ЗАВАЛИНКА 727 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 5


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 5.

— Подьезжаем, господа! — Мелисандра внимательно разглядывала в бинокль подступы к месту, где расположились басмачи бая Лермонтова, — Вон конный патруль нам на встречу выехал.
— Все будьте предельно внимательны… — обратился Керенский к сидящим в грузовике, — Мы не знаем какой настрой в свете последних политических изменений у этих людей… Возможно они уже переметнулись к красным….
Несколько всадников остановились у полубронированного тягача.
— Добро пожаловать, господа, в наше уютное местечко, меня зовут «Яга», я — «правая рука» бая Лермонтова, — хитро улыбнулся, узнавая Керенского, один из всадников, по видимому кто то из командного состава басмачей.
— Представьте нас своему баю, любезнейший. — кивая головой, поприветствовала басмача командир женского батальона.
— Тогда дальше только пешком. — улыбаясь проговорил «Яга», — Наш Лермонтов не любит шума мотора и запах бензина, они отвлекают его от дум о высшей материи и возможности переустройства вселенной.
— Гыыыыы! — улыбаясь от услышанного, оскалил зубы поручик Орк.
— Коноваленко и Светар, оставайтесь у машины, а мы, пожалуй, воспользуемся гостеприимством местного хозяина. — распорядился Царапыч.
— Машину можно отогнать в сторону вон тех укреплений. — «Яга» показал направление для Никоса.
Группа белогвардейцев не спеша направилась к большому шатру, что удобно располагался в центре небольшой поляны. Первым в шатёр зашёл «Яга», доложить Лермонтову о прибывшей делегации. Через короткое время полог уютного шатра откинулся и «Яга» рукой пригласил белогвардейцев войти.
Бай Лермонтов восседал на двух шёлковых подушках огромного размера и с удовольствием пил зелёный чай. Рядом, в качестве охраны находился свирепого вида басмач, вооружённый кривой саблей и ручным пулемётом «Шоша».
— Почему с оружием? — свирепого вида басмач навёл пулемёт на вошедших, — К хозяину с оружием нельзя!
— Успокойся, Хау, это мои давние друзья… — Лермонтов, улыбаясь, поднялся навстречу гостям, — Рад видеть Вас в нашей приятной компании! Какими судьбами, Керенский?
— Так бежим от красных… — протянул для рукопожатия ладонь Александр, — Не везёт нам в последнее время.
— Понимаю… — печально вздохнул Лермонтов, — Эти красные чуть не схватили меня в поместье Бусечкиных, когда я нанёс дружественный визит своим знакомым. Пришлось уходить с боем. А кто ваши друзья, Керенский?
Глава временного правительства поочерёдно представил своих спутников.
— Артиллерист? — удивился Лермонтов, пожимая руку Хемулю, — Да ещё и целый полковник? Если царя нет, так может теперь мне согласишься послужить? Я хорошо заплачу за твою преданность, полковник, но только при условии, что ты профессионал своего дела!
— Можете не сомневаться, Лермонтов. — кивнула головой командир женского батальона, — С двух выстрелов, с расстояния полкилометра раскатал пушку противника…..
— Вот оно что.. — Бай одобрительно осмотрел с ног до головы полковника, оценивая его, как какого то породистого коня, — Такие люди дорого стоят. А то есть у меня уже один подполковник.. Но таки любитель выпить.. Пока толком наш Союзник, нигде себя не проявил, кроме как в дегустации самогона. Не самая моя удачная покупка из профессиональных военных царской армии.
— Скажите, Лермонтов, а почему у Вас такая странная для туркестанского бая фамилия? — поинтересовалась Ирина Ментальность.
— Так я по документам Михаил Юрьевич Лермонтов! — высокомерно похвалился бай, — Мне нужен был очень хороший паспорт и я позволил себе купить самый дорогой документ!
— Господин бай, а вы хоть знаете кто это такой, Михаил Юрьевич Лермонтов? — оскалился в довольной улыбке Орк.
— А какая мне разница? — отмахнулся туркестанский бай, — Какой то очень хороший человек, раз его паспорт таких больших денег стоил! Я не нищий дашнак, могу себе позволить приобрести отличнейший документ!
— А на Александра Сергеевича Пушкина документов в продаже не было? — улыбаясь, осведомился Царапыч, — Но эти бы бумаги подороже были!
— Врать не буду, таких не было.. Но если бы они были в наличии, купил бы и их. Предложили только на «Бабу Ягу», — призадумался бай Лермонтов, — Но те были недорогие и их выкупил моя «Правая рука» Серги. Умнейший человек! Паровоз своими глазами в Москве видел!
— Понятненько! — вошедший в шатёр Никос закрыл ладонью свою улыбку, — Поздравляю Вас, хозяин с отличнейшим приобретением!
— Здрасти! — следом за Никосом в шатёр буквально ввалился пьяный басмач, — Рад видеть Вас, господа! Меня зовут Союзник, я «Левая рука» нашего хозяина!
— Замечательно! — недовольно поморщилась Катерина из Алжира, — Вам не стыдно, уважаемый, выглядеть в таком виде?
— А для меня это самый нормальный вид! — Союзник, раскинув руки, полез обниматься к хорунжию Царапычу, который ближе всех стоял к подполковнику, — Ну здравствуй мой дорогой друх! Узнаёшь меня?
— Отойдите от меня подальше! — Царапыч решительно отодвинулся от пьяного басмача, — Узнаю, Союзник, но у меня редкая аллергия на алкоголь! А вы с тех пор сильно изменились.. Я ведь вас помню ещё по штабу дивизии, вы тогда отвечали за политическое и морально-нравственное воспитание офицерского состава.
— Вот как? — удивился Лермонтов, — А мне сказал что он из «Пластунов», мол с войск разведки и опытный диверсант.
— Опытный, опытный! — зло согласился хорунжий, — Особенно того, что касается пробраться в тыл к противнику и лишить его запасов крепкого алкоголя!
— А вообще то у нас, господа, с алкоголем проблем нет..- подытожил Лермонтов, — В основном все трезвые ходят.
— Так конечно! У нас действительно все трезвые ходят! — возмутился стоящий рядом «Яга», — Потому как после Союзника, остальным алкоголя больше не достаётся! Почему, хозяин, ты только ему доверяешь получать алкоголь со склада? Он же его не успевает донести до остальных!
— Давняя добрая традиция такая у нас… — развёл руками Лермонтов, — За алкоголь у нас отвечает именно Союзник. А старые традиции нельзя рушить. Обидятся наши предки.
— Так точно, господин бай! — щёлкнул каблуками подвыпивший басмач, — Угостить Вас, господа, к сожалению сегодня нечем! На сегодня больше алкоголя нет! Ничего практически не осталось… Вам надо было с утра к нам подьезжать! Вот завтра получу очередной ящик со склада, тогда может чего и останется..
— А что там насчёт артиллерии? — поинтересовался полковник Хемуль, — Вам то я зачем понадобился?
— Так у меня батарея отличных пушек! — хлопнул в ладони Лермонтов, — Почти новые, все исправные! А вот нормального командира нет. Пробовал использовать Союзника в качестве артиллериста, но выяснилось что он и в сарай с двухсот метров из пушки попасть не может… Теперь вот басмачи Ваха и Лихо этим хозяйством занимаются, но они то же не артиллеристы…
— Так там два сарая! — качнувшись, вымолвил Союзник, — Потому я и не попадаю..
— Там один сарай! — бросил злобный взгляд туркестанский бай, — Ты бы действительно меньше пил, а то…двоится уже….
— Да это же просто отлично, господин Лермонтов! — довольно потёр руками полковник Хемуль, — Целая батарея! А то красные у нас танк захватили, но если они теперь появятся здесь, то будет чем их достойно встретить! Из четырёх орудий мы их точно поразим! А снарядов много?
— И зарядов много, причём всяких разных.. — заулыбался Лермонтов и, обернувшись к Ирине Ментальность спросил, — А вы правда такой знатный учёный?
— Действительно это так! — кивнула головой Ирина, — Мои работы и научные изыскания известны со времён коронации Николая Второго.
— Это очень хорошо, красавица! — обрадовался Лермонтов и осторожно взял по руку Менталочку, — Не угодно ли вам взглянуть на моё научное оборудование, что я разместил в другом шатре? Оно конечно поскромнее того, что у Вас в грузовике лежит, как доложил мне «Яга», но всё таки в научном плане мы с Вами коллеги!
— Как вам будет угодно! — улыбнулась Ирина, — Конечно мне очень интересно! Показывайте, Лермонтов..
— Входите! — туркестанский бай откинул порог следующего шатра, в котором что то выпаривалось, высушивалось и нагревалось над пламенем спиртовок в колбах.
— Что это? — удивлённо взглянула на Лермонтова Ирина, — Активно изучаете химию? Ставите научные опыты и эксперименты?
Бай Лермонтов хитро прищурил один глаз……

Продолжение следует…

(с) Дядя Митя

83+