ЗАВАЛИНКА 742 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 20


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 20.

— Лермонтов, вы там хвалились запасами анаши? — откидывая полог шатра туркестанского бая, внутрь вошла Ирина Ментальность, — Может и какие другие наркотические средства у вас в наличии имеются?
— Аааа! — довольно заулыбался Лермонтов, поднимаясь с подушек на ковре, — Значит вы всё таки заинтересовались, мадам, моим производством? Есть и опиум… и гашишное масло… А вы какую дурь предпочитаете, мадам?
— Дурь, с вашего позволения, нужна не мне, Лермонтов! — в недовольстве сложила руки на груди Ментальность, — Она нужна в качестве анальгетика и вашим басмачам и белым и красным! Был серьёзный бой, если помните! Множество раненых и с той и с другой стороны. Необходимо оперативное вмешательство, а без анестезии это сделать практически невозможно…Много швов и перевязок, если вы сможете это осуществить сами без наркотиков, то флаг вам в руки, Лермонтов!
— Конечно, конечно! Для раненых будет всё самое необходимое! — кивнул головой туркестанский бай, — «Яга», распорядись выдать всё самое необходимое! Никак не могу Хау найти… Будешь теперь ты за него телохранителем..
— Ваш бывший телохранитель и личный палач то же сильно пострадал в схватке с красным комиссаром! — ухмыльнулась Ирина, направляясь к выходу из шатра в сопровождении «Яги», — Хорошо его рубанула СехметРа своей катаной. Его то же сейчас оперировать буду…
— Неплохо бы было взглянуть на этого красного комиссара…- затягиваясь опиумной трубкой, рассуждал туркестанский бай, — Порезать такого лихого рубаку как Хау? Это надо уметь…
— Заходите через час-полтора, после операций. — крикнула Ментальность на выходе.

— Добро пожаловать, мадам, в наше скромное пристанище в ЧК! — Ярик услужливо протянул руку Гале, помогая ей покинуть кабину грузовика.
— Вы очень любезны, прапорщик! — улыбнулась судья, подавая свою ладонь, — Но я к вам ненадолго, вынесу приговор Винни и этой… как её…. Бастет…
— А вот с Вероникой заминка… — к машине подошла товарищ Довгань, — Здравствуйте, товарищ революционная судья…Сбежала эта контра от моих людей. Напала на них, ещё и оружие у одного забрала…Так что вам, Галя, придётся немного подзадержаться у нас! Задержим скоро и Бастет… Долго от нас она бегать не сможет…
— Ну что ж, пару дней могу и подождать… — Галя внимательно осмотрела внутренний двор Губ.Ч.К, — А пока ознакомлюсь с делом Винни.
— А вы, прапорщик, собирайтесь! — обратилась Татьяна к Ярику, — Берите с собой необходимый запас топлива, дополнительно оружие и продукты в грузовик. Загрузить помогут наши чекисты, пулемёт один ещё пожалуй надо взять.. Посмотрите на складе у товарища Степаняна.
— Куда направляемся на этот раз, любезнейшая Татьяна? — Сергеев галантно взял за руку начальницу ЧК, — Намечается пикник, совмещённый с расстрелом контры?
— Оставьте ваши шуточки, товарищ бывший царский прапорщик! Едем ликвидировать банду «Погодинцев».. — рассмеялась Татьяна, отмечая нелепую шутку Сергеева, — Выезжаем через час на двух машинах. Бронелисты для своего грузовика не забудьте…
— Аль момент! — козырнул Ярик рукой к царской фуражке без кокарды, — Я как обычно, душой и телом завсегда готов помочь нашей с Вами пролетарской революции, моя милейшая дама с «Парабеллумом» !
— Лапшин, проводите Галю в мой кабинет и оставьте арестованному Винни еды на сутки, — Распорядилась Довгань, обращаясь к чекисту с исцарапанным лицом и перевязанной головой, — Думаю, на больше мы не задержимся… Собирайтесь с нами, нам понадобится каждый человек!
— Еду арестованному выделить из тех запасов, что нам Валера с Тавром от красного комиссара привезли? — хватая свою винтовку, вопросительно посмотрел на Татьяну чекист Лапшин, — У арестованного от таких кулинарных излишеств, его контрреволюционная харя не треснет?
— Вот именно, товарищ Лапшин. — усмехнулась товарищ Довгань, — Там на кухне возьмёте несколько кусков варёной конины, четверть буханки хлеба и большую кружку молока. Не вином же французским контру поить в самом деле…
— Ваня, возьмите ещё мяса на моих котиков! — попросила Маргоша, проверяя свою винтовку, — Пусть Винни их покормит! Всё равно в одной камере сидят…Я то же с вами еду в «Погодино».
— Будь они неладны, эти твои коты! — разозлился чекист Лапшин, ощупывая своё исцарапанное лицо, — Возьму и на этих, мявкающих…
Чекисты Сергей Витальевич, Грифон Крымский, Пикассо и товарищ Степанян стали загружать в грузовик тяжёлые бронированные листы стали, ящики с патронами, оружием, пулемёт «Максим» и ещё один пулемёт «Кольта» дополнительно.
— Нужна нам эта «картофелекопалка» ? — недовольно произнёс Сергеев, оценивая американский пулемёт.
— Пригодится. — помогая размещать оружие, хмыкнул чекист Тавр, — Тем более другого нет…
— Судью разместили. — вышел из здания ЧК следователь Всеслав, — С делами ознакамливается…Вернёмся с ликвидации, она к тому времени и с приговорами определится…
— Добро. — проверяя магазины своего немецкого пистолета, ответила Довгань, — Осталось по пути встретится с нашим человеком с банды…

Сухо лязгнул отпираемый замок в камере Винни.
— Эй, арестованный. — конвойный Лапшин поставил на небольшой стол камеры две тарелки и большую эмалированную кружку с молоком, — Здесь семь кусков мяса, хлеб… Это на тебя, контра, и на шестерых Маргошиных котов, будь они неладны…
— Хорошо, мы с этими заи************ котами обязательно поделимся! — недобро скривился в ухмылке Винни, оглядывая принесённую еду, — Хоть, бл***, пожру по человечески перед смертью….
Дверь камеры закрылась, послышались шаги уходящего часового. Норик, Сонька, Кабаська, Багира, Матильдон и Васька кинулись к тарелкам.
— Хрен вам, сволочи! — крикнул Винни, забираясь повыше с обеими тарелками на койку, — Я собак уважаю, а с вами, чекистскими выкормышами нах****, я делиться не собираюсь!
Бедные Маргошины котики обступили койку Винни и жалобным мяуканьем стали показывать, что то же очень хотят есть. Винни принялся с удовольствием уплетать мясо с тарелки, заедая его хлебом и запивая молоком. Матильдон жалобно протянул свою лапку, глядя в глаза обнаглевшего арестанта.
— Хрен тебе! — ответил Винни, доедая четвёртый кусок мяса, — Я тебе уже сказал, что не дам! Если что останется — может и поделюсь…
Кабаська, Сонька и Васька, жалобно мяукали, видя как уходит в ненасытное брюхо Винни их еда. Когда на тарелке остался последний кусок варёной конины, Винни со смехом бросил его на пол котам.
— Вот вам, подеритесь теперь из за него! — похлопывая себя по животу, с удовольствием рассмеялся арестованный, — Хлеб вы всё равно жрать не будете, так я его себе забрал, бл****. Молока вам нах***** оставлю ещё, пожалуй…
Коты устроили свалку, в надежде хоть что то успеть откусить от последнего куска мяса. Винни вылил в освободившуюся тарелку из под хлеба остатки молока и небрежно подвинул его ногой к дерущимся котам.
— Пейте, «Мои хорошие», не в чём себе не отказывайте! — со смехом крикнул арестованный, удобно располагаясь на кровати, — Я честно с вами поделился. Будете мешать мне спать нах****, я вас придушу!

Товарищ Довгань и следователь Всеслав заняли место на заднем сидении старенького «Форда». Впереди сидел чекист Тавр, сжимая в руках винтовку Манлихера, за рулём находился чекист Валера, в кобуре которого красовался теперь, новенький Наган. Следом за «Фордом» выехал тяжёлый грузовик под управлением Ярика Сергеева. Рядом с ним сидела смеющаяся Моргаша с винтовкой в руках, которой бывший прапорщик «строил глазки» и развлекал своими разговорами. В кузове на ящиках разместились чекисты Степанян, Сергей Витальевич, Грифон Крымский, Пикассо и Ваня Лапшин. Губ.Ч.К поехала наводить порядок в «Погодино»……..

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

156+