ЗАВАЛИНКА 739 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 17


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 17.

— Комиссар.. — положил ладонь на плечо Татьяны Виктор Иваныч, — Может ночью попробуем? У нас есть твой автомат, три винтовки, карабин… Машина исправна… Попробуем ночью отбить своих? Ты же видела, что днём это бесполезно!
СехметРа оглядела оставшихся у неё людей.
— Старенький крестьянин, Марианна, бывший подпоручик и интеллигентный водитель, вот и вся моя армия.. — тяжело вздохнула Татьяна, — Всех своих людей уже положила.. Белые их расстреляют.. Может ещё Леночку пощадят…

— Отлично! — проговорил довольно Хемуль, оглядывая двоих новых пленных, — Сделайте им перевязку и закройте вместе с остальными, а красную медсесричку ко мне в шатёр! Побеседую я с ней… А вы, господа, формируйте ударную кавалерийскую группу и рванём в овраг… Навестим там оставшихся красных…
Коноваленко, Светар, Хау, Царапыч, Лихо и Ваха вскочили на своих коней.
— Я то же с ними! — к ним присоединилась Мелисандра, поглаживая по гриве подаренного её туркестанским баем коня, — Может с их комиссаром познакомлюсь там…
— Тогда я то же пожалуй, поеду.. — хмыкнул царский полковник, поправляя шашку, — Коня мне!
Восемь конников понеслись к месту, где спрятались остатки красных.

— Уходите! — проверяя автомат Фёдорова, решительно крикнула СехметРа, — Я прикрою! Незачем нам всем погибать! Это приказ! Ты — за старшего, Виктор Иваныч! Будешь в Смольном — доложишь товарищу Дзержинскому, что так мол и так, мы потерпели неудачу.. Виновата во всём я одна… Уходите немедленно!
— Ты хорошо подумала? — с тревогой в голосе произнёс Виктор Иваныч, хватая свою длинную пехотную винтовку.
— Хорошо… — вздохнула СехметРа, — Вот, возьми Митькин кинжал… Не хочу что бы он достался белым… Хоть какая то память о рабочем…
Василий завёл «Руссо-Балт», подпоручик, Марианна и крестьянин запрыгнули на сидения авто.
— Трогай, Вася! — обернулась к комиссару Марианна, — Прощайте, Татьяна!
— Не поминайте дурным словом! — крикнула СехметРа, открывая огонь по приближающимся всадникам, — УХОДИТЕ!
— Бензина до Петрограда точно не хватит…. — удручённо заметил Василий, — Свернём в тот лес… Может там удастся спрятаться…
Зелёная лакированная машина лихо рванула с места….
— Рассредоточится! — крикнул Хемуль со своего коня, — Не попадите под обстрел!
— Да это же сама СехметРа! — уходя от огня автомата красного комиссара, крикнула командир женского батальона, — Её надо брать только живьём! Это ж какой козырь в наших руках!
— Бл….. — падая с убитого коня, крикнул Царапыч, — До неё ещё живьём добраться надо!
Следующим, от меткого огня комиссара, коня потерял Светар, кувырком улетев с него в жухлую траву.
— Не подставляемся, господа! — кричал царский полковник, делая манёвр по уходу от губительных очередей огня автомата комиссара.
— Получите, гады! — меняя очередной магазин, СехметРа увидела как » Руссо — балт» скрылся в лесу, — Успели таки товарищи..
— Вот красная зараза! — крикнул Лихо, падая со своей убитой лошади, — Попадёшься ты мне!
Пять оставшихся конников поделились на две неравные группы и быстро приближались с разных сторон к Татьяне.
— Ага, не нравится! — ухмыльнулась СехметРа, бросая пустой автомат Фёдорова, — Сейчас ещё попробуете пилюль с моего «Парабеллума»!
— Бах..Бах..Бах…Бах…..- зазвучали выстрелы именного пистолета красного комиссара, — Бах..Бах…Бах…Бах…..
Рычаги затвора пистолета остались в поднятом положении. Магазин пистолета был пуст. Татьяна решительно скинула опорожнённую обойму и попыталась вставить полную, но в этот момент ударом своей шашки пистолет из её рук выбил подлетевший басмач Ваха. Татьяна мгновенно выхватила катану и с разворота ударила по ноге конника.
— Вот ведьма! — пытаясь остановить кровь, крикнул Ваха, — Ногу распорола!
— Сдавайся, красная! — с шашкой наперевес к комиссару подлетел лихой рубака Коноваленко, — Обещаем не убивать!
— Хрен тебе, казарва! — отбивая удар шашки, крикнула СехметРа, — Сдохнешь здесь от моего клинка!
— Получи комиссар! — скользящий удар со спины нанесла подоспевшая Мелисандра, — Больно, краснопузая?
— На тебе! — схватив во вторую руку шашку, СехметРа нанесла ответный удар.
— Нас больше! — крикнул полковник нанося удар своей шашкой, — Сдавайся!
— И не подумаю! — отбивая его удар, крутанула » Колесо» клинком катаны Сехметра.
— Вжик!! — нанёс удар своей туркестанской кривой саблей Хау и профессионально отскочил обратно.
— Сволочь! — прижимая руку к окровавленному плечу, произнесла СехметРа.
— На тебе! — снова атаковала Мелисандра, — Сдавайся!
— Хренушки! — перерубая клинок её шашки катаной, ответила СехметРа.
— А так? — крикнул Хемуль нанося удар в спину красному комиссару.
Татьяна получила ещё одну серьёзную рану, силы постепенно покидали её, теперь против неё остались лишь три вооружённых клинками белогвардейских всадника, но те были неплохими профессионалами боевой рубки.
— Получи! — крикнул подскочивший Коноваленко, нанося очередной удар своей шашкой.
— Дзинь… — звякнула перерубленная катаной комиссара шашка лихого казака.
— Ах ты красная зараза! — отступая от красной, крикнул есаул, — Но ничего, недолго тебе осталось!
— А вот тебе! — крикнул Хау со своего коня, нанося сильнейший удар по шашке красного комиссара.
Шашка, которую держала в левой руке СехметРа, не выдержав удара кривой сабли туркестанского палача, со звоном лопнула.
Татьяна обхватила двумя руками рукоять японской катаны.
— На тебе! — нанося удар по басмачу, крикнула СехметРа.
— Без меня, теперь господа.. — держась за окровавленную рану, прокричал Хау, — Возьмите её!
— А вот такой удар? — подлетевший Хемуль ударил своей шашкой по рукоятке японского меча красного комиссара, чуть не обрубив ей пальцы.
СехметРа, пыталась рубануть катаной полковника, но вылетевшая от удара шпилька крепления рукоятки меча не дали ей это сделать. Клинок вылетел, оставив в руках татьяны лишь одно дерево, с красивым коричневым шнуром обвязки  рукоятки..
— А теперь сдавайся! — приставив лезвие шашки к горлу красного комиссара, произнёс царский полковник.
— Гады… — без сил опускаясь на землю, Татьяна ладонями пыталась закрыть полученные в неравном клинковом бою кровоточащие глубокие раны.
Коноваленко спрыгнул со своего коня и накинул крепкую верёвку на красного комиссара.
— Перевяжи её сначала… — крикнул Хемуль, соскакивая со своего жеребца, — А то не ровен час, помрёт от кровопотери… Вот так удача, господа! Сама красный комиссар у нас в руках!
Белые взвалили на одного из коней связанную Татьяну и повезли её в стан туркестанского бая…
— Осмотрите овраг… Оружие подберите…. — дал команду Царапычу и Светару полковник Хемуль, подымая выпавший клинок катаны, — Но по моему все уже ушли… Да и чёрт с ними! Их руководство у нас в плену! Поздравляю, господа!
Казаки, после беглого осмотра оврага, принялись догонять своих товарищей….

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

119+