ЗАВАЛИНКА 693 «ЦАРСКОЕ СЕЛО» Отступление часть 20


Уважаемые дамы и господа!

Действие данного повествования не имеет ничего общего с событиями 1917 года в России. Все совпадения абсолютно случайны…

«ЦАРСКОЕ СЕЛО». Отступление. Часть 20 ( заключительная )

«Форд» наконец догнал медленно пылящий по дороге в Гатчину, танк.
— Эй вы там в танке! — поравнявшись с боевой машиной, Тавр принялся колотить по броне рукояткой нагана, — Открывайте! Где ваш комиссар?
— Там кто то снаружи к нам просится? — удивился захмелевший Васяка, — Достаём ещё одну кружку или просто пошлём на***** ?
— Чего тебе от нас надо, мил человек? — из бокового люка танка вывалился захмелевший от алкоголя революционный матрос, — Кто вы вообще такие, обормоты в кожаных куртках?
— Я чекист Тавр, пьяная ты мичманская морда! — показывая мандат, представился Гоша.
— А я чекист Валера! — ухмыляясь, продемонстрировал свои документы водитель » Форда», — Прочитать то матросик, ты ещё в состоянии? У нас пакет для вашего красного комиссара о переводе её в Тюменский революционный красный полк.
— Я её заместитель, революционный матрос Саня! — стараясь казаться трезвым, моряк протянул руку за пакетом, — Давайте его сюда! Имею право получать всю корреспонденцию, поступившую на её адрес.
Матрос распечатал пакет, бегло пробежался по строкам на бумаге и нахмурился… Содержимое приказа ему явно не нравилось. Ведь согласно ему, ни спасти Катерину из заложниц, ни догнать и арестовать Керенского, ни найти зачем то так необходимого Леночке белогвардейского полковника артиллерии, решительным образом не представлялось возможным. Рабочий, вылезший из танка следом, перехватил недовольный взгляд матроса.
— Давай бумагу сюда, Санёк! Я её зарегистрирую как положено, там входящие — исходящие, всё по журналу с печатями…
Схватив бумагу, наглый Митька отправился с ней куда то в заросли, подальше от дороги…
— Какого чёрта, товарищи? — с подозрением спросил Тавр, глядя в глаза матроса, — Куда он понёс приказ Дзержинского?
— Да Митька справится! Не впервой! — нагло заулыбался захмелевший матрос, — Я ему верю!
— Бумаги не было! Представляете? А мне как раз в этот момент приспичило! — Митька вернулся из кустов, демонстративно застёгивая ремень на матросских брюках, — Вы извиняйте, товарищи чекисты, но содержимое вашей бумаги я таки помню наизусть!
— Ах ты сволочь! Контра! — заорал Тавр, вынимая из кобуры наган и больно тыкая его стволом в подбородок пьяного рабочего, — Ты посмел приказом самого Феликса Эдмундовича вытереть свою поганую задницу? Да я тебя, контру, сейчас немедленно в расход отправлю! Тварь ты!
— Ну вы полегче там! — вылез из танка, на ходу передёргивая затвор винтовки, Виктор Иваныч, — А то ведь и по шеям можно за такие дела!
— Да вы все пьяны и не компетентны, товарищи! — выхватывая из кармана свой браунинг, закричал Валера, — Да за такие дела вас всех к стенке надо!
— Ну да я же случайно! — запричитал рабочий, уворачиваясь от больно впившегося в щёку нагана чекиста, — Я машинально! Неужто вы думаете, что я специально приказ Дзержинского использовал в качестве туалетной бумаги?
— Так я тебя сейчас чисто машинально отправлю на тот свет, падла! — проговорил зловещим голосом Тавр, взводя курок нагана.
— Ну не наглейте, товарищи чекисты! — схватив «Льюис», из танка вылез Петрович, — А то ведь ежели что, и вас обоих можно того — в расход пустить, и свидетелей таки нет!
— Измена, Тавр! — переводя ствол браунинга с матроса на Вуха, проговорил Валера, — Но нам за идеалы революции погибнуть не страшно!
— Да уберите вы уже все оружие, товарищи! — из люка танка появился качающийся Васяка, — Давайте уже договоримся по хорошему! А то перестреляем так все друг друга нахрен из за какой то бумажки! Тем более — нас больше и у товарищей чекистов шансов почти нет….

— Тётя Таня! — закричала Леночка, обернувшись с машины назад, — Смотрите что там происходит! Они сейчас перестреляют друг друга!
— Что? Стоять! Не сметь без меня! … — СехметРа решительно дёрнула рукоять затвора автомата Фёдорова и одной очередью выпустила в воздух практически весь магазин патронов, — Василий, разворачивай автомобиль!
Чекисты, услышав автоматическую стрельбу с приближающегося «Руссо-балта» поспешили убрать своё оружие.
— А вот и наш комиссар едет.. — приуныл революционный матрос.
— Ох влетит нам всем сейчас, да и вам то же, товарищи чекисты. — потирая щёку, проговорил рабочий.
Скрепя тормозами, автомобиль лихо остановился у танка.
— Кто такие? По какому праву вы тут хозяйничаете? — ствол именного парабеллума упёрся в живот Тавру.
— Мы вам, товарищ СехметРа, пакет привезли от Дзержинского и наградную катану, а вот эта контрреволюционная рабочая сволочь вытерла им свою жирную задницу! — зло проговорил Валера, показывая на Митьку.
— Дай сюда! — комиссар выхватила у матроса оболочку пакета, — Здесь пометка: » Вручить лично»! Какого спрашивается чёрта, вы отдали его не мне?
— Так он представился вашим заместителем! — Тавр показал на революционного матроса, — Вот я и отдал ему!
— Саня, ты читал приказ? — нахмурилась СехметРа.
— Да так, бегло пробежался, но спьяну ничего не понял, слова какие то, цифры.. — перепугано склонил голову революционный матрос.
— Что в бумаге было, Митька? — СехметРа затрясла парабеллумом возле перепуганного лица рабочего, — Ты её хоть прочитал, прежде чем приказом самого Дзержинского свою задницу вытереть?
— Так точно, Танечка! — кивнул головой захмелевший рабочий, — Но я всё от страха забыл в тот самый момент, когда в мою морду этот обнаглевший чекист наганом своим стал тыкать!
— Бардак тут у вас комиссар! — зло сьязвил Валера, — Наведите у себя порядок в конце концов! Пьяный сброд управляет танком!
— Отдавай сюда! — забирая наградной японский клинок, проговорила СехметРа, — Как нибудь разберусь и без ваших советов! А вы валите в Смольный и привезите мне копию приказа! Я буду ждать вас в Гатчине!
— Не всё так просто, комиссар! — зло заулыбался Тавр, — Есть второй пакет, об аресте Вероники Бастет! Прочитайте пожалуйста. Подписан то же самим Дзержинским….
Комиссар с тревогой ознакомилась с содержимым документа.
— Придётся выполнять… — тяжело вздохнула Сехметра, — Вероника, Васяка и Петрович — сдайте своё оружие!
— Ну как же так, комиссар? — упавшим голосом проговорила командир орудия, передавая автомат Фёдорова и наган Татьяне, — За что?
— За оставление боевых позиций в Петергофе! — засмеялся Валера, — И где пушка?
— Наше орудие разбито! — зло ответил Петрович, передавая свою пехотную винтовку удивлённому рабочему.
— Сволочи вы все! Да пошли вы все на******, чекистские морды! — выпалил Васяка, отдавая свою винтовку Виктору Иванычу.
— Что так приуныл, артиллерист? — развеселился Тавр, — Вас ведь не сразу в расход, вас ведь сначала на допрос к товарищу Довгань повезут!
— О Господи! А к ней то за что? — заплакала Леночка, — Уж лучше тогда сразу в расход или самоубийство!
— В машину садимся, арестованные! — проговорил Валера, захлопывая дверь «Форда», — И не балуем там на заднем сидении!
— Подождите! — приказала СехметРа, — Я сейчас Дзержинскому письмо напишу, где обьясню, что Бастет выполняла именно мои приказы и с позиций ушла именно с моего распоряжения! Всю ответственность за это беру на себя!
— Пишите, комиссар… — буркнул Тавр, — Бумага, она всё стерпит…
— Передайте это лично или товарищу Дзержинскому или, если он будет занят, товарищу Довгань! — СехметРа отдала сложенный листок бумаги чекисту Тавру.
— Передадим, конечно! — Усмехнулся Валера, заводя двигатель «Форда».
— Подождите! — закричал подпоручик, извлекая из танка ящик с продуктами и вином, — Возьмите вот этот подарок для своего ЧК!
— Положить, блин некуда, зараза.. — принимая ящик из рук Игоря, проговорил Тавр, — Вали отсюда шахтёр- матершинник! Вместо тебя этот ящик положу.. Для наших же боевых товарищей повезём…
Виктор Иваныч переглянулся с красным комиссаром и мгновенно извлёк точно такой же ящик с продуктами и спиртным из танка:
— А вот это передайте пожалуйста лично товарищу Довгань от нашего крестьянства!
— Петрович и ты вон с машины! — гаркнул Валера, — Вместо тебя положим ящик с «подгоном» для товарища Довгань! Она очень обрадуется…
Матрос и рабочий, отталкивая друг друга, выволокли из чрева танка ещё два ящика с продуктами и спиртным:
— А вот эти два ящика передайте пожалуйста товарищам Ленину и Дзержинскому! Веронику можно забирать обратно?
— Ну уж хрен то там! — зло закричал Тавр, — Мы контру Бастет на продукты не меняем! Тем более приказ именно об её аресте! Так что Вероника поедет с нами..
Мотор «Форда» снова завёлся и машина рванула по направлению к Петрограду.
— Прощайте, товарищи! — махнула рукой Вероника с заднего сидения, — Не поминайте меня злом!
— А это уж как приговорят, арестованная! — довольно хлопнул по плечу командира орудия Тавр, — Возможно и вообще не вспомнят..
— Собираемся, товарищи.. — зло сплюнула в траву СехметРа, глядя вслед уезжающему «Форду» с чекистами, — Возможно всё образуется… Я правильную бумагу составила Дзержинскому.. Феликс Эдмундович, прочтя её обязательно реабилитирует Веронику.. Только бы чекисты её доставили ему… А мы — едем в Гатчину!
Танк и «Руссо- балт» завели свои моторы и пыля, двинулись в сторону очередного населённого пункта…
Бои гражданской войны продолжились…

Вот и повести конец, а кто прочитал молодец!

(с) Дядя Митя

Дядя Митя возвращайся все просят

76+