630 ЗАВАЛИНКА «Бой за Петергоф» Часть 13 Финал


БОЙ ЗА ПЕТЕРГОФ
ЧАСТЬ 13 ( заключительная )

Яркий всполох молнии и удар грома осветили появившегося у фонтана матроса с пулемётом, ведущего впереди анархистов.
— …..Спаси и сохрани! — в ужасе перекрестилась СехметРа.
— Так они вместе с грозой и молниями приходят теперь! — обомлел от изумления Игорь.
— Дядя Митя! — схватила за руку рабочего Леночка, — Это наверное уже зомби, а не матрос дядя Саня!
— Не знаю, Леночка… — проговорил не менее изумлённый рабочий, — Я пока выходцев с того света с таким значительным карьерным ростом от матроса до мичмана ещё не встречал….
— Дядя Митя! — затрясла рабочего двумя руками медсестра, — Я не успею перезарядить свой «Маузер» в темноте! У вас где то диск с серебряными пулями должен быть! Зарядите скорей свой пулемёт, а то он нас всех на тот свет, растерзав, отправит!
— Здравствуйте! А я вот к вам! — зловещая молния осветила лицо матроса Сани.
— Да мы видим уже…. — оцепенев от ужаса, вымолвила Бастет.
Фёдор и Эдик подбежали к комиссару и спрятались за её спиной.
— Танечка, дайте ему по башке своей саблей! Может посланников сатаны можно вашим клинком срубить? — подталкивая за правую руку комиссара, шипел в ухо СехметРе перепуганный Эдик.
— Давай! Сразись с нечистой силой, комиссар! — подталкивая за левую руку, шипел в другое ухо не менее перепуганный Фёдор, — Покажи ему, что мы не боимся сатаны!
— Да отстаньте вы уже от меня! — стряхивая с обеих рук анархистов, Сехметра обнажила клинок своей шашки, — Я не знаю кто ты такой, некто похожий на нашего убитого товарища, но подойди ко мне без пулемёта и предьяви свой мандат!
— Откуда у посланников из ада мандаты? — удивился рабочий, глядя на комиссара, — А вот пулемёт у него один в один как у Сани… Наверное таки в аду их серийный выпуск уже освоили и нам на землю поставляют…
— Так, Таня, ну ладно они то все конкретно напились! — отходя предусмотрительно назад на безопасное от комиссара расстояние, ответил матрос, — Но ты то вообще не пьёшь! Какую ахинею ты, красный комиссар, несешь спрашивается? И зачем вообще крестишься?
— Ты человек? — грозно спросила СехметРа, — Ты Саня? Живой???
— Ну а кто же, блин, ещё?! — возмущался революционный матрос, — Вы за кого меня тут приняли?
— Таня, можно я его пощупаю? — подошёл Виктор Иваныч, — Из плоти ли он, из крови….?
— Щупай! — огрызнулся матрос, — Только если будешь щупать не за те места, что дозволенно, могу ведь и ударить больно!
— Вроде живой! — удивился, трогая рукой матроса, Виктор Иваныч, — Из костей, кожи, крови и плоти…А мы ведь думали, что ты давно уже мёртв!
— Живой я…. Но чуть чуть не убили! — подходя к комиссару, отрапортовал матрос, — На «Антигерманце» был…Со мной ещё пара человек на катере, что на побережье залива….
— Живой, дядя Саня! — обрадовалась Леночка, — А ведь мы действительно оплакивали тебя как мёртвого!
— Живой…. — вздохнула облегчённо СехметРа, — Но почему в форме офицера?
Матрос подбросил веток в затухающий костёр и принялся рассказывать о своих приключениях минувшего дня, с того самого момента, как он отправился купаться на берег Финского залива… Большевики и анархисты, расположившись кругом у костра, внимательно слушали рассказ матроса, уточняя некоторые его детали, одновременно рассказывая о происходящем в парке, за время отсутствия в нём Сани….Говорили долго, смеялись, пока не закончилась гроза и не наступило утро.

— Ну и где его черти носят? — спросила у Валеры Марианна, — Как в воду канул!
— Всё спокойно, вроде… Со своими встретился… — ответил Ржевский, — Поди разрабатывают дальнейший план действий!
— А ящики кто будет разгружать с катера? — взглянула Марианна на Валеру, — Ты да я да мы с тобой?
— Подождём! — усмехнулся Ржевский, — Раз Саня сказал ждать, значит будем ждать!

В свете наступающего утра, боцман, уже подходивший к Петергофу, услышал знакомый рёв двигателя автомобиля. Наученный горьким опытом, «Кара Поднебесная» спрятался недалеко от дороги, по который из Петергофа возвращался знакомый «Руссо-Балт» , в сопровождении одного конного всадника, на заметно прихрамывающем коне. Но за рулём автомобиля и в его салоне теперь находились далеко не красные….
— О как! У красных «отжали» их авто! — улыбнулся удивившийся боцман, — Ай да белые! Ай да молодцы!
Машина, управляемая интервентом, пронеслась мимо, есаул на вороном коне проскакал следом.
— А второго то коня нету… — поднимаясь из своего укрытия, размышлял боцман, — Видать «отжим» прошёл не так успешно! Будут ещё эти сухопутные любители конского навоза выпендриваться! Воеватели хреновы! Так вам и надо, казарва позорная!

— Там же у меня люди на берегу, оружие, патроны, боеприпасы к твоей пушке, Вероника…..- спохватился матрос, — Надо попробовать грузовик завести. Не на своём же горбу всё это перетаскивать?
— Василий, вы с грузовиком нам поможете? — обернувшись к печально сидевшему водителю, спросила СехметРа, — Вы ведь хороший водитель, наверняка с машиной таких размеров справитесь?
— Справлюсь… — вздохнул Василий, — Но мой «Руссо-Балт» эта машина мне не заменит…
— А мы его заведём, погрузим боеприпасы, прицепим орудие тёти Вероники и поедем выручать ваш, Васенька, автомобиль! — радостно предложила Леночка, — И всех белых арестуем!
Большевики переглянулись между собой.
— А куда ехать то? — печально вздохнула Бастет, — Знать бы ещё куда белые направились…
Рыжий хомяк решительно подбежал к Веронике и принялся чертить на земле парка корону, одновременно показывая лапой на Виктора Иваныча.
— Крестьянина на царствование? — недоумённо спросила Бастет, — Нет уж, извольте! Этого нам ещё не хватало!
— Виктора Иваныча за царской короной отправить на грузовике? — спросил рабочий, увидев что хомяк показывает лапой на грузовик, — Не самое хорошее предложение на сегодняшний день!
— Плохо что зверушка не умеет разговаривать… — печально вздохнула Леночка, подбрасывая веточки в костёр, — Наверняка ведь что то знает…
Хомяк, обхватив голову лапами, безнадёжно сел у костра, люди его решительно не понимали…
— Царское село! — догадалась комиссар, — Они направились в царское село!
Хомяк радостно закивал головой.
— Но откуда ты это узнал, Пушистик? — спросил подпоручик, поглаживая рыжего зверя.
Хомяк показал, как он бежит, одновременно указывая на здание «Эрмитажа».
— Бегал к ним этой ночью? — удивился Виктор Иваныч, — Разговор белых там слышал?
Хомяк снова усиленно закивал головой.
— Молодец, зверюга! — похвалила комиссар, — В следующий раз так и быть : Начислю тебе полную винтовочную гильзу самогона! Заслужил!
Хомяк выстроился по стойке смирно, откланявшись комиссару.
Матрос, рабочий и водитель Василий направились к грузовику, что б завести его двигатель. Остальные большевики принялись собираться в своём импровизированном лагере.
— Переставьте ремень от своей неисправной винтовки на этот карабин и отдайте его Василию, подпоручик. — приказала СехметРа, поднимая упавшее из за спины есаула оружие.
— Будет выполнено, товарищ комиссар! — отрапортовал Игорь, принимая оружие.
— Надо сообщение оставить, для тех кто сюда подтянется если что… — Вероника набрала несколько обгоревших палок из костра, что б написать что то на белом ограждении фонтана, — Вдруг нас искать будут?
Вскоре заработал мощный двигатель грузовика.
— Митька, я там тебе форму морскую добыл — сказал обращаясь к рабочему, хитро улыбающийся матрос, — А то ты своими кальсонами всех белых в Царском селе распугаешь!
— Офицерскую? Как у тебя ? — вопросительно оглядел матроса рабочий.
— Офицерскую! — утвердительно ответил моряк, — Будем теперь вдвоём мичманами с пулемётами!, Хотя какой там с тебя моряк…. Ты со свей фигурой хрен пролезешь в люк на корабле… А пока вот тебе твой наган, возвращаю!
Моряк протянул оружие рабочему.
— Не особо помог он тебе, однако… — засовывая за пояс наган, взглянул рабочий на матроса.
— Да ладно! Всё лучше, чем без него бы было! — усмехнулся моряк.
Большевики подьехали к берегу, где уткнувшись носом в песок, ждал моторный катер. Быстро перегрузив ящики с оружием и боеприпасами, они развернулись к окопам, где находилась пушка.
— Принимайте оружие, анархисты! — матрос протянул автоматы Фёдорова Эдику и Фёдору, — Всё лучше, чем ваши антикварные дробовики!
Анархисты осмотрели новое оружие, довольно прицепив на пояс подсумки с магазинами.
— Вероника и Таня, а это вам… — Матрос протянул такие же автоматы.
— Да я же шашкой в основном… — принимая оружие из рук Сани, ответила СехметРа.
— Это поэффективней будет, комиссар! — протягивая подсумки с магазинами ответил матрос, — Там ещё целый ящик гранат, набирайте сколь надо все….
Рабочий приоделся в морскую форму, довольно поправив офицерскую фуражку:
— А мне идёт!
— Подлецу, всё к лицу! — пошутил подпоручик, ухмыляясь во весь рот, — А мне переодеться не дадите? У вас вон ещё комплекты есть…
— Хрен тебе! — огрызнулся рабочий, — Это ещё заслужить надо в боях за революцию!
Вероника закинула свой автомат за спину, и приказала прицеплять пушку к грузовику. Через некоторое время, гружёная большевиками, матросами и анархистами тяжёлая машина, медленно набирая скорость, двигалась из парка Петергофа по направлению к Царскому селу. Настроение у всех было неплохое, за исключением мрачного водителя Василия, и Васяка растянул меха уцелевшей гармони:

На горе стоял Казак.
Он Богу молился,
За свободу, за народ,
Низко поклонился.

Ойся, ты ойся, ты меня не бойся,
Я тебя не трону, ты не беспокойся.
Ойся, ты ойся, ты меня не бойся,
Я тебя не трону, ты не беспокойся.

А еще просил казак
Правды для народа.
Будет правда на земле –
Будет и свобода……..

— Однако…. — изумлённо проводил взглядом спрятавшийся боцман, пролетевший мимо грузовик с громыхавшей позади пушкой, — Что там за хрень в Петергофе была…
Боцману показалось, что в кузове он заметил Ржевского и Марианну:
— Да не может такого быть! Они же на корабле!
Боцман вышел из укрытия и проводил долгим взглядом грузовик, полный вооружёнными до зубов людьми…
……За друзей казак просил –
Чтоб их на чужбине
Стороною обошли
Алчность и гордыня.
Чтобы жены дождались,
И отцы, и дети
Тех, кто ищет правду-мать
Да по белу свету…….

Начинался новый день, конца октября, полный тревог и новых приключений для наших героев…

….Для людей просил казак
Да благословенья,
Чтобы были хлеб да соль
Во мирных селеньях.
Чтобы крови не лилось
У отчего порога,
Чтоб да кривде не жилось –
Он молился Богу.
Так молился тот казак
За землю родную,
Что б не горе, не слеза
Ее не коснулись……..

КОНЕЦ!

(с) Дядя Митя

28+