ЗАВАЛИНКА 737 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 15


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 15.

Первая граната ударила в боковую часть танка и с грохотом разорвалась, оставив при этом небольшую отметину на корпусе. Вторая ударила в верхнюю часть левой полубашни артиллерийского орудия, оставив такую же точно отметину.
— Зарядить орудия! — дал команду царский полковник, — Сменить капсуля на замках!
— Только так могу… — сказал Фёдор, отрываясь от рычагов управления танка,- Лучше его установить не получится…
— Мне и этого достаточно, — закрывая затвор последнего исправного орудия, заметил Петрович.
— Обратно в укрытие! — скомандовал полковник Хемуль, заметив замерший ствол левой полубашни танка.
Расчёт батареи мгновенно спрятался в нишах.
Грохнуло орудие танка, трёхдюймовый снаряд взрывом искорёжил и привёл в полную негодность вторую бронзовую пушку басмачей.
— Отлично! — ухмыльнулся Эдик, — Осталось ещё две, и больше нам ничего не угрожает!
— К орудиям! — рявкнул полковник, устанавливая прицелы на пушках.
— Сейчас ещё одну пушку беляков в утиль отправим! — закрывая затвор орудия, ухмыльнулся Петрович.
— Огонь! — что есть силы, крикнул Хемуль.
Белым, клубящимся дымом устаревшего чёрного пороха ударили два орудия басмачей. Первая граната вошла в нижний срез танковой полубашни и разорвавшись, снова оставила лишь небольшую вмятину на её корпусе. Вторая граната рванула ровно в месте крепления центрального болта механизма гашения отдачи орудия танка, ослабив его крепление и сбив при этом прицел.
— Чёрт! — выругался, Петрович, — Попробую выстрелить.
Ухнуло орудие танка красных, снаряд ушёл выше позиций батареи и разорвался в ближайшем пролеске. Пушка, в следствии отдачи при выстреле, слетела с механизма крепления крепления ствола к полубашне и её окончательно заклинило… Последнее орудие танка оказалось неисправно….
— Чудненько, господа! — довольно заулыбался полковник, разглядывая в бинокль танк противника, — Перезарядить орудия, заменить капсуля на замках! Сделаем пару выстрелов, как в тире….
— Что, танк подбили? — подходя к царскому полковнику, осведомился туркестанский бай, — Молодец, полковник! Будешь награждён!
— Рад стараться, ваше высочество! — рассмеялся Хемуль, — Давайте своих пулемётчиков сюда и кавалеристов. Особенно нужен Хау с горящим факелом.
— Что вы задумали, полковник? — удивилась подошедшая Мелисандра.
— Возьмём всех красных в плен! — довольно хмыкнул Хемуль, — Весь экипаж танка! Распорядитесь, пусть «Яга» и Никос, бегут сюда и принесут четыре канистры с керосином. Вот теперь самое веселье начинается! И Орка с «Максимом» мне сюда!
Белогвардейцы и басмачи принялись выполнять распоряжения царского полковника.
— Огонь! — скомандовал Хемуль.
Громыхнули устаревшие пушки басмачей. Через облака белого дыма снова полетели две гранаты в сторону танка. Одна их них ударила точно в левую подвижную гусеницу танка, полностью лишив его возможности хотя бы развернуться, вторая ударила в бойницу пулемёта Эдика, искорёжив само автоматическое оружие..
— Ну вот и «приплыли» товарищи… — бросая ненужные рычаги управления танком, с досадой проговорил Фёдор, — Что дальше то делать будем?
— Пулемёт в передней части танка разбит. — доложил Эдик, — Есть ещё один в задней части, но толку от него мало… Только если белые с тылу атаковать начнут… Переставить его быстро не получится..
— Ну что, споём революционную песню? — хмыкнул Петрович, — Может быть последнюю в нашей жизни? Леночка, зачем ты с нами пошла… Сидела бы сейчас возле комиссара…
— Готово! — ставя канистры с керосином, отчитались греческий интервент и «Яга».
— Гыыыыы, — проговорил поручик Орк, — «Максимка» установлен. Куда палить?
— Бей в направлении оврага, где сидят остатки красных, если они вдруг решат бросится на помощь экипажу своего танка. — указал царский полковник направление стрельбы для Орка, — Что бы они и носа не высунули! «Яга» и Никос, идём с канистрами по старым окопам, что правее от танка, как раз близко к нему подберёмся! Хау, вот тебе динамитная шашка, давай на коне обойди танк слева и повесь её на ствол заднего пулемёта, фитиля хватит… Подожжёшь и уходи, ты мне нужен с горящим факелом недалеко от левой стороны танка. Вперёд, господа!
Полковник, «Правая рука» бая Лермонтова и греческий интервент, двигаясь по окопам, бросились с канистрами к танку большевиков. Хау, вскочив на коня ринулся к нему с другой стороны. Лихо повесив динамитную шашку с дымящимся бикфордовым шнуром на ствол заднего пулемёта, хитрый басмач увёл своего коня подальше от взрыва.
— Вот же сволочь какая! — ругался Эдик, стараясь стряхнуть зависшую на верёвочной петле на стволе пулемёта дымящуюся шашку.
Раздался взрыв, казёнником искорёженного пулемёта анархиста больно ударило по плечу.
— Ну всё… — теперь у нас кроме личного оружия ничего нет, с досадой проговорил Петрович, — Четыре автомата Фёдорова, Несколько винтовок Мосина, гранаты… Но воспользоваться мы ими сможем, только если из танка выйдем… Пошли что ли, товарищи?
Оклемавшийся после взрыва мины Васяка попытался открыть боковую бронедверь танка.
— Есаул, а ну ка дай те ка по двери из пулемёта! — хохотнула командир женского батальона, — Дистанция небольшая, все пули пойдут чётко по двери танка.
Заработал «Мадсен» в руках умелого казака, пули защелкали по боковому выходу из танка.
— Блин, сволочи! — поспешно закрывая бронедверь, выругался Васяка, — Просто так не вылезти!
— Никос, «Яга», закидывайте канистры на крышу танка! — ловко кидая свою ёмкость с керосином из окопа, распорядился царский полковник.
Греческий интервент и именитый басмач закинули все остальные ёмкости с жидкостью.
— А теперь, мой греческий друг и туркестанский басмач, расстреливайте их из своего оружия! — засмеялся Хемуль.
Никос перевёл свой тяжёлый «Маузер» в режим автоматического огня и постепенно меняя магазины, стал уверенно дырявить ёмкости… То же самое делал «Яга», использую при этом свою английскую винтовку «Энфилда «.
— Это керосин? — почуяв запах горючей жидкости, со страхом проговорил Эдик.
— Значит так, господа большевики! — крича, обратился к запертым в танке царский полковник, — Предлагаю вам сложить оружие и сдаться на милость победителя! Выходим из танка по одному с поднятыми руками! При попытке оказания хоть малейшего сопротивления — убиваю на месте! Даю три минуты на раздумье, после этого — поджигаю танк и горите вы все в аду, краснопузые!
«Яга» перезарядил свою английскую винтовку, Никос сменил на новый магазин в «Маузере», полковник достал «Кольт» и прицелился в сторону бронедвери танка. «Хау» с факелом на коне занял позицию чуть позади танка.
— Сволочи! — в негодовании разрывая на себе рубаху, задыхаясь кричал Васяка, — Не хочу так помирать!
— Может красный комиссар нам чем поможет? — уныло произнёс Петрович, проверяя магазин своего автомата Фёдорова, — Она же всё спланировала! Значит и на такую проблему есть решение её вопроса?
— Я сдаваться не намерен! — зло ответил Эдик, занимая место у бронедвери, — Умру с оружием в руках!
— А я подорву себя вместе с танком, после того как вы его покинете… — проговорил Фёдор, сжимая в руках гранату Рудловского.
— Подождите, дяденьки! — запрыгала Леночка, — Там полковник Хемуль, если мы сдадимся, я договорюсь, что бы он нас не трогал!
— Прошла одна минута! — крикнул Хемуль, — У вас ещё две! Далее мы с друзьями любуемся костром из горящего танка и будем вдыхать запах аромата поджаренных шашлыков из красной большевичены…
«Яга» и интервент одобрительно засмеялись, нацеливая своё оружие на бронедверь. Хау замер в ожидании команды, поднимая горящий факел над собой. Конь Хау беспокойно перебирался с ноги на ногу….
— ХРЕН ВАМ, УБЛЮДКИ! — пиная бронедверь танка, из него выскочил Эдик, пытаясь очередью из автомата Фёдорова достать спрятавшихся в окопе Никоса, «Ягу» и Хемуля.
Царский полковник среагировал мгновенно; быстро прицелившись в живот анархиста, Хемуль нажал на спусковой крючок «Кольта» 45 калибра. Грянул выстрел, тяжёлая пуля вошла в живот Эдика.
— Вот и всё… — роняя автомат, Эдик схватился за живот.
— Дядя Эдик! — заплакала Леночка, осознавая как серьёзно обернулась ситуация вокруг неё, — Вставайте!
Но анархист, согнувшись » Калачиком» и держась за живот, больше не шевелился…

— Что ж ты не командуешь, комиссар?! — зло затряс за руку Татьяну рабочий, — Делай же хоть что нибудь! Их же сейчас сожгут всех!!!
— Я… я….- неуверенно начала Сехметра, вынимая «Парабеллум» из кобуры, — Вперёд, товарищи! Поможем нашим революционным братьям!
— Куда! — сдергивая за ногу красного комиссара внутрь окопа, закричал Саня, — ПУЛЕМЁТ!

— Гыыыыыы! — заулыбался поручик Орк, выпуская длинную прицельную очередь из «Максима» в направлении оврага, где скрывались красные.
— СВОЛОЧЬ ТЫ, ХЕМУЛЬ! ПОДОНОК! — с полными глазами слёз, Леночка рыдая, выскочила из танка, — Вот тебе, вот тебе, вот тебе!!!…………..
Зазвучали неприцельные выстрелы из «Маузера» красной медсестрички. Нахлынувшие слёзы мешали точной стрельбе из пистолета, пули не причиняли никакого вреда белым. Полковник показал рукой на медсестру затаившемуся Хау, тот кивнул в знак понимания и пришпорил своего коня. Подлетев к Леночке он ударил её по спине древком факела. Красная медсестричка, выронив тяжёлый, дымящийся от выстрелов немецкий пистолет, упала без сознания рядом с лежащим у танка, анархистом Эдиком….

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

143+