ЗАВАЛИНКА 722 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 1.


Уважаемые леди и джентльмены дядя Митя начинает новый сериал. Приятного чтения.

ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 1.

Настольная лампа зеленого стекла, стоящая на столе товарища Довгань, бросала тусклый слабый свет на сидящего в углу Винни. Руки бедного Винни были связаны впереди грязной, но крепкой верёвкой, сам он сидел на старом стуле со следами былых кровавых подтёков и с тревогой поглядывал на товарища Довгань, производившую его допрос.
— И так, гражданин Винни, вы утверждаете, что товарищ Троцкий является гомосексуалистом??? — злобно-устало взглянула Довгань на арестованного.
— Я такого не говорил…. — осторожно выдавил из себя Винни.
— Но как же так? — поддельно удивилась товарищ Довгань, — Вот ваши слова: ДА Я Е*************** ВАШЕГО ТРОЦКОГО И ТАК ТРИ РАЗА!!!
— Это случайно » вырвалось», к слову, так сказать… — исподлобья взглянул на Татьяну Винни.
Товарищ Довгань перевела взгляд на поблёскивающий воронёной сталью, лежащий на столе тяжёлый артиллерийский «Парабеллум», который своим длинным стволом был направлен в сторону арестованного и удобно лежал как раз под правую руку Татьяны. На деревянной рукоятки пистолета, царапая лапкой круглые пуговицы магазина, развалившись сидела морская свинка.
— Уй ти уси пуси…. — нежно погладила морскую свинку Таня, — Не сознаётся наш дяденька! Ну ничего! Мы его ещё маленечко с тобой, моя пушистенькая, подопрашиваем, а потом так «Чпок» и в расход!
Морская свинка приветливо улыбнулась товарищу Довгань и, схватив в свои маленькие лапки кусочек лежащей рядом тряпочки, принялась с энтузиазмом протирать воронёную сталь немецкого пистолета.
— Далее… — зло взглянула Довгань на сьёжившегося в углу Винни, — Вы утверждаете что и товарищ Дзержинский является человеком нетрадиционной сексуальной ориентации? !
— Я этого не утверждал… — закрыл от страха глаза Винни, плотнее прижимаясь к стулу.
— Да как же так? — сделала удивлённый взгляд Довгань, — Когда наши революционеры извлекли вас из подвала «Зимнего дворца» , вы кричали что наш уважаемый Феликс Эдмундович , буквально такой пи*********, которых ещё поискать в Петрограде надо!!!!
— Это то же к слову пришлось… — осторожно начал оправдываться Винни, косясь на тёмное дуло «Парабеллума».
— Молчать, контра поганая!!! — Довгань так сильно хлопнула ладонью по столу, что пистолет и сидящая на нём морская свинка буквально подпрыгнули на поверхности стола, — Подписывай бумаги, контрреволюционная мразь! Или я тебя прям здесь в расход пущу при попытке к бегству или при попытке нападения на меня! Выбирай, сволочь, что обьяснять в аду будешь, почему я тебя туда отправила!
Морская свинка выключила предохранитель на «Парабеллуме» и немедленно отодвинулась от пистолета, что б не мешать Тане воспользоваться им.
— Не пугайся, мой маленький! Уси пусечки! — причмокнула губами Татьяна, — Какой неразговорчивый дяденька нам попался! Но ничего, сейчас он нам всё расскажет! Дадим ему последнее слов?
— Я не виноват…. — опустил глаза Винни.
— Подписывай быстрее, контра несчастная! — взяв карандаш в одну руку и пистолет в другую, Довгань решительно поднялась со своего места.
На шум хлопка по столу, в комнату на перевес с винтовкой, вбежал стоящий в охране чекист Лапшин, голова которого была перевязана окровавленным бинтом.
— Опять буянишь тут, контра! — замахнулся прикладом винтовки чекист на сидящего Винни, — А вот я тебя сейчас приложу по спине, за то что ты на меня напал в камере подвала дворца!
— Успокойтесь, Ваня. — устало произнесла Довгань, — Всё будет по закону! Сначала допрос, потом справедливый революционный суд, а далее ; высшая мера социальной защиты… Тебе в затылок жахнуть или в лоб, гражданин Винни?
— С каким удовольствием я бы вошёл в «расстрельную команду» ! — зло бросил взгляд на арестованного Лапшин и громко хлопнул за собой дверью.
— Подписывай, контра! — Татьяна решительно протянула карандаш Винни.
— Не буду… — осторожно взглянул из подо лба арестованный.
— Как же я устала за сегодня… — печально вздохнула Довгань и взглянула на надпись » Геладен» ( нем. «Заряжено» ), видневшуюся на левой стороне зуба выбрасывателя «Парабеллума». Ствол пистолета уверенно прислонился к переносице Винни, — Ну значит при попытке нападения на меня…
Морская свинка в ужасе закрыла глаза и заткнула лапками свои маленькие ушки….
— ….. А ведь сейчас ещё должны привести эту контру Бастет… С ней ещё сколько возни будет… — спусковой крючок пистолета медленно начал свой ход, приводимый в движение указательным пальцем товарища Довгань, — Передавай там всем привет в аду!
— Хорошо, хорошо, я всё подпишу! — уклоняясь от пистолета, Винни схватил карандаш из руки Довгань.
Раздался оглушительный выстрел, пуля «парабеллума» прошла рядом с правым ухом Винни, немного оцарапав его мочку.
— Всё? Можно выносить труп, товарищ Довгань ? — в комнату опять влетел Лапшин, закидывая винтовку за спину.
— Не надо! Я ещё живой! — заплакал Винни, подписывая последний лист бумаги : » С МОИХ СЛОВ ЗАПИСАНО ВЕРНО»…
— Да когда же ты уже сдохнешь, контра? — держась за разбитую голову прошипел Иван.
— Лапшин, увести задержанного. — включая предохранитель пистолета, Довгань кивнула на Винни, — Уси пусечки, подбери, моя хорошая, гильзу и можешь поиграться с ней!
Морская свинка ловко спрыгнула со стола и метнулась за дымящейся в углу пистолетной гильзой.
— Вставай уже, контра! — снимая со спины винтовку, чекист Лапшин больно ткнул штыком в спину бедного Винни.

Русский Ваня освободил от верёвок Вольдемара,
— И куда мы теперь из Царского села? — шмыгнул носом часовой, ранее охранявший » Руссо-Балт», — Оружие у нас отобрали, бой закончен, нас же расстреляют!
— Погляди… Там вон кто то у остатков орудия пытается высвободится из под засыпанного землёй окопа.. — показал рукой Вольдемар, — Пойдём, поможем человеку откопаться..
— Громозека? — Удивился Русский Ваня, помогая вылезти из земли водителю, — Живой?
— Я ранен… Идти не могу.. — тяжело выпалил Громозека.
— Значит сделаем носилки из подручных материалов и понесём тебя! — хмуро взглянул на него Вольдемар, — Не боись, помирать не оставим!
— Там вон у раскуроченного пулемёта ещё кто то лежит.. — показал рукой Русский Ваня, — Кто то из офицерОв..
Белогвардейские казаки подползли к капитану.
— Вроде дышит, но весь в царапинах и засохшей крови. Поди ещё и контуженный, вон потёки кровавые из ушей.. — вздохнул Вольдемар, — Живой, господин капитан?
— Ваше благородие, очнитесь! — Русский Ваня похлопал по щекам Станислава.
— Аааа? — очнулся, открывая глаза капитан, — Красные где?
— Ушли.. — махнул головой Вольдемар, — Не беспокойтесь, ваше благородие, они вас теперь не обидят. Идти можете?
Станислав неуверенно встал на ноги… Его сильно тошнило…В глазах двоилось… Сил ослабленного офицера еле еле хватало на сохранение равновесия..
— Двоих мы ну никак не унесём! — удручённо поглядел на Вольдемара Русский Ваня.
— Кто второй? — пересушенными губами еле еле спросил Станислав.
— Да мы тут Громозеку откопали, он то же идти не может, ноги осколками снаряда повреждены.. — посмотрел на капитана Вольдемар.
— Несите тогда его.. Я отдохну немного и сам пойду.. Вроде мои руки-ноги целые.. — устало произнёс капитан, присаживаясь на раскуроченный «Максим», — Это приказ!
— Слушаемся, господин капитан! — козырнул рукой Русский Ваня, — Разрешите идти?
— С богом, господа.. — чуть заметно кивнул головой Станислав, — Смотрите не попадитесь красным..
Подхватив Громозеку, Вольдемар и Русский Ваня, отправились в свой нелёгкий путь.
Капитан оглядел себя, перевязал платком одну кровоточащую рану на руке, похлопал себя по карманам, обнаружил в одном из них изьятый у Алжирской шпионки малокалиберный пистолет » Клеман».
— Разве что от собак бродячих им отбиваться… — с унынием еле слышно проговорил Станислав, — Ну хоть что то…… Лучше — чем ничего!
Капитан осторожно встал на ноги и не спеша, делая каждый шаг с огромным трудом, направился в сторону уехавшего в Гатчину полубронированного тягача….

Продолжение следует…

(с) Дядя Митя

62+