серия

Хижина в джунглях. На стенах висят пучки трав.

На кровати лежит Изергиль. Входит Хелена с кувшином воды.

Хелена: – Тётушка Изергиль, я принесла воды. Теперь можно сделать тот отвар, которым Вы хотите лечиться.

Изергиль: – Да, дитя моё, я знаю множество трав и отваров из них. Есть травы, которые придают силы и поднимают с постели даже безнадёжных больных. Есть такие, которые, наоборот, могут незаметно свести человека в могилу… А есть и такие, которые…хмм… ну просто делают жизнь веселее… Я научу тебя этой науке. Ты нигде больше этого не услышишь.

Хелена наливает воду в котелок и ставит его на огонь.

Хелена: – Пока я ходила к роднику за водой, я всё думала, как нам быть. Этот несносный дон Артуро всё пристаёт ко мне, хочет, чтобы я стала его любовницей. Дон Жуаш уехал на мою родину, чтобы попробовать там заняться возвращением моего наследства. Он не может сейчас мне помочь. А мы никак не придумаем, где нам искать Хемулио…

Изергиль (вздыхая): – О, Хемулито!

Хелена (утирая слезу): – Вот именно!…

В хижину быстро входит мужчина во всём чёрном и в чёрных очках.

Незнакомец: – Добрый день, милые дамы! Хочу предупредить сразу: во-первых, не надо меня бояться, во-вторых, мне нужно кое о чём вас спросить. Сопротивление бесполезно! Пардон, это я сказал лишнее. Я хотел сказать, что я – полковник Бэзил, представитель Интерпола, который в вашей стране охотится за наркобаронами и наркодилерами. Итак, быстренько скажите мне – не знаете ли вы случайно кого-то из них? И мы быстренько всё это запишем в протокол.

Хелена: – Нарко… кто?

Бэзил: – Бароны, милая девушка, бароны. Ну и дилеры, конечно. Их тут очень много. Интерпол никак всех не выловит, просто беда с ними… Расползаются, как тараканы… А кстати, что это у вас за травки на стенах?

Подходит, осматривает пучки трав, нюхает, пробует на язык.

— Хмм… вот эта вполне доброкачественная… Вот эта тоже ничего… А эта дрянь, ничего из неё не выйдет… И эта так себе… Ну в целом коллекция, конечно, средненькая… Хотя есть пара-тройка интересных экземпляров…

Изергиль: – Синьор полковник, это мои травки. Я просто ими лечусь сама и лечу людей. И больше ничего. Никаких ваших нарко..наркобаронов и этих… других нарко… мы не знаем и в глаза их не видели. У нас тут тихое место, людей мало. Наверное, эти плохие люди живут где-то далеко, в городах… Что им здесь делать?

Бэзил: – Не скажите, уважаемая синьора, не скажите… Торгуют они, может, действительно в городах, а вот плантации наркотиков у них точно здесь. Я уверен в этом. И уже сделал для себя кое-какие выводы. Не уйти им от меня, я опытный охотник за головами!

Бэзил внимательно осматривает хижину.

— Ну, похоже, здесь действительно не торгуют наркотиками… Хотя вон та травка… хммм… ну ладно. Имейте в виду, что на днях сюда заявились две очень подозрительных дамы. Всем говорят, что они из Красного Креста, а сами, по-моему, промышляют чёрными делишками. Не встречали таких?

Хелена и Изергиль(хором): – Каких?

Бэзил: – Две привлекательных синьоры лет 30, очень общительные. Одна называет себя донной Розой. Рыжая, невысокого роста, спортивная. Говорит, что из Швейцарии…хммм… знавал я парочку швейцарок… ничего общего! А вторая представляется «просто Марией». Брюнетка откуда-то с Ближнего Востока… — Подумав – Или даже с Дальнего. Тоже сомнительно… Хотя… Если сравнить с теми восточными дамами, которых я знавал… Больше похожа! Да!… И ещё эти дамочки обожают ходить по магазинам и скупать там всё подряд. Что тоже подозрительно. Откуда у Красного Креста столько денег? По-моему, это аферистки высокого класса, и вполне может быть, что они связаны с наркотиками. Имейте в виду, если их встретите, что они могут быть весьма опасны!

Хелена и Изергиль переглядываются и пожимают плечами.

Изергиль: – Синьор полицейский, мы таких не видели.

Хелена: – А если увидим, то обязательно Вам скажем. Где Вас найти?

Бэзил: – Я сам вас найду. Я никогда ничего о себе не рассказываю… ну если только в особенных обстоятельствах… — Мечтательно улыбается. – Но это отношения к делу не имеет. Интерпол тоже имеет право на частную жизнь… Ну, я пошёл!

Хелена: – Подождите, синьор Бэзил! Можно спросить – не могли бы Вы помочь нам в поисках одного человека?

Бэзил: – Какого человека? Он связан с наркотиками?

Хелена: – О нет, что Вы!… А впрочем, не знаю… Но вряд ли… Просто он пропал, и мы…

Бэзил: – Меня интересует только оборот наркотиков в этой конкретной стране. А поисками пропавших людей занимаются совсем другие службы. Желаю здравствовать!

Быстро уходит, оглянувшись по сторонам.

Изергиль: – Никогда не доверяла полицейским.

Хелена: – И правильно делали, тётушка. Но зато я, кажется, знаю, кто нам может помочь.

7 серия        

Тропинка в джунглях. Хелена медленно идёт по ней с большим кувшином.

Слышен шум ломающихся веток. На тропинку выскакивает огромное лохматое существо, выхватывает у Хелены кувшин и жадно пьёт из него. Хелена визжит. Существо ставит кувшин на землю.

Существо: – Визжать-то чего? Ты что – не местная, что ли? Чупакабру никогда не видела? Так это я!

Хелена отрицательно мотает головой.

Чупакабра: – Ох, вот мне не везёт! Сначала эти гринписовцы по джунглям гоняют, потом разные браконьеры жить спокойно не дают. Видите ли, шерсть Чупакабры обладает волшебными свойствами… Видите ли, с её помощью мужчина может… Впрочем, тебе это неинтересно, что мужчина может… с помощью моей шерсти…или без её помощи… Неинтересно ведь?

Хелена отрицательно мотает головой.

Чупакабра (удовлетворённо): – Это очень хорошо, что неинтересно… Тогда знаешь что? А почеши-ка ты меня за ушком! Я это дело обожаю! Но так редко можно найти человека, который для меня может сделать такую малость!…

Чупакабра подходит к Хелене, садится на землю и подставляет ей свою голову. Хелена осторожно чешет его за одним ухом, потом за другим. Чупакабра мурлычет от удовольствия.

Чупакабра: – Вот это дело! А знаешь что? Иди-ка сюда!

Чупакабра хватает Хелену и что-то делает с её ушами. Хелена вырывается и испуганно ощупывает свои уши. В её ушах блестят огромные красивые серьги.

Хелена: – Ты… ты чего?

Чупакабра: – Чего? Серёжки тебе подарил… Всякий здесь знает, что если женщине Чупакабру хорошенько почесать за ушком, то он может подарить ей серёжки. А ты хорошо почесала… приятно… Давно меня так хорошо никто не чесал за ухом. Все норовят только обидеть или клок шерсти выдрать. Как будто она мне даром досталась… Совсем загоняли… Уже никого из моей родни здесь не осталось… Браконьеры проклятые! Меня вот в Красную книгу занесли недавно. Один брожу по джунглям… — Горько вздыхает.

Хелена: – Не огорчайся так, Чупакабра! Можешь приходить ко мне, наша хижина тут, за поворотом тропы. Я всегда могу почесать тебя за ухом, мне нетрудно…

Чупакабра: – А какие камни тебе нравятся? Рубины или алмазы? Я вот на первый раз подарил тебе изумруды… Но могу и поменять, если тебе не понравилось.

Хелена: – Ах, какие у меня были украшения, когда я жила в родительском доме!… И мама мне всегда говорила, что больше всего мне идут изумруды… Ах, мама, мамочка моя!…. Я даже на могилку к тебе не могу сходить… Нет у тебя могилки…

Чупакабра: – Бедная девушка! Так твоя мама умерла?

Хелена: – Да, она утонула, когда каталась на яхте. Яхту потом нашли… а матушку и трёх членов команды нет… Все утонули. Был сильный шторм. Они не успели вернуться в бухту…И осталась я на свете совсем одна…

Хелена рыдает. Чупакабра гладит её по голове.

Чупакабра: – Ну не плачь так, не плачь. Я подарю тебе много серёжек!…

8 серия

Вечер. У хижины в кресле-качалке сидит старуха Изергиль с трубкой в зубах. По тропинке к хижине идёт Хелена с кувшином.

Хелена: – Тётушка Изергиль, а я тут встретила на тропинке Чупакабру! Посмотрите, что он мне подарил. – Показывает на свои серьги.

Изергиль: – Чесала его за ушком, что ли?

Хелена (смутившись): – Ну да… А он мне серьги… с изумрудами…

Изергиль: – Да, они такие, чупакабры… Жалко их… Мало их здесь осталось… То учёные, то браконьеры – так всех и повывели… А про них в народной песне поётся «На лицо ужасные, добрые внутри»… Небось, этот…твой… из последних будет…

Хелена: – Да. Он так и сказал, что один остался… Я ему сказала, чтобы к нам заходил… Обещала его почесать за ушком… Он обрадовался, сказал, что ещё мне серёжки подарит…

Изергиль: – Смотри – привяжется, не отвадишь… Они такие… Только учти, что их драгоценности – не настоящие.

Хелена: – Как это? Я вот свои серьги посмотрела – вроде всё настоящее – и золото, и камни…

Изергиль: – Да, вообще не отличить. Однако, не настоящие… Ну сама подумай – откуда у дикого существа возьмутся настоящие драгоценности? Химичат там чего-то… придумывают… чтобы их за ушком чесали. Без этого им жизнь не мила… Надо им это для чего-то… Вот и расплачиваются…чем могут… А так – красивые серьги. Ты их носи! Говорят, они удачу приносят, если их чупакабра подарила.

Хелена: – Удачу? Это хорошо. Нам сейчас удача нужна будет. Я ведь сходила в посёлок, людей там порасспрашивала…ну…насчёт этих…Розы и Марии… В магазины зашла. Сказали – видели таких. Просила им передать, чтобы к нам сюда зашли. Может, они нам помогут…

К хижине подходят Роза и Мария.

Роза: – Добрый вечер, синьоры! Нам передали, что нас здесь хотели видеть.

Мария: – Добрый вечер!

Изергиль: – Добрый вечер, синьоры! Да, мы бы хотели с вами поговорить. Тут недавно заходил к нам один синьор…из Интерпола… Про вас расспрашивал…

Роза и Мария переглядываются.

Хелена: – Мы сказали, что ничего не знаем… Да мы и вправду ничего не знаем. Вот только подумали, что вы нам сможете помочь в одном деле.

Роза: – Сбыт? Продажа?

Мария: – Переправка? Оценка рисков?

Изергиль и Хелена (вместе): – Чего?

Роза и Мария переглядываются.

Мария: – А что вы хотите?

Хелена: – У нас не сбыт, не продажа… Мы хотим одного человека найти. Вы везде бываете, может, видели такого… Или увидите…Высокий, средних лет, симпатичный, темноволосый… Зовут Хемулио…

Роза и Мария переглядываются.

Роза: – А зачем он вам?

Изергиль: – Так вы его знаете? Встречали?

Мария: – Может, и знаем…

Роза: – Может, и встречали…

Мария (тихо): – Конкурирующая фирма… скорее всего…

Роза и Мария переглядываются, кивают друг другу.

Роза: – Видели пару раз похожего… Может, это и он, а может, нет… Зовут Хемульеро. Средних лет, темноволосый.

Мария: – Такой…без комплексов…

Роза: – Нагловатый…

Изергиль: – Он!

Мария: – На гитаре неплохо бренчит… Поёт…

Роза: — Голос, правда, так себе… Но душевный…

Изергиль: – Он!!

Мария: – И ещё у него татуировка есть на руке…кажется, на правой… Вот здесь, у запястья. Смешная какая-то…

Роза: – Кузнечик в шляпе!

Мария: – Точно! Толстый такой кузнечик… в большой такой шляпе…

Изергиль: – Это он – мой Хемулио!! Мой сыночек!!

Мария переглядывается с Розой, обе кивают головой.

Мария: – Это ваш сын, синьора?

Изергиль: –Да, синьора, да! Он пропал много лет назад, и я никак не могла его найти. А теперь вы подарили мне надежду!

Роза: – Мы рады за вас! Вам непременно надо встретиться с ним!

Мария (тихо): – Конкурирующая фирма… Надоел изрядно… Вот и избавимся от него…

Изергиль: – Что Вы сказали, синьора?

Мария: – Я говорю, что мы Вам поможем. И очень скоро Вы сможете обнять Вашего сыночка…

Роза (тихо): – Якорь ему в глотку…

Изергиль: – Что?

Роза: – И выпить с ним водки.

9 серия

Хижина старухи Изергиль. За столом сидят Хелена и Изергиль, что-то плетут. В дом врываются два похожих друг на друга человека — Ежулио и Ежито. Оба с большими фотоаппаратами.

Ежито: Чрезвычайное происшествие!

Ежулио: Неожиданное известие!

Изергиль и Хелена (хором): Что такое?

Ежито: К нам едет ревизор… ой, это вроде бы не отсюда. Быть или не быть? Нет, не то… Отсель грозить мы будем шведу!… Нет!… Между тучами и морем гордо реет буревестник…

Ежулио (нетерпеливо): Мы так до вечера не управимся. Кто из вас Хелена Хуанита…ну и так далее?

Хелена: Я.

Ежито и Ежулио (хором): Вас-то нам и надо!

Ежито бросается к Хелене, отталкивая Ежулио. Начинает её фотографировать с разных ракурсов.

Ежито: — Меня зовут Ежито. Я специальный корреспондент журнала «Высший свет». Скажите, синьорита Хелена, как Вы отнеслись к известию, что…

Ежулио отталкивает Ежито, тот падает, Ежулио начинает фотографировать Хелену.

Ежулио: – Журналишко, который никто не читает! На меня посмотрите, синьорита Хелена! Я Ежулио, специальный и полномочный представитель медиа-группы «Завтрашние новости он-лайн»! Каким образом, синьорита, Вы сумели так быстро прийти в себя от этой сногсшибательной новости? Что Вы пили? Что нюхали? Чем кололись?

Замечает травы на стенах.

-А! Травы? Это интересно!

Начинает фотографировать травы.

Ежито: – Наглый выскочка! Как могла нас родить одна мать?!

Отталкивает Ежулио, тот падает. Ежито сам начинает фотографировать травы.

Ежулио: – Синьорита, я первый должен взять у Вас интервью! Первый! Не слушайте этого идиота! Я заплачу Вам больше!

Всё это время Хелена и Изергиль ошарашено смотрят на журналистов.

Изергиль: – Синьоры, что вы хотите от нас? Оставьте в покое мои травы!

Хелена: – Перестаньте прыгать и орать, у меня уже кружится голова. Что вам надо от меня? Я ничего не знаю!

Ежито отталкивает Ежулио, тот падает.

Ежито: –Как?! Вы ничего не знаете?! Как же такая новость могла пройти мимо вас? – Пытается сфотографировать Хелену, Ежулио мешает ему, вцепившись в ногу, как собака.

Ежулио (вставая): – Не отвечайте ему! Интервью обещано мне!

Ежито: – Как бы не так, дебильный сын ишака!

Ежулио: – Как ты смеешь называть нашего отца ишаком?

Ежито (передразнивая): – «Нашего отца»… Я не знаю, кто был твой отец, слащавый идиот, но это явно был другой человек, а совсем не мой благородный отец!

Ежулио: – Ах ты, дрянной отросток благородного дерева! По-твоему, наша матушка – шлюха?!

Оба замолкают и ошарашенно смотрят друг на друга.

Ежито (неуверенно): – Я такого не говорил…

Ежулио (ядовито): – Да ну? Если один брат говорит другому, что у них разные отцы – значит, их матушка родила одного из них не от мужа!

Ежито: – Я такого не говорил! И не думал я даже…

Ежулио: – Что не думал – охотно поверю. Это твой отличительный признак… Даже удивительно – как от одних родителей могли родиться столь разные по уму люди.

Ежито: – Вот это верно! Я всегда знал, что умнее тебя!

Ежулио: – Да-да-да! А кто первый раскопал новость? Кто нашёл синьориту Хелену? Кто из нас упросил другого взять его с собой, обещая, что будет паинькой? И что я вижу? Не успели мы приехать на место, как ты всё забыл и ринулся в бой! А как же наше джентльменское соглашение?

Ежито (примирительно): – Ну ладно, брат, признаюсь, что я хватил лишку… Ты же знаешь, что когда доходит до настоящего дела, я горяч не в меру…

Ежулио: – То-то, брат, не забывай, что я старший. Только прислушивайся ко мне – и всё у тебя будет в порядке. Сейчас я возьму интервью у синьориты…

Ежито: – Мы возьмём!

Ежулио: — Хорошо, мы возьмём. Сделаем фотографии. Смотри – мы первые, никого больше нет. Значит, у нас будет запас времени. Через час мы сможем выехать обратно в столицу, и пока другие будут только искать след, у нас уже всё будет готово!

Хелена: – Да что случилось? В чём дело?! Скажите наконец! Ежито – Дело в том, синьорита, что на днях на маленьком необитаемом острове в океане была найдена…

Ежулио (перебивая): – Ваша мать!

Ежулио и Ежито обмениваются яростными взглядами.

Хелена падает в обморок.

Продолжение следует…

Режиссёр: – Коллеги, попрошу внимания! Там, в задних рядах, перестаньте передавать друг другу эту фляжку! Я всё вижу!

Чупакабра: – Да что случилось-то? Мы тут всё равно пока не заняты в съёмках.

Режиссёр: – Сейчас не заняты – а может быть, через час будете заняты? Зачем мне пьяная Чупакабра? И так денег немерено отдали за ваш костюм! А теперь всё время приходится его ремонтировать. Между прочим, Вы пока снялись у нас только в одной серии!

Чупакабра: – Я не виноват, что эти идиоты всё время дёргают из меня клочки шерсти!

Режиссёр: – Так снимите костюм! Нечего расхаживать в нём по окрестным магазинам! Народ пугается…

— А вы, вот вы там, двое! Которые Ежито… Хватит заниматься отхожими промыслами! Сколько можно устраивать всем желающим фотосессии? Между прочим, вам дали настоящие профессиональные фотоаппараты. А вы что делаете?

Ежулио и Ежито (хором): – Это он виноват! (указывают друг на друга пальцем).

Режиссёр: – Не хочу ничего слушать! Сдайте фотоаппараты в реквизитную и можете пока покинуть площадку. Если ваши услуги понадобятся в ближайших сериях – мы вам сообщим. Мало того, что вы делаете портфолио, так вы ещё и сливаете информацию про нас в жёлтую прессу!

— А Вы, да, Вы, там, в углу! Вы вообще кто у нас? Кто-кто? Хемулио? М-дааа… Извините… Но меня можно понять – Вы у нас пока ни разу на площадке не появлялись. Но аккуратно каждый день ходите на съёмки и первым бежите в кассу! Скромнее надо быть!

К Режиссёру подходит Автор-Сценарист, что-то шепчет ему на ухо.

Режиссёр: – Тут вот мне Сценарист жалуется, что все, кто уже снялся хотя бы раз, непременно тащат на площадку своих родственников и знакомых и осаждают его просьбами, чтобы он включил их в сценарий.

Сценарист: – Достали меня уже! Пройти невозможно! За рукав хватают, ноют, плачут, возмущаются, а некоторые извращенцы предлагают свои варианты сценария – и всё только для того, чтобы на экране хотя бы на пять минут появились их мужья, жёны, сёстры, братья, тёщи, свекрови, золовки, шурины, девери, кузены и кузины, любовники и любовницы… Дошло до того, что притаскивают своих котиков и собачек!… Работать невозможно! – Плачет.

Режиссёр: – Вот видите, до чего человека довели! А ведь мы в начале процесса. У нас впереди только десятая серия, маленький юбилей, так сказать…

Голос с задних рядов: – Так давайте отметим!

Режиссёр: – Кто сказал «отметим»? Кто это сказал?

Чупакабра: – А что сразу на меня смотреть? Чуть что – сразу Чупакабра!

Режиссёр: – А вот не надо лапать всех женщин на площадке, обещая всем подарить серьги! Не путайте кино и жизнь!… Кстати, где у нас этот адвокат, этот так называемый дон Жуаш?

Голос с задних рядов: – Он вышел!

Режиссёр: – Ну да! Как что – так он сразу вышел! А у меня тут уже три заявления на него о харрасменте! Передайте этому… чудаку, что он тут ссылками на амнезию не отделается!

— Теперь о вас, полковник Бэзил! Кто Вам сказал, что каждый вечер съёмок необходимо отмечать в ресторане, да ещё не одному, а в весёлой компании наших актрис? Я понимаю, что они дамы привлекательные и раскрепощённые, но не спаивайте мне женщин! Они нам ещё понадобятся – и совсем не для того, о чём Вы подумали! Стыдитесь, Вы ведь отец семейства и вообще человек не юношеского возраста! И не орите «При чём тут это?»… Я-то знаю – при чём… Только вслух говорить не стану.

— Роза, Мария, Хелена, Изергиль! Всё это и к вам относится! Не хихикайте там! И не думайте, что вы такие уж незаменимые! Если мне ещё раз позвонит жена полковника, я ничего от неё скрывать не стану. И вы с ней познакомитесь лично! Что не дай Бог…

— Где у нас дон Артуро, этот неунывающий злодей? Болеет? Знаю я его болезни! Опять с кем-то подрался? Да что же это такое! Думает, что его смазливая, типично мафиозная рожа и в жизни делает его номером один?!…Чтобы через два дня был на площадке!

— Жаль, конечно, что мы так и не услышали… Хватит ржать! Никакого начальника транспортного цеха я не собирался заслушивать, тем более, к нашему начальнику никаких замечаний у меня нет. Я хотел бы призвать всех актёров быть серьёзнее и дисциплинированнее. Я хотел бы призвать к этому и всех, кто ещё будет сниматься у нас в следующих сериях. Что значит – «сколько нам ещё терпеть»? Сколько надо – столько и будете. Дай Бог здоровья нашему Сценаристу и нашим зрителям! Пока у нас будут кушать – мы таки не закроем эту забегаловку! Благодарю всех за внимание!

20+