623 ЗАВАЛИНКА «Бой за Петергоф» Часть 6


«БОЙ В ПЕТЕРГОФЕ»
ЧАСТЬ 6

-Ийяааааа!…… Ийяааааа! -погоняла возница коней брички.
Комиссар со своими попутчиками, прибывала к окрестностям Петергофа. Внезапно, далеко впереди, раздалась длинная пулемётная очередь.
— Федя! — обратился Эдик к своему другу, — А ведь это наш «Максимка» с броневичка! Я узнаю его по характерному «говору» и темпу стрельбы!
СехметРа нахмурилась. Данный факт ей совершенно не нравился. Когда заработал «Льюис» матроса и комиссар услышала отдельные выстрелы из «Маузера» Леночки и драгунской винтовки рабочего, настроение у Тани окончательно упало:
— Из вашего броневика расстреливают наших боевых товарищей! А вы тут, обормоты, прячетесь?
— А что мы можем сделать, комиссар? — робко спросил Фёдор, — Вот доберёмся до парка на бричке, тогда и поможем революционерам….
Между тем звук стрельбы только усиливался. При приближении к парку канонада только увеличивалась, а после короткой «пулемётной» тишины, в довесок ко всему, раздались и глухие выстрелы из орудийного ствола. От разрывов снарядов поднялся дым над осенним парком Петергофа.
— Так, Катенька, останавливай бричку! — СехметРа оглянулась вокруг, — Мы на этой «остановке» выходим, а ты возвращайся обратно в поместье Бусечкиных . Нечего тебе тут судьбу испытывать и лишний раз рисковать! Там серьёзный бой происходит….
Четверо человек спрыгнули с брички и осторожно пошли к парку Петергофа. Звуки боя в парке, принимали серьёзный оборот.
— Всем аккуратнее! Не попадите под шальную пулю! — инструктировала комиссар своих попутчиков, — Мы пока не знаем, кто и где находится и с какой стороны нам придётся подходить!
— Ийяааа……Ийяаааа! — развернув коней, кричала Катя.
Бричка понеслась обратно……

— Что там на берегу происходит? — покинув трюм, спросил Эндель у рулевого.
— Ах, пилу не нашли, шкипер? — язвительно заметил Алехандро.
— Я тут придумал для тебя, Бабай, другое задание. Пока у тебя руки и ноги целые, выловишь ближайшую чайку и с помощью своей краски, будешь изготавливать из неё колоритного пиратского попугая! — поглядывая на берег в подзорную трубу, отвечал Эндель, — А то ведь как то не «Комильфо» без пиратского попугая на левом плече, брать на абордаж целый броненосец! Команда «Антигерманца», увидев тебя, такого красавца, от испуга обязательно должна сложить всё своё оружие, а если ты ещё и с попугаем на борт полезешь, то не удивлюсь, если они в панике сразу бросятся с палубы в воды Финского залива!
— Не смешно, шкипер! — нахмурился рулевой, — Я дело предлагаю…..
— На берегу, однако, что то там анархисты не поделили с красными! — предположил Эндель, — Быстро же у них возникли разногласия на почве переустройства страны!
— Ах, шкипер, кабы ещё нам не прилетело…….случайно! — заметил Алехандро, — А то они уже из пушки начали палить!
-…..Потому к берегу подходить и не будем….- логически закончил Эндель, фразу рулевого.

Моряк старался плыть именно под водой, где слабые пули ручного стрелкового оружия Никоса и Станислава не причиняли ему никакого вреда. Лишь на короткое время появлялась в волнах голова матроса, что бы вдохнуть столь необходимого под водой воздуха.
— Плохо стреляете, господа! — возмущалась Мелисандра, — Он же так уйдёт от нас!
— Так попробуйте лучше, мадам! — посылая в волны очередную тяжёлую пулю своего «Кольта», возражал Никос.
— Поручик, чего вы там застыли со своим пулемётом? — недовольно крикнула командир женского батальона в сторону броневика, — Стреляйте же, наконец!
Орк дал короткую очередь из своего пулемёта, которая легла далеко позади плывущего матроса:
— У меня башня заклинена! Повернуть её не могу!
Керенский принялся поворачивать в левую сторону, пулемётную башню броневика, упираясь при этом в кожух ствола «Максима». Усилий одного человека явно не хватало и на помощь ему устремились капитан и интервент. Моряк, между тем, выбиваясь из последних сил, продолжал грести руками и ногами по направлению к «Антигерманцу». Наконец общими усилиями пулемётная башня была сдвинута с места.
— Далеко! — ругался Орк, — Далеко развернули!
— Так подождите пока заплывёт под прицел! — отвечал капитан, — Тогда и открывайте огонь! Мне вас что ли учить, поручик?
Матрос, сокрушая волны, краем глаза увидел причудливую суету белогвардейцев у башни броневика.
— Таки врезали вам наши! — сплевывая холодную воду, улыбался моряк, — Броневичёк то вам расколошматили!
Набрав побольше воздуха в лёгкие, моряк нырнул под волны Финского залива.
— Где он?! — орал недовольно Орк, стреляя из пулемёта в то место, где предположительно должен был плыть матрос.
— Врёшь…. Не возьмёшь! — выныривая из морской пучины, шипел Саня.
Пулемётная очередь снова заставила его нырнуть поглубже и продолжить дальнейший путь под водой.
— Доворачивайте башню ещё! — кричал Орк, — Опять краснопузый ушёл из сектора стрельбы!
Керенский, интервент и капитан снова бросились толкать кожух пулемёта.
— Он слишком далеко ушёл,господа! — крикнула Мелисандра белогвардейцам, собирая одежду Сани с берега, — Хватит уже тратить патроны попусту! Стрелки из вас, как из навоза — ручная граната!
Орк дал длинную очередь из пулемёта, которая не причинила никакого вреда отплывшему далеко от берега, матросу.
— Вот и шашечка моя вернулась! — прицепляя клинок к поясу, подошла к белогвардейцам Мелисандра, — Александр, если вам ещё не надоело щеголять в женской юбке по берегу, то примерьте пожалуйста вот эти матросские шмотки. По моему ну как раз ваш размерчик…..
Керенский сбросил юбку на песок, одел брюки матроса, после чего, подумав он оделся в остальную часть матросской формы.
— Неплохо! — оглядев Керенского, похвалил капитан, — Возможно именно в такой морской форме вы нам и пригодитесь, Александр, когда будем пробиваться через красных.
— Поручик, демонтируйте пулемёт, забираем ленты с патронами и выдвигаемся к тому небольшому зданию. — Никос показал на дворец «Эрмитаж» *, видневшийся в наступающем с моря тумане.
Орк вынул центральный болт крепления тела пулемёта, открутил механизмы вертикальной и горизонтальной наводок, схватил пару коробок с лентами и , взвалив пулемёт на плечо, направился к дворцу.
Керенский, Станислав и Никос, схватив оставшиеся коробки с патронами, принялись догонять Орка. Мелисандра, сложив в оставшиеся пустые коробки из под пулемётных лент, бутылки с алкоголем из запасов Эдика и Фёдора, а так же часть их съестных припасов, направилась за остальными белогвардейцами.
— Зачем вам столько выпивки, мадам? — поджидая Мелисандру на берегу, поинтересовался Орк.
— Буду себе коктейли делать! — улыбалась командир женского батальона, — Если будете себя хорошо вести, то и с вами, поручик, поделюсь!
Капитан и интервент, взглянув друг на друга, недоуменно пожали плечами…

— Как мы им наваляли? — улыбался Васяка.
— Да разделали их под орех! — отвечал Петрович.
— Не Митькины бы штаны, закрывшие нам прицел, раздолбали бы мы броневик с первого, максимум со второго выстрела! — разделила веселье своей команды Бастет, — Жалко только что теперь всего три снаряда осталось, чем броненосец в случае чего останавливать — ума не приложу!
— Товарищ рабочий, а это у вас подштанники от земли из окопа такие коричневые, или это результат внезапного испуга в бою? — закидывая Митькину винтовку за спину, пошутил принаглевший подпоручик.
Митя, не отвечая на такую злую шутку, закинув пулемёт за спину, принялся осматривать свои поднятые с земли штаны.
— Дядя Митя! — с надуманным огорчением произнесла Леночка, — А может в будущем как раз такие штаны в дырках в моду войдут?
— Ну это вряд ли! — разозлился Митя, — В лохмотьях дырявых в будущем ходить не будут! Но мне то что теперь делать? Так и продолжать в кальсонах за революцию воевать? У меня запасных штанов отродясь не было! Всё складывается против рабочего человека!
Митька со злостью скомкал и швырнул свои, начисто продырявленные очередями белогвардейского пулемёта, штаны на землю.
— Это очень хорошо, что вы все живы остались! — раздался голос Василия, вернувшегося от своей машины.
— Мог бы и помочь, интеллигент хренов! — оскалился рабочий, — У тебя часом штанов запасных в машине нет?
Василий развёл руками.
— Да чем он поможет, дядя Митя? — спросила Леночка, — У Васеньки и оружия то нету!
— А давайте я отдам ему свою сломанную винтовку? — предложил Игорь, — Пусть он хоть пока потренируется!
— Зачем она мне? — ответил Василий, — Я мирный человек!
Внезапно со стороны берега Финского залива, донёсся одиночный пистолетный выстрел. Большевики прислушались. Через некоторое время донеслись ещё два разных по звуку пистолетных выстрела.
— Там же Саня! Один! — воскликнул рабочий, — И белогвардейцы туда откатились на своём раздолбаном броневике!
Рабочий, сменив диск пулемёта, взглянул на своих товарищей:
— Кто со мной в команду, Саню вызволять?
— Я пойду! — ответила Вероника, проверяя барабан нагана, — А вы, Петрович и Васяка, оставайтесь здесь с орудием!
— Я пойду! — ответила Леночка, передёргивая затвор «Маузера».
— Я то же с вами! — заряжая винтовку, выступил вперёд подпоручик.
Хомяк то же поднял лапу.
— Ну вот без тебя то точно, ну никак не справимся! — зло оскалился, глядя на хомяка, рабочий, — Выдвигаемся!
Раздалось ещё несколько, разных по звуку, выстрелов личного оружия, через некоторое время застрочил пулемёт «Максим». Группа красных бойцов решительно направилась по направлению к тому месту, куда скатился бронеавтомобиль.
Раздалась ещё одна длинная пулемётная очередь.
— Стреляют! Значит Саня ещё держится! — подбадривал своих товарищей рабочий, — Не могут беляки в него попасть!
Через некоторое время донёсся звук ещё одной длинной пулемётной очереди, далее — всё смолкло….
Подходя к берегу, на который уже начал спускаться туман, революционеры увидели подбитый броневик и группу белогвардейцев, идущих от автомобиля по направлению к зданию «Эрмитажа». Рабочий разглядел Керенского, скинувшего своё нелепое женское одеяние, и одевшего теперь морскую форму революционного красного матроса. Леночка разглядела, что на боку командира женского батальона красуется офицерская шашка, которую подарил рабочий матросу в автомобиле.
— Таки не успели мы к тебе, Саня! — заорал рабочий и от бедра полоснул длинной пулемётной очередью из «Льюиса» по белым.
Положив пулемёт на камень, поручик Орк заставил ответной длинной очередью всех революционеров прижаться к земле:
— Ползком, господа, ползком! Прикрывайтесь туманом! Пригнитесь, господа, я прикрою!
Никос и Станислав, достав своё оружие, вступили в перестрелку с красными. Командир орудия и медсестра, стреляя, старались найти цели в тумане, но дистанция для пистолетной стрельбы была невыгодная. Силы в этом боестолкновении были примерно равны, что не обеспечивало перевеса в ту или иную сторону. Но у белых было преимущество в огневой мощи «Максима» и патронов поручик не жалел, что не сулило красным сколь либо значимого успеха. Потому рабочий решил в этот раз отступить:
— Ладно! Хрен с ними! Без броневика белогвардейцы никуда из парка не денутся. Лодки, на которой они могли бы улизнуть, у них то же нет! Если будем продолжать атаку на белых в тумане, так потеряем ещё больше людей! И так ещё не понятно, что с анархистами стало! Откуда у белых вообще этот броневик оказался……
— Давайте дойдём до того места, где Саня купался? — предложила Бастет, — Может он только ранен? Может жив ещё…
Короткими перебежками командир, рабочий, медсестра и подпоручик направились к месту, где по их предположению должен был купаться матрос. Белые в этот момент продолжили движение в сторону «Эрмитажа», противоположную той, куда двинулись красные. Бастет подняла с песка кортик матроса, который Мелисандра не стала забирать из за ненадобности:
— Вот и всё, что осталось от матроса Сани…. Ни трупа…. ни крови….
— Да порубила его на куски командир женского батальона своей шашкой! Чего тут непонятного? — угрюмо заметил рабочий , — И вышвырнули куски его тела в волны залива! Надо было тогда их всех тогда сразу, в комнате «Зимнего дворца» из Саниного пулемёта…… ! А с этой мадамы надо было и начинать! Зря я их тогда в живых оставил!
— Дядя Саня!……. Дядя Саня! ….- кричала медсестричка в туманную даль воды Финского залива, — Дядя Саняаааа!
Но только шум холодных морских волн Балтики отвечал Леночке….

Моряк, из последних сил, перебирая руками и ногами, грёб к броненосцу. Краем глаза он увидел, что из дымки тумана на встречу к нему от «Антигерманца» отчалила небольшая вёсельная лодка. Почти уходя под воду от усталости, моряку удалось зацепится за борт подплывающей лодки левой рукой. Его быстро вытащили из воды на борт деревянного судёнышка. Саня упал на дно лодки, тяжело дыша от усталости, но руки матроса продолжали уверенно сжимать наган.
— Никогда я не думал, Саня, что следствием твоей революционной борьбы, будет твоё возвращение на борт «Антигерманца», совершенно голым и синим от холода, но зато с наганом! — услышал матрос знакомый смеющийся голос Ржевского, — Ну ты прям настоящий революционер!
— Привет, Валера…..- тяжело выдохнул Саня.

Примечание:

* Не путать с государственным музеем «Эрмитаж», что в Санкт — Петербурге. В Петергофе это отдельное здание с похожим названием в левой части парка, недалеко от «Монплезира».

Продолжение следует…

(с) Дядя Митя

29+