ЗАВАЛИНКА 731 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 9


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 9.

Три всадника остановились у крепких ворот большого двора.
— Борисыч, открывай! — Скомандовал громовым один из них, по видимому старший, — И волкодавов своих приструни! Чего они тут разгавкались?
— Доброго вечерочка, Профессор! — Виктор Борисыч распахнул ворота настежь.
— А чего собаки у сарая делают? — спросил интеллигентного вида всадник.
— Да там у нас то ли пленные… То ли заложники.. Кобальт кого то под вечер притащил с леса. — пожал плечами Борисыч.
— А ну ка посвети мне фонарём, а то темень кромешная. — попросил третий всадник, спрыгивая с коня.
— Точно, Лимон, пойдём глянем кого там принесла нам нелёгкая.. — Профессор извлёк из за пояса тяжёлый австрийский пистолет «Штеер».
Интеллигентного вида всадник принёс керосиновую лампу. Борисыч убрал собак от входа в сарай. Лимон отпер замок на массивной двери. Несколько человек вошли внутрь.
— Ну здравствуйте люди добрые… Целитель, посвяти фонарём, что б я их лица видел.. — Профессор махнул пистолетом в сторону пленных, — Какими судьбами к нам?
— Я требую что бы нас немедленно отпустили! — привстала со скамейки Вероника.
— Красная? — усмехнулся Лимон, — Требовать ты у себя в Смольном будешь, а здесь на всё воля хозяина!
— И кто ваш хозяин…? — еле слышно проговорил Станислав.
— Ну допустим я. — подошёл к капитану Профессор, — Эээ, мил человек, да что то ты совсем плохой… Целитель, поставь фонарь и осмотри белого капитана.
— До утра в сарае точно не протянет.. — отчитался врач, осматривая раненого белого офицера, — В дом его надо, там теплее. Слишком серьёзные ранения, да и Кобальт со своими с ним, похоже, совсем не церемонились…
— Ладно… Лимон, веди этих двоих в дом, там место всем найдётся. А ты красная смотри мне, начнёшь тут разглагольствовать на тему строительства светлого будущего и мировой революции, пристрелю прямо в доме! — зло сверкнул глазами Профессор, — Церемонится не буду! А попытаешься напасть, прикажу разорвать собаками!
Пленных ввели в просторный добротный деревенский дом, в котором было два этажа и новомодное по тем временам паровое отопление.
— Татьяна, найди им место, раненому лучше у печки, никуда он в таком состоянии не сбежит, а красную определи на второй этаж, пусть рядом с тобой и Жульетой будет. — пряча «Штеер» за пояс, распорядился Профессор, — Лимон и Борисыч, разгрузите припасы с коней, те что мы привезли, и пора спать ложится… Утро вечера мудренее…

— Ооо! Привет, Маргошечка! — довольно заулыбался Лапшин, толкая перед собой арестованного Винни, — Как поездочка?
— Да всё отлично, Ваня! Быстро развернулась! — поглаживая по гриве своего коня, ответила Маргоша, — Пакет и один и второй Тавру вручила.
— А я вот арестанта конвоирую обратно в камеру.. — Иван ткнул прикладом винтовки бедного Винни, — Счас закрою его, потом поболтаем!
— В камеру? — удивилась Маргоша, — Я туда только что своих котиков определила! Холодно нынче на улице ночью, как никак конец года не за горами… Им там уютней будет!
— Как это? — искренне удивился конвойный Лапшин, — Пусть тогда этот контрик с твоими котиками сидит! Чай в одной камере поместятся…
— Моим котикам от контры в камере будет дискомфортно! — оскорбилась Маргоша, — Пусть посидит в другом месте!
— Нах********** этих котов! — злобно ответил Винни, — Веди меня, вертухай, лучше уж в вольер к собакам! Еб********** я этих кошаков, нах*********** их и так три раза!
— Ах ты сволочь! — выкрикнула Маргоша, кладя руку на рукоять шашки, — Да я же тебя сейчас на куски….
— Открывай уже дверь и выгоняй своих котов. — устало проговорил Лапшин, — Мне арестованного надо до суда определять. Распоряжение товарища Довгань.
— Веди его в другое место! — нахмурилась Маргоша, замахиваясь шашкой, — Или пристрели его при попытке к бегству, или дай я его срублю! Котиков он моих не уважает! Вот же контра какая!
— Не положено! — рявкнул Лапшин, отбирая ключи от камеры у Маргоши, — Завтра приедет товарищ Галина, судья из Смольного, устроим показательный суд над контрой, потом его расстреляем, а потом уже в освободившуюся камеру можешь своих котов расквартировывать! Ну пока Бастет не доставили…
— Не трогай моих котиков, нахал! — взмолилась Маргоша, закидывая шашку в ножны.
— Пошли все вон отсюда, кошаки! — крикнул Ваня, открывая дверь камеры.
— Ах так!!! А ну как, Санька, Кабаська, Норик, Багира, Матильдон и Вася дайте ка просраться этим двоим хамам! — задорно выкрикнула Маргоша.
Все коты, повинуясь воли хозяйки, с оглушительным мявканьем разом накинулись на конвойщика Лапшина и арестованного Винни. Оба мужика отчаянно махали руками и ногами в надежде отбиться от кинувшихся на них разьярённых зверюг. В воздухе смешались маты Винни, проклятия Лапшина и злобное урчание и вой котов.
— Тыгдык…тыгдык….тыгдык! — подбадривала своих питомцев довольная Маргоша.
— Да что там происходит во дворе в конце концов! — услышав шум драки и вопли людей, Довгань выглянула в окно, — Блин, развела тут Маргоша зоопарк! Уси пусечки, моя хорошая, пошли посмотрим на этот аттракцион…
Татьяна нежно взяла в левую руку морскую свинку, которая с интересом играла стрелянной гильзой на столе, в правую руку начальник Губ.ЧК. схватила «Парабеллум» и решительно пошла во двор.
— Что там за шум? — спросил выходящий из соседнего кабинета следователь ЧК Всеслав, — Опять наши дерутся между собой из за продуктового пайка?
— Опять Маргошины коты бузу устроили.. — недовольно скривилась товарищ Довгань, — Надоел уже этот скотный двор! Чёрти во что наше Губ.ЧК. превратили!
— Так вам обоим и надо, сволочи! — в экстазе хлопала в ладоши Маргоша, — Будете знать, как обижать моих котиков!
— Прекратить смуту и безобразие! — Довгань решительно подняла пистолет вверх и, сняв с предохранителя, громыхнула двумя выстрелами в небо, — Маргоша, убери своих котов! А то я когда нибудь пристрелю их к чёртовой матери, они уже давно перепугали мою бедную морскую свинку!
— Санька, Кобаська, Норик, Васька, Багира, Матильда, брысь обратно в камеру! — скомандовала Маргоша.
— Спасибо тебе, добрая наша Танечка… — убирая руки от исцарапанного лица, еле слышно проговорил усталый Лапшин.
— Нах************ , Премного благодарен в п************** этих грёбаных котов! — изучая свои исцарапанные руки и лоб, вымолвил Винни.
— Вали следом за котами в камеру, контра! — злобно рявкнула Довгань, — Лапшин, закрой за ним дверь!
— Я не хочу с этими е*********** котами! — крикнул Винни, — Посадите меня в вольер! Я собак люблю!
— Пристрелю! — ствол «Парабеллума» товарища Довгань упёрся в живот Винни, — Марш в камеру к котам я сказала! Будешь ты мне ещё тут диктовать с какими зверями тебя содержать!
— Пошёл вон отсюда, Матильдон, или кто ты там…! Это моё место! — недовольно уселся Винни на прикрученную к полу камеры деревянную лавку.
Дверь камеры захлопнулась….
— Где Валера и Тавр? — взглянула на Маргошу Довгань.
— Наверное скоро будут… — пожала плечами всадница, — Пакеты я им вручила!
— Подождём… — убирая пистолет в кобуру, ответила Довгань.
— Разогнала этот цирк? — просматривая бумаги, к Татьяне подошёл следователь ЧК, — Тут опять «Погодинцы» лютовать начали…
— Да знаю я, товарищ Всеслав… — покачала головой товарищ Довгань, — Сейчас доставят Веронику Бастет, ей допрос устрою, а потом будем решать, что с «Погодинской» бандой делать..
— Так ликвидировать их надо! — усмехнулся Всеслав, — Давно было пора этим заняться…..
— Легко сказать! — хмыкнула Татьяна, — А на практике, трудно сделать….
— В банде есть наш человек… — тихо произнёс Всеслав, — Он нам и поможет с ликвидацией этого бандитского логова…

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

116+