ЗАВАЛИНКА 724 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 3.


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 3.

Исцарапанная, растрёпанная, вся в синяках и ссадинах Вероника, направилась по дороге в Гатчину, в надежде догнать красного комиссара с его отрядом революционных бойцов. Растрёпанные тёмные волосы, усталое пыльное лицо со следами потёков от слёз, грязная куртка придавали ей некий экстравагантный вид. Вероника глянула на своё отражение в ближайшей луже, что осталась после позавчерашнего дождя и ужаснулась увиденному в нём изображению..
— Действительно ведьма… — согласилась Бастет с криком чекиста Тавра.
Привести себя в надлежащий вид у бывшего командира орудия возможности не было. Вероника зачерпнула немного воды из лужи и сделала попытку умыться…
— Докатилась, блин! Уже из лужи прихорашиваюсь .. — уныло подумала Бастет, — Куда же мне теперь ? Что делать дальше? Кто мне теперь поверит?
На «революционную ведьму» опять нахлынули слёзы обиды…

Устало бредущий по дороге израненный и контуженый белогвардейский капитан, заметил как со спины к нему приближается силуэт темноволосой женщины в кожаной куртке с какой то бутылкой в одной руке и пистолетом в другой.
— Блин… — подумал Станислав, — Час от часу не легче! Эта ненормальная что ли решила меня к себе в собутыльники под угрозой оружия записать? Вот ведь нравы пошли! Долбанная ихняя революция…
— Стоять! — закричала Вероника, приближаясь к белогвардейскому капитану, — Руки вверх!
— Да пошла ты… — еле слышно проговорил уставший и израненный Станислав, — Разбежался…
— Я буду стрелять! — догоняя капитана, кричала Бастет, — Сдавайся белогвардейская сволочь!
— От красной сволочи и слышу.. — тяжело ухмыльнулся в ответ белогвардейский капитан, — Понаберут в красную армию баб крикливых, от их воплей потом голова раскалывается!
— Я ведь пристрелю тебя, офицеришка! — больно тыкая «Браунингом» в спину Станислава кричала Вероника, — Именем революции приказываю поднять руки вверх и сдаться мне!
— Господи! Ну почему все эти краснопузые девки, напялившие на себя фуражки с красной звездой и взявшие оружие в руки, так недооценивают подготовку офицеров царской армии? — удручённо размышлял Станислав, останавливаясь на дороге, — Пора бы наконец проучить одну из них….
— Вот, молодец, остановился! А теперь руки вверх! — скомандовала Вероника.
— Помечтай! — Станислав одним ловким, заученным на курсах русского рукопашного боя движением, вырвал пистолет из рук удивлённой Вероники, одновременно оттолкнув её от себя, — Вали отсюда, ведьма!
— Блин… — Бастет упала на пыльную дорогу, — Сволочь, отдай мой пистолет!
— Угу, я бываю таким негалантный с дамами! — проговорил, ухмыляясь капитан, пряча «Браунинг» в форменные штаны, — Особенно с краснопузыми обнаглевшими девками!
— Я тебя сейчас голыми руками придушу! — Вероника бросилась на капитана, обхватив его горло своими руками, — Смерть белогвардейцам!
— Да что ты за дура то такая? — хрипел ослабленный капитан, пытаясь оттолкнуть от себя назойливую красную ведьму, — Отвали уже от меня!
Сцепившись в один дерущийся клубок белый офицер и красный командир орудия упали на землю, подталкивая ногами брошенную Вероникой бутылку французского коньяка.
— Ну отцепись ты уже от меня, красная ведьма! — хрипел капитан, пытаясь оторвать от своего горла руки Вероники, — Как же ты меня уже достала!
— Ты умрёшь сейчас, царский сатрап! — кричала Бастет, пиная коленом Станислава, чуть ниже его живота.
— Ну я сейчас тебе врежу! Даже не посмотрю на то, что ты дама! — хрипел от боли капитан, с силой ударив Веронику ладонью по правому подреберью.
— Сволочь! — заплакала Бастет, держась руками за ушибленную печень, — Больно же…
— Ну прости, сама напросилась! — потирая сдавленное руками Вероники горло, еле слышно произнёс капитан, присаживаясь на землю рядом со своим классовым врагом, — Не надо было меня пинать коленом туда, куда вообще не надо меня пинать…
— Бить бедную женщину, используя свои навыки боевого офицера — последнее дело! — плакала от боли Бастет, — Это нечестно!
— Ну я же извинился… Кстати, это часом не ты по нашему броневику била из своего орудия в парке Петергофа? — проговорил Станислав, внимательно приглядываясь к Веронике.
— Видать плохо била, если ты ещё, гад, передо мной живой тут сидишь… — утирая слёзы, проговорила бывший командир орудия.
— Ну да… Мне повезло! — усмехнулся белогвардейский капитан, — А вот тебе, судя по всему нет! Чего это красные тебя бросили?
— Не твоё собачье дело, капитанишка! — огрызнулась Вероника, — Отдай обратно мой пистолет!
— Ага… Сделай мне приятное, слазь за ним в карман моих галифе! — расхохотался Станислав.
— Извращенец белогвардейский! — зло сплюнула Бастет на землю, — Отдай, говорю, мой «браунинг» по хорошему !
— Обойдёшься, ведьма! — оглядывая Веронику, проговорил капитан, — Оружие девкам не игрушка! Ты сначала научись культурно разговаривать с офицерами..
— Да пошёл ты! — отпихнула от себя Станислава Вероника, — Угнетатель трудового народа!
— Да задолбали вы уже со своей «революционной обработкой» ! — капитан встал с земли, поднимая, брошенную Бастет бутылку коньяка, — Это поди та, что вы спёрли из наших запасов в танке?
— Это был подарок для чекистов. — буркнула Вероника, — Один ещё такой же, я разбила одному из них о голову.
— Ого! — удивился Станислав, — Да у вас уже внутренние разборки пошли? Ну прям как у нас с царской охранкой…
— У меня не было другого выхода.. — вздохнула Бастет, — Или бутылкой по голове или идти под расстрел..
— Ну тогда я приложусь к выпивке, ну если ты не возражаешь! — капитан откупорил бутылку, предварительно стерев с неё пыль об чистый участок своего рукава, — Выпьешь со мной? Или может с белогвардейским офицером пить коньяк с горла, тебе твоя классовая революционная сознательность не позволяет?
— Давай сюда! — Вероника выхватила бутылку и сделала пару глотков обжигающей, пахучей жидкости.
— Напилась, красавица? Хватит тебе? — принимая коньяк из рук противника спросил капитан, — Ну и я отхлебну!
Так, сидя на обочине пыльной дороги, где то под Петроградом, по направлению к Гатчине, пили французский коньяк два классовых друг другу врага.. Они уже совершенно не испытывали по отношении друг к другу смертельной вражды.. Алкоголь постепенно примирял двух ненавистных врагов, у белогвардейского капитана постепенно снимая остатки боли от ран, а красного командира орудия так же постепенно отвлекал от мыслей об её нелёгкой судьбе..
— Ну что, пошли что ли? — капитан отшвырнул пустую бутылку в сторону, — А как тебя хоть звать то, ведьма?
— Я тебе не ведьма, контра! — отряхиваясь, поднялась с земли Вероника, — Я боец за свободу трудового народа, красный пролетарий, командир артиллерийского…………….
— Ты попроще давай! — усмехнулся Станислав, — Я тебя так длинно называть не собираюсь!
— Вероника! — буркнула недовольно Бастет.
— Вера, значит.. — одобрительно кивнул головой захмелевший капитан, — А куда путь держала, красавица?
— В Гатчину, туда наш красный комиссар поехала.. — ответила Бастет.
— Ну тогда нам по пути! — усмехнулся Станислав, — Туда и наши подались. Вот там тогда и встретимся, каждый со своими.. Значится договоримся так: Если красный разьезд нам повстречается — возвращаю тебе твой «браунинг» и как будто ты меня как пленного ведёшь! Ну а если наши появятся, то как будто пленная это ты…
— Договорились! — Вероника подержала качающегося от ранений, ослабленного белогвардейского капитана.
— Смотри, вон какая то телега идёт, давай остановим, может по пути подкинет? — Станислав махнул рукой на приближающуюся конную повозку…..

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

64+