624 ЗАВАЛИНКА «Бой за Петергоф» Часть 7


«БОЙ ЗА ПЕТЕРГОФ»
ЧАСТЬ 7

Белые пробрались в здание «Эрмитажа». Первым делом Никос и Станислав забаррикадировали все входы в этот небольшой дворец. Орк разместил пулемёт на втором этаже здания, удобно расположив тело «Максима» в проёме окна, с стороны которого ожидалось наиболее вероятное нападение большевиков.
— Ну пусть теперь сунуться, краснопузые! — проверяя исправность пулемёта, ухмыльнулся довольный поручик.
Мелисандра и Керенский принялись внимательно осматривать другие помещения здания…
— Свечи есть…..- поднимая коробку, ответила Мелисандра, — Хоть в темноте сидеть не будем!
— И бокалы есть! — открывая створки уцелевшего серванта отметил Керенский — Будет в чём Вам свои коктейли делать!
Мелисандра сгребла необходимую посуду и отправилась к остальным белогвардейцам:
— До утра мы продержимся, Керенский, но а там уже совсем плохо будет! У красных значительные силы! Да и пушка… Запросто её снарядами, нас похоронят в обломках этого здания… Потому, пойду лучше выпью — для поднятия настроения и спокойствия моей души!
Керенский продолжил осмотр помещений…
— Ну что, господа, как настроение? — играя содержимым бокала, поинтересовалась командир женского батальона у интервента, капитана и поручика, — Готовы к последнему решительному бою? Вряд ли красные нас захотят отсюда выпустить! Да и убраться особо нам не на чем!
— Не надо драматизировать, мадам! — морщась от «коктейля» из запасов спиртного анархистов, произнёс Станислав, — Как говорится: Утро вечера — мудренее!
— Пьяным, господа, оно и помирать легче! — пробуя свою порцию спиртного, заявил интервент, — Да ещё и с Вами, в такой «тёплой» компании! Как вспомню, Мелисандра», что вы хотели мной пожертвовать в «Зимнем дворце», так сразу «ощущение глубокого спокойствия» приходит!
— Полно обижаться, мой греческий друг! — допивая содержимое бокала, ответила на выпад Мелисандра, — От большевицкой пули никто из нас не застрахован! Или сегодня она прилетит, или завтра…. Поставят нас к стенке «товарищи» и всего делов то!
— А мне почему не начислили спиртного? — отрываясь от пулемёта спросил Орк.
— Да пейте, поручик, сколько душе угодно! — заявила Мелисандра, — Но вы нам со своим пулемётом всё таки трезвый нужны, а не окосевший от алкоголя, что б не попадать из него по большевикам…
— Не переживайте, мадам! — опрокидывая содержимое своего бокала, ответил Орк, — Я и пьяным их положу, лишь бы патронов оказалось достаточно!
— Господа, Вы не поверите! — удивлённо-радостно сообщил вернувшийся из комнат Керенский, — В этом здании есть исправный телефон! Красные даже не соизволили перерезать провода! Нам можно воспользоваться этим телефоном для вызова помощи!
Белые радостно переменились в лице…..
— Кому будем звонить, господа? — беря трубку аппарата, поинтересовалась Мелисандра, — Откуда нам ждать помощи?
— Я знаю, что в Царском Селе расквартирован казачий полк… — подумав, ответил Станислав, — Они ближе всего к нам!
— Барышня, соедините со штабом казачьего полка в Царском селе… — сухо начала разговор по телефону Мелисандра, — Кто у аппарата? Дежурный офицер хорунжий Царапыч? С вами говорит командир женского батальона, Мелисандра. Нам срочно нужна помощь в эвакуации с Петергофа! Отправьте за нами машину и отряд казаков.
— Нет у меня свободных машин, госпожа Мелисандра! — слышала в трубку голос хорунжего, командир женского батальона, — Одна была, так я её отправил вечером в «Зимний дворец» с водителем Громозекой по просьбе Менталочки. Госпоже Ирине надо было вывести какое то секретное оборудование…. Не красным же его оставлять?
— Хорунжий, какое ещё секретное оборудование? У нас здесь Керенский, он поважнее всякого научного оборудования будет! Вот его то как раз эвакуировать и надо в первую очередь! Мы здесь не продержимся долго! — злилась в трубку Мелисандра, — Если в эту ночь нас отсюда не эвакуируют, то завтра поутру «Эрмитаж» возьмут красные, и нас всех расстреляют, к чёртовой матери!
— Ну нет у меня машин и свободных людей нет! Все сражаются против красных на подступах к Петрограду! — неслось ответом Мелисандре из телефонной трубки, — Могу вам только пару человек в помощь отправить, лучших наших лихих казаков: есаула Коноваленко и сотника Светара.
— Нам оружие нужно, хорунжий! — продолжала настаивать Мелисандра, — У нас с этим совсем плохо: Один пулемёт и пара-тройка пистолетов….
— С оружием и у нас неважно! Попрошу казаков взять с собой дополнительно пару карабинов ну и патроны к ним…Извините, госпожа, всё — чем могу Вам помочь!
Мелисандра положила трубку….
— Господа, вот что я могу разглядеть при свете луны и звёзд…- взял слово капитан, разглядывая в бинокль Орка видимую с «Эрмитажа» часть парка Петергофа, — Там вдалеке на пандусе, стоит грузовик. Исправен он или нет — это неизвестно. А вот ниже у края пандуса, припаркован «Руссо — Балт» моего водителя — Василия! До него гораздо ближе, да и эта машина наверняка исправна! Вот именно на ней можно нам отсюда и уехать! Ваше мнение, господа?
— Я при случае, могу её и без ключа завести…- ответил задумчиво Никос, — Проделывал я ранее такие «фокусы»! Главное — добраться до неё….
— Тогда ничего другого нам по сути и не остаётся, кроме как захватить данный автомобиль! — подытожила Мелисандра, — Иначе судьба наша, будет совсем незавидной, особенно в том случае, если попытаемся остаться здесь до наступления утра!


— Кто у аппаГата? — правой рукой Ленин держал трубку телефона, а левую ему успокаивающе нежно, лёгкими движениями поглаживала Надежда Крупская, — Это вы, Феликс Эдмундович?
— Успокойся, Володенька! — приговаривала Крупская.
— ТоваГищ, ДзеГджинский, Вам поГучили оГганизовать аГест КеГенкого и осуществить опеГацию по взятию «Зимнего двоГца» ! — продолжал решительным голосом говорить Ленин, — Мне не понятен Гезультат? ПГошли уже сутки! Что Вы мне можете сказать по этому поводу?
— Володенька, успокойся, не нервничай, тебе нельзя! — молила рядом Крупская.
— Я знаю что над «Зимним» Газвевается наш флаг! Я уже лично послал к нему вторую команду! По их отчётам, они выловили в окрестностях «Зимнего» какого то «Винни», допГосили его и с его же слов выяснили, что какая то комиссаГша и её люди уехали на машине и на бГичке в стоГону ПетеГгофа, и туда же напГавился на бГоневике КеГенский со своими людьми! Что у вас там пГоисходит, чёГт возьми, ДзеГджинский?
— Володенька, попей водички, не нервничай пожалуйста! — протягивая стакан, попросила Надежда Константиновна.
— Кому вы это поГучили?????? СехметГе????- от удивления Ульянов чуть не выронил трубку и обращаясь к Крупской, успокаивающе сказал, — Наденька, ты только сама не неГвничай и не пеГеживай пожалуйста, но это неноГмальная с саблей всё ещё в ПетГогГаде!
— Володенька, мне плохо! — простонала, держась за сердце Крупская, — Я же попросила отправить её подальше на фронт!
— Сейчас ГазбеГёмся, Наденька! — сказал Ленин, прикладывая телефонную трубку к уху, — Нет, Феликс Эдмундович, вы не можете допГосить этого Винни! Он обматеГил товаГища Джугашвили, тот ему пГиказал всыпать плетей и запеГ в каземате «Зимнего двоГца» ! И двеГь то же откГыть не получится! Потому как уже будучи запеГтым в камеГе, этот матеГшинник Винни, послал «по матеГи» товаГища ТГоцкого, а наши бойцы так и не смогли откГыть этот хитГый китайский замок на двеГи камеГы! …..Ну что бы всыпать ему ещё гоГяченьких! Там уже кто то пытался, говоГят, это пГоделать, сломанный штык в замочной скважине застрял….Феликс Эдмундович, зачем вы послали СехметГу на штуГм «Зимнего»? Да как никого больше не было??? Да хГен в конце концов с этим «Зимним ДвоГцом»! Ну и что что это очень ответственное дело? Если бы я знал, что вы отпГавите на его штуГм именно эту СехметГу, и для этого понадобится её пГисутствие в ПетГогГаде, я бы возможно вообще пеГенёс опеГпацию по взятию «Зимнего двоГца» на более поздний сГок! Почему вы не отпГавили её подальше от ПетГогГада? У нас что, не осталось больше мест в Госсии, где нам контГеволюция досаждает? Наденьке вон плохо от её даже факта пГисутствия в гоГоде!
— Володенька! — поглаживая по руке Ленина, чуть слышно говорила Крупская, — Ты только сам себя пожалей! Побереги себя для революции!
— Ну так назначьте её командиГом полка! — возмущался Владимир Ильич в трубку, — НагГадите почётным Геволюционым оГужием за взятие «Зимнего» и отпГавьте куда нибудь подальше от ПитеГа! Пусть вон контГу бьёт в Забайкалье или на Дальнем востоке! Пусть своей саблей кГушит японских интервентов или атамана Семёнова! ОтпГавьте её на усмиГение мятежа Чехословацкого коГпуса! Ну и что что там Колчак на пути???
— Володенька, не кричи пожалуйста, мне и так плохо! — молила Крупская.
— Наденька, иди пГиляг на диванчик! — отвлекаясь от трубки, попросил Ленин, — Сейчас я дам все необходимые ГаспоГяжения Феликсу Эдмундовичу…. Алло? ДзеГджинский, вы меня слышите? Не смешите меня, Эдмундович! Вы на полном сеГьёзе думаете, что какой то там Колчак способен остановить эту СехметГу??? Ну так отпГавьте её тогда в какую нибудь Западную СибиГь, всё равно это подальше от нас! Пусть помогает товаГищу Усиевичу в Тюмени гГомить белогваГдейские войска ГригоГьева-Алмазова и генеГала Пепеляева! Если спГавится — назначим её командующим фГонтом и поГучим СехметГе наводить поГядок на УкГаине и в КГыму! Главное — подальше от меня и Наденьки!
— Спасибо тебе большое, Володенька, — продолжая гладить руку Ленина, благодарила Надежда Константиновна, — И обязательно напомни, что бы её наградили очередным революционным оружием!
— Так и пишите, ДзеГджинский, пГиказ: нагГадить комиссаГа Татьяну К почётным Геволюционным боевым оГужием, саблей или шашкой с соответствующей надписью и втоГой пГиказ: Назначить командиГом полка и пеГебГосить этот полк в помощь войскам товаГища Усиевича под Тюмень! Оба пГиказа доставить с наГочным самокатчиком в ПетеГгоф! Выполняйте, Феликс Эдмундович! Это аГхиважно! И потоГопитесь пожалуйста!
— Какой ты молодец, Володенька! — радостно вздохнула Крупская.
— Нет, ДзеГджинский, вГучать саблю ей в Смольном категоГически не следует! Или подождите, пока мы с Наденькой уедем оттуда в «Гозлив»! А лучше — в тоГжественной обстановке, пеГед стГоем солдат того полка, что пеГедаётся ей в командование! ХоГошо, договоГились, Феликс Эдмундович! Спасибо Вам!
— Тебе спасибо, Володенька! — поблагодарила Крупская, — Надеюсь поживём ещё немного в тишине и спокойствии!
Ленин положил трубку телефона………………

Продолжение следует…….

(c) Дядя Митя

24+