Штурм зимнего …продолжение… Часть 1


Леди энд джентльмены предлагается вам увлекательный рассказ  автора который вам известен  и все его  знаете.

Вперед! господа, буржуи, анархисты товарищи и сочувствующие!

 

«Царское село» Отступление. Часть 1.

По мокрой от холодного осеннего грозового дождя дороге, медленно продвигалась конная процессия, состоящая из двух джигитов на лихих скакунах и повозки, запряжённой парой усталых лошадей…
День обещал быть тёплым и солнечным. Всадник в черкеске на белом коне, периодически смахивал пот со лба и косился на другого вооружённого джигита, того что ехал на гнедом коне. Наездник гнедого коня сверлил острым взглядом чёрных глаз своего собеседника и практически без кавказского акцента продолжал разговор:
— Алихан, ну я тебя реально не понимаю! Как ты мог отдать нашу единственную пушку из Кафешки да ещё и с грузовиком в придачу какой то приезжей красавице?
Афанасый! Ну хватит меня допрашивать, понимаешь! Сил моих больше нету тебе отвечать, когда ты мне в таком, понимаешь, тоне вопросы задаёшь! — оправдывался джигит с белого коня, — Ну так получилось, понимаешь! Как я мог отказать такой красивой девушке?
— А что у нас на Кавказе больше кольца там, серёжки, цепочки всякие больше не дарят красивым девушкам, Алихан? — бросил недоумённый взгляд Афанасий на своего товарища, — Что именно по полевой пушке надо дарить теперь каждой приезжей красавице?
— Вай, Афанасый, ну пойми меня брат, — оправдывался Алихан, — ну пойми меня брат, пришла такая красавица в Кафе. Посетителей не было… Сидит бедная, скучает… Коньячка себе немножко заказала..Немного — грамм пятьдесят! Форели солёненькой.. Я как положено, со всем кавказским гостепреимством к ней и обратился: » Зачем скучаешь, красавица? У нас так хорошо здесь, мы так рады гостям! Скрась своим присутствием в нашей новой Кафешке этот ненастный день в кавказских горах! Мы рады любой красавице, но такие как вы к нам редко захаживают! »
— И что, Алихан, — удивился Афанасий, — и вот тут ты прям так сразу нашу пушку ей и подарил?
— Нет, Афанасый! Я сначала как и положено гостепреимному джигиту познакомился с Вероникой!
— Так как у ней наша пушка то оказалась, Алихан? — продолжал возмущаться всадник с гнедого коня, — Она ведь именно сейчас нам так нужна, как горному ручью чистая протока! Чем нам от наступающего на Кавказ Деникина обороняться будем теперь? Чем землю свою родную защищать будем? Что с Кафешкой теперь без пушки будет?
— Вай, не кричи так, Афанасый! — качал печально головой Алихан, — Ну выпил я тогда с красавицей немного вина! Поговорили мы там с ней на разные темы: Про революцию, про Ленина, про этих всяких матросов с кораблей.. Потом мы ещё выпили.. Но ты же знаешь, что я, понимаешь, много не пью! Но тут такая красавица попалась! Ну а потом я и спросил: » Проси чего пожелаешь, Вероника! Всё для тебя сделаю! Хоть звёзды с неба достану!
— А вот с этого момента давай уже поподробней, Алихан! — улыбнулась с повозки, придерживая вожжи Маруся.
— Ну Вероника показала так изящно пальчиком своей нежной руки на пушку во дворе и наш грузовик.. — оправдывался Алихан, — Хочу, говорит, вот это всё! Ну как я мог такой красавице отказать, Марусенька?
— Действительно! — всплеснула сидящая рядом с Марусней Вика, — Ты ещё расскажи на увлекательную историю, за то, как ты меня попросил подбросить Бастет на грузовике с этой несчастной пушкой в плане; » Да тут недалеко, буквально за горой!»
— Ха — ха — ха! — Рассмеялся довольно Афанасий, — Так Алихан уже столько стран обьездил, что и расстояния для него не важны! Ему что Пятигорск, что Петроград — никакой прямо разницы!
— Да я просто не расслышал, понимаешь, Афанасий! — обиженно отвернул голову Алихан, — Ну что ты меня всё мучаешь? Выпил я немного, вино в голову ударило… Бастет сказала : «Петроград», а мне послышалось: «Пятигорск»… Ну я и подумал: Ведь недалеко же может Вика сьездить? По быстренькому, понимаешь… Пусть немного попользуются нашей пушкой для революции!
— А то что меня месяц не было? — ухмыляясь спрашивала Вика, — На это ты внимание не обратил? Хорошо хоть велосипед с собой был! Пришлось обратно до Северного Кавказа таки педали крутить!
— А я подумал, что тебе там в Пятигорске понравилось! Танцы там, шашлыки, песни, вечерние прогулки по городу, катание на лодках… — вздохнул Алихан, поглаживая гриву фыркающего белого коня, — потому обратно и не спешишь..
— Эх, брат! — сокрушённо покачал головой Афанасий, — Ты теперь лучше подумай, как мы теперь обратно у Вероники свою пушку будем вызволять! Подарки красавицам, как известно, забирать обратно не принято! Некрасиво всё это будет, не по джигитски!
— Вот именно, Афанасий! — согласилась, подстёгивая коней, Маруся, — Ещё неизвестно, где она и где грузовик Алихана…
— Известно лишь о том месте, куда я их довезла, — молвила, глядя в зеркальце и поправляя причёску Вика, — Они в Петергофе! Но по пути мне пришлось завернуть за снарядами на Путиловский завод. Революционеры нам их немного дали…
— Ну так мы в Петергоф и едем, понимаешь! — оправдывался Алихан, — Там и попросим у Бастет обратно пушку нашу! Скажем : » Мы попользуемся немного орудием, Вероника, а потом тебе его обратно отдадим! »
— Виртуозно, прям как умно! — сокрушённо хмурил брови Афанасий, — Прям эта красавица так сразу и согласится! А зачем им в Петергофе эта пушка вообще понадобилась?
— Так у них там в Финском заливе какой то броненосец якорь бросил.. — вспоминала Вика, — Вероника вроде там собралась с этим броненосцем воевать…
— Трёхдюймовой полевой пушкой против броненосца? — подняв удивлённо брови Афанасий, — Они там, эти революционеры себя бессмертными считают, что ли?
— Я не знаю, Афанасий, — пожала плечами Вика… Может у них там традиции какие в Петергофе по осенним дням : Из пушки по броненосцам палить из заведомо слабых орудий?
— Вот так они поди своего царя и разозлили.. — подумав, сказала Маруся, — Стреляли где не попадя из чего попало и когда хотели, вот царю это и не понравилось!
Засмеявшись, процессия отправилась дальше по мокрой дороге…

Изрядно уставший за ночь боцман, заходил на территорию парка «Петергоф». Пахло прохладой позднего дождя, слышался шум волн, доносившихся со стороны берега Финского залива, в котором покачиваясь, стояла тёмная громада его родного броненосца. Боцман направился к окопам красных, внимание его привлекли воронки от разорвавшихся на земле снарядов, потёки моторного масла и следы скатившегося к берегу броневика.
— Однако! — удивился боцман, пиная гильзы стрелкового оружия, — Серьёзный тут бой у красных был!
Боцман увидел труп буланой лошади, лежащей недалеко от окопов.
— Вот тут вы и получили по харе, казачьи сухопутные морды! — довольно ухмыльнулся боцман, вспоминая ночную встречу с есаулом и сотником, — Казаки мы… Оружие не сдаём!.. А как прилетело по заднице — так сразу и смотались! Это вот мы, моряки, никуда не убегаем! Потому как в море это сделать практически невозможно! Некуда нам, кроме как на дно, бежать..
Боцман удивлённо поднял с земли сплющенные о броню кусочки серебра, напоминающие по форме пистолетные пули..
— А это ещё что за хрень? !!! — изумился старый морской волк, — Красным уже больше заняться нечем, кроме как изготавливать из серебра пули для патронов? Или это белые офицеры от безделья развлекаются так?
Боцман со злостью пнул валявшуюся сломанную винтовку, возле которой лежал обломанный штык и перерезанный шашкой винтовочный ремень..
— Однако! Как можно так воевать, что б одновременно получить три таких повреждения оружия?
Несмотря на солнечный день, ветер на Финском заливе понемногу крепчал, нагоняя волны..
— Волнение бала на три будет.. — размышлял Кара Поднебесная, подходя к стрелянным гильзам от орудия Бастет, — И в кого они тут палили? Не по моему же броненосцу в самом деле?
Боцман увидел надпись на белой стене ограждения бассейна: «Мы направляемся в царское село. Бастет» . Рядом были написаны дата и время..
— Ну ну… Счастливого пути, краснопузая с «Авроры»! — злобно сплюнул боцман, — Главное что б валила подальше от моего «Антигерманца» !
Боцман вспомнил про следы от броневика и направился по ним к берегу Финского залива. Искорёженное тело бронемашины он обнаружил у кромки воды…
— Таки неплохо раздолбали это итальянское чудо техники! — удивился боцман, узнав марку автомобиля… — Вот только какого хрена большевики не поделили с анархистами?.. А может кто другой в броневике тогда был? …
Боцман вспомнил про белогвардейцев, которые попались ему на встречу, когда двигались на «Руссо-балте» на обратной дороге из Петергофа… Боцман удивлённо поднял женскую юбку, в которой ранее щеголял Керенский, лежащую возле пробитого колеса броневика.
— Чем они тут эти извращенцы занимались? ! Хрен знает, что у них тут с этой революцией! — Боцман заметил пришвартованный моторный катер на берегу залива, — Разобраться до сих пор не могут, кому эту власть в стране передавать! …
«Кара Поднебесная» со злостью пнул пустую бутылку из под самогона, валявшуюся у броневика и решительно направился к катеру. Керосиновый двигатель боцман завёл без труда. Выставив нужный рабочий ход оборотов мотора катера, «Кара Поднебесная» направил его к броненосцу…

— А я недавно слышала, — вспоминала Маруся, — что они догадались выстрелить из пушки крейсера «Авроры» по «Зимнему дворцу» … Александра Керенского это тогда наверняка сильно разозлило! Помнишь его, Вика?
— Помню, — ответила Вика, — Он тогда выгнал с Кафешки двух обнаглевших анархистов, которые у нас «не просыхая» , свою горилку жрали и салом её закусывали! И при этом умудрялись обыгрывать в карты приезжих военных из других стран…
— Да! Безобразничали как могли! — морщился при слове «Сало» Алихан, — Припёрлись, понимаешь к нам из Африки, там уже умудрились облапошить всю французскую колонию! Алжир что ли… Их оттудова еле еле попрасила красавица Катерина!
— Точно! Эдик и Фёдор! — подтвердил Афанасий, — Голова уже от их похождений по всему Северному Кавказу у всех джигитов болела… Как то неудобно их было попросить по хорошему убраться, учитывая наше кавказское гостепреимство… Гости ведь всё таки!
— Вот Александр Керенский их и выставил за пределы наших земель! — тяжело вздохнула Маруся, — И я ему за это саблю кавказскую подарила!
— Хороший человек был этот Керенский, — вздохнул Алихан, — Вот только с красными не соглашался в политике!
— А почему «был» ? — удивилась Маруся, — Он и сейчас наверняка живой и здоровый! Решает дипломатическим путём все проблемы и ведёт переговоры с красными!
— Сомневаюсь! — покачал головой Алихан, оьезжая очередную воронку от снаряда, — Как то у них всё скверно, понимаешь, с этой революцией пошло, раз у нас пушку попросили…
— Кто то за царя, кто то за временное правительство, кто то за красных, кто то за анархистов…- задумчиво загибала пальцы на своей руке Вика, — И все переругались между собой!
— Вай вай! — вздохнул Алихан, положив ладонь на рукоять длинного кавказского кинжала, — Худой мир — лучше доброй ссоры, красавица Вика…
— Живы ли они ещё все… ? — задумчиво проговорил Афанасий, — А как нам раньше всем хорошо жилось! Можно было в гости друг к другу ездить.. А теперь вот без сабли и винтовки таки никуда!
Конная процессия продолжила свой путь по направлению к Петергофу…

(с) Дядя Митя

24+