ЗАВАЛИНКА 733 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 11


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 11.

— Что здесь у меня такое происходит? — бай Лермонтов стремглав выскочил из своего уютного шатра, — Что за стрельба? Ты чего безобразничаешь, полковник? Спать уже пора, а ты тут ночные учения устроил? Может ещё из пушек пальбу устроишь?
— Надо будет, устрою! — отрезал Хемуль, — Красные перед носом! В любой момент можно ожидать нападения!
— Где? Я никого не вижу! — туркестанский бай поднёс бинокль к глазам, стараясь вглядеться в темноту опустившейся на лагерь ночи.
— На! Читай! — Хемуль протянул Лермонтову записку.
— Больше похоже на шутку влюблённой особы. — хмыкнул туркестанский бай, возвращая листок полковнику, — Может тебе это письмо наша Леди, командир женского батальона написала, и подписалась так, ради шутки?
— ……И швырнула мне это любовное послание прямиком в затылок! — зло ответил полковник, демонстрируя ушибленное место, — Это же мне угрожают, что завтра приедут по мою душу на танке! Так что подымайте своих людей, Лермонтов, и готовьтесь к обороне! Открывайте ваш арсенал, нам много чего там понадобится..
— Общая тревога! — дал команду туркестанский бай, — Все в ружьё!
— Прижимай уже попу к земле, Ленка! — зло шипел рабочий, уворачиваясь от пулемётной очереди, — Ползи уже быстрее! Сходили, называется, с тобой в разведку!
— Дядя Митя! Я боюсь! — пролепетала красная медсестричка.
— Как будто я не боюсь! — досадно усмехнулся «дядя Митя», — Ох и влетит мне теперь от нашего комиссара!
— Что там к чёртовой матери, происходит? — услышав звуки пулемётных очередей, вскочила на ноги СехметРа, — Неужели Митьку и Ленку обнаружили?
— Похоже на то, что именно так всё и вышло… — устанавливая свой «Льюис» на край оврага, раздражённо проговорил революционный матрос, — Помочь им огнём? Прикрыть их возможный отход?
— Нет! — решительно отрезала Татьяна, — Обнаружим себя! Пусть теперь сами выкручиваются… Провалили такое важное задание!
— Хватит уже! Прекратить стрельбу! — скомандовал полковник Хемуль, после того как есаул и Хау расстреляли по пять магазинов патронов, — Коноваленко, взять Светара и бегом ко мне! Пойдёте в разведку к позициям красных. Когда мы сюда добирались на грузовике, я заприметил большой овраг, по нашему правому флангу, там не то что можно танк спрятать, там целый бронепоезд при желании замаскировать можно! Бьюсь об заклад, что красные расположились именно там!
— Слушаюсь! — козырнул есаул и побежал за товарищем.

Рабочий и медсестричка устало сползли на дно оврага.
— Митька, какого хрена ты там устроил такой салют в честь себя?! — положив ладонь на рукоять наградной катаны, к опешившему рабочему подошла СехметРа.
— Да я, видать, задницей своей раскормленной сверкнул, вот беляки и перепугались во мраке ночи …- рабочий попытался в шутку ответить на вопрос красного комиссара, — Вот я тут примерный план их позиций нарисовал…
— Ты выдал белым наше присутствие! — зло рявкнула СехметРа, вырывая из рук Митьки листок бумаги, — Ленка, а ты, блин, куда смотрела?! Из за этого урода в мичманской форме, мы сейчас все здесь можем получить «по полной» !
— Мы не хотели, тётя Таня! Мы не нарочно.. — хмыкнула носом Леночка, — Мы больше так не будем…
— Что вы ещё там увидели у белых? — осматривая чертежи и каракули рабочего, недовольно спросила Татьяна.
— Пушки у них золотые! — на полном серьёзе выпалил Митька.
— Ты совсем рехнулся, Димон? — покрутил пальцем у виска революционный матрос, — Что тебе там ещё от страха привиделось?
— Реально с золотыми стволами, Саня! — утвердительно кивнул головой рабочий, — Четыре пушки, батарея по сути…
СехметРа и матрос удивлённо посмотрели друг на друга.
— Вроде температуры у него нет… — озадачено проговорила красный комиссар, положив руку на лоб рабочего, — А такую пургу гонит…
— Походу наш пролетарский рабочий совсем умом тронулся. — тяжело вздыхая, произнёс Петрович, — Чёрти что ему привиделось!
— Слушай, Митька, а ты бы мог мне эти пушки нарисовать? — шахтёр Васяка протянул рабочему карандаш и чистый листок бумаги, — Ну хоть примерно, какие они по виду?
— Легко! — буркнул рабочий и принялся старательно что то чертить на бумаге.
— Рисуй рисуй, Малевич несчастный! Ответишь мне за срыв задания по разведке! — зло оскалилась СехметРа, — Саня, собирай всех на партийное собрание! Будем приговор Митьке выносить! Надоело мне с ним воландаться! Хватит! Он ещё мне за пакет уничтоженный ответит!
Все большевики кружком собрались у небольшого костра, разведённого по всем правилам маскировки в яме.
— Ну что, поползли что ли, Светар? — Коноваленко решительно, но осторожно полез в темноту по направлению к оврагу.
— Двигаем. — хлопнул по плечу есаула сотник, — Поглядим, чем там красные занимаются…
— Себя не обнаруживать, в бой не вступать. — давал напутственные указания Хемуль, — Посчитать, сколь у них людей, техники и оружия… Может удасться чего узнать про их планы…
— Говори, Лена, что произошло в разведке? — взяла слово красный комиссар, — Почему открыли огонь белые?
— Тётя Таня, да ползли мы с дядей Митей, ползли…ползли… никого не трогали и вдруг — бац! Белые из пулемётов начали палить! — развела руками красная медсестричка, — Сама ничего не понимаю!
— Ну мой «косяк», вероятно мою толстую фигуру заприметили. — отмахнулся Митька, — А может чего услышали…
— Товарищи! Какие у кого будут соображения? Высказываем! А где анархист Эдик? Какого чёрта он не на собрании? — красный комиссар решительно окинула взглядом сидящих у костра большевиков.
— А он сказал что он из левых эссеров — анархистов и ему наплевать на наши большевицкие сходки! — хмыкнул крестьянин, закуривая папиросу, — Сказал, мол пусть за него хомяк голосует…
— Гляди, гляди! — шепнул Коноваленко Светару, — Партсобрание устроили, показательное!
— Ага! Даже охрану с постов сняли… — усмехнулся Светар, — Их хлебом не корми, дай погорланить революционные речи! Опять сдуру ерунду свою большевицкую болтать будут!
— ….. Я давно не доверял этому грязному рабочему! — начал свой обвинительный монолог водитель «Руссо-Балта», — Ровно с того самого времени, когда он весь перемазанный, как свинья, залез с грязными ногами на чистенькие сидения моей зелёненькой лакированной машины! И винтовкой он мне своей постоянно тыкал! И угрожал мне!
— Не надо, Васенька! — попросила Леночка, — Дядя Митя это делал не со зла! Он хороший…
— Контра он! — показал Васенька на рабочего, — Он предал нашу с вами революцию, Танечка! Расстрелять его!
Татьяна удивлённо посмотрела на водителя «Руссо-балта».
— А я ему то же не доверяю! — зло бросил подпоручик Игорь, — Я предателей чувствую на расстоянии! У меня на это особый нюх! Сволочь он, переметнувшаяся! В расход его!
Услышав такие слова от бывшего белого подпоручика Татьяна от удивления присела на месте.
— Я Митьку знаю давно! — огрызнулся Саня, — Не может он предателем быть, не из таких он! И Ленка его давно знает!
— Правильно говорите, дядя Саша! — захлопала в ладоши красная медсестричка.
— Так вон она какая, «Шумелкамышь» ? — тихо заулыбался Коноваленко, наблюдая за партсобранием красных, — Вот, значит кто по Хемулю стонет!
— А спорим, что толстого Митьку, назначат виновным? — хмыкнул в кулак Светар, — На десять рублей золотом спорим?
— Так вроде комиссар не дура у них… разберётся… — неуверенно произнёс есаул, — Хотя давай поспорим! Так и быть!
Белые казаки подползли чуть поближе….
— Не верю я Митьке! Не наш он человек! — сурово прищурил глаз шахтёр Васяка, — Хитрый он и изворотливый! Кинжал вон у кавказцев забрал! Непорядочный он, контра, одно слово! К стенке его!
— Нормальный он мужик, хозяйственный! — зло взглянул на шахтёра анархист Фёдор, — Не украл же он его в самом деле! Петрович, ну скажи ты хоть слово в защиту рабочего!
— А я воздержался! — отвернулся от костра Вухь, — Сами решайте!
— Виктор Иванович, а ты что скажешь? — СехметРа обернулась к крестьянину.
— Да я то же воздержусь от принятия решений… — Виктор Иваныч закурил очередную папиросу, — Жалко, что так с разведкой всё вышло… Ну хот какую то информацию мы от Митьки имеем..
— Имеем?! — зло выпалил Васяка, — Ты посмотри внимательно, какие пушки по моей просьбе мне этот «Забайкальский клоун» нарисовал!
— Хмм… — крестьянин развернул лист бумаги, — Митька, а ты часом реально — не заболел? С головой твоей рабочей всё в порядке?
— Да он издевается над нами, товарищи! — зло вскрикнула СехметРа, изучив рисунок рабочего, — Это же какая то детская хрень со времён царя гороха! Нет таких пушек больше!
— Я именно такие видел! — огрызнулся рабочий.
— Марианна, твоё решение? — вопросительно посмотрела красный комиссар.
— Да я то же, пожалуй, воздержусь… — печально вздохнула Марианна, облокотившись на свою винтовку, — Но в последнее время Митька действительно выглядит каким то нездоровым..
— И так… Подытожим! — закинув руки за спину, Сехметра решительно поднялась со своего места, — Трое против Митьки, трое — за Митьку, трое — воздержались…
— А ты то сама за кого, комиссар? — подозрительно взглянул на Татьяну революционный матрос.
— А я за справедливость! — гордо вскинула голову СехметРа.
— Накрылись твои десять рублей, Светар! — довольно хмыкнул есаул, — Сейчас этого толстожопого красного оправдают!
— Давай подождём, паря! — улыбнулся сотник, — Посмотрим дальше на это революционное шоу!
Внезапно хомяк вскочил со своего места у костра и кинулся к ногам Игоря.
— Вот теперь нас большинство, Танечка! Анархист Эдик передал голос моему хомячку! — довольно погладил свою зверушку подпоручик, — Четверо против троих, которые за Митьку!
— Это просто песец! — еле сдерживаясь от смеха,закрыл ладонью Светар свой рот, — У большевиков теперь хомяк рулит! Ты часом не знаешь, у их Ульянова — Ленина своего хомяка нет? А то для меня до сих пор вопрос: Кто же эту поганую революцию замутил: Ленин или его хомяк?
— Скоро, наверное и зверюге вручат «Маузер» и кожанку! — давясь от смеха, поддакнул Коноваленко, — Будет красный комиссар, революционный хомяк!
— Гражданин рабочий… неуверенным голосом произнесла Сехметра, — За предательство, срыв важного революционного задания по разведке, вещизм и действия несвойственные пролетариату…. Сдайте своё оружие!
— А вот это видела,комиссар? — рабочий резко поднял собранную из трёх пальцев фигу и направил её в сторону опешившей от такой наглости Татьяны, — Не ты мне его вручала, не тебе и забирать его у меня!
— Что ты сказал?! — заревела рыком пантеры СехметРа, выхватывая одним заученным движением клинок катаны, — Сдохни, контра!
Острый как бритва клинок, мгновенно полетел к горлу перепуганного рабочего………….

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

Димка выходи в сеть. Анжела обещала )

112+