ЗАВАЛИНКА 749 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 27. Финал


ГАТЧИНА.Просчёт красных.Часть 27.

На этот раз чекисты распределились в машинах по другому: В «Форде» поехали Валера, Екатерина, Следователь Всеслав, Пикассо и Сергей Витальевич. В грузовике в тесноте расположились большевики из команды красного комиссара, сама СехметРа, водитель Сергеев, Маргоша, Довгань, Ваня Лапшин, Грифон Крымский, Степанян, Тавр и агент Лимон.
— Вот твоя катана, твой «Парабеллум».- протянула красному комиссару оружие товарищ Довгань, — Удалось добыть его обратно… Ты выздоравливай, Татьяна, ещё много боёв впереди…
— Ка бы меня не разжаловали после моего последнего… — с трудом произнесла обессиленная СехметРа.
— Ничего, не проигрывает тот, кто не воюет…- вздохнула начальница Губ.Ч.К., — Ты честно воевала, у партии большевиков к тебе вопросов не будет, а вот к твоему Митьке их очень даже много! Самое время их ему задать…
— А я что, товарищ Довгань? — сидя на патронном ящике, поёжился от страха рабочий, — Я всегда поддерживал советскую власть!
— Ты зачем, контра, приказом Феликса Эдмундовича, свою раскормленную задницу вытер? — ствол артиллерийского «Парабеллума» в руках товарища Довгань скользнул вверх от внутренней поверхности бёдер Митьки и упёрся туда, где они заканчивались, — Ведь ты же воевал за счастье трудового народа! Как же ты мог так поступить, как последняя сволочь?
— Уберите пожалуйста палец с курка, у «Парабеллума» очень нежный спуск… — попросил мгновенно вспотевший рабочий, — Да разве я мог поступить так с приказом уважаемого Феликса Эдмундовича? Да никогда! Да вот же он, я и по нужде я тогда не ходил, ни по большой ни по малой….
Митька достал из сапога смятый, пропахший потом портянки, аккуратно сложенный листок бумаги.
— Вот этот приказ, товарищ Довгань. — рабочий рукавом вытер холодный пот со лба, — Уберите пожалуйста пистолет от моих «причиндалов»!
Сухо щёлкнул спускаемый боёк длинноствольного немецкого пистолета. Рабочий от страха закрыл глаза.
— Я пошутила, патрона в стволе нет. — убирая пистолет в кобуру, улыбнулась начальник Губ.Ч.К., — Но если ещё раз так сделаешь, то в следующий раз одним выстрелом переведу тебя в евнухи. Можешь потом к баю Лермонтову в его гарем переходить.
— Митька, придурок, я же тебя из за этого приказа чуть не убила! — рассердилась СехметРа, — Зачем ты это сделал?
— Он бы сорвал планы по продвижению в Гатчину. — опустил голову революционный рабочий, — Там приказ о твоём назначении с передислокацией твоего отряда в Тюмень.
— А что там с моим письмом товарищу Дзержинскому, которая я передала с твоими чекистами, когда они приехали арестовывать Бастет? — проговорила красный комиссар, взглянув на товарища Довгань, — Ты его передала Феликсу Эдмундовичу, или хоть сама то прочитала?
— Какое письмо? — удивилась Татьяна, — Мне никто ничего не передавал!
— Было письмо! — все, как один, большевики кивнули головами.
— Тавр, о чём это они там говорят? — перевела взгляд на чекиста Довгань, — Что за письмо?
— Да понимаете, Танечка… — замялся чекист Тавр, — Я подумал, что там дезинформация с целью обелить контру Бастет и я его сжёг….
— Сжёг моё письмо? — зло ответила красный комиссар, дергая рычаги взвода «Парабеллума» и досылая патрон в ствол, — А ну ка давай ка теперь ко мне садись рядом, я то же сыграю в эту увлекательную игру, в которую сыграла Довгань с моим бедным подчинённым Митькой! Готовь свои «причиндалы» !
— Не надо, машину очень трясёт, в любой момент может тряхнуть так, что обязательно произойдёт самопроизвольный выстрел! — взмолился Тавр, — Я готов понести самое суровое наказание!
— Я не имею больше претензий к Веронике Бастет. — нахмурилась товарищ Довгань, — Дело об её измене будет прекращено! А ты, Тавр, за уничтожение документа, будешь наказан по всей строгости революционного времени! И Валеру накажу, за то что скрыл этот факт от меня! Любая бумага, адресованная мне или Дзержинскому является важным документом и уничтожать её без моего ведома строго запрещено!
— Так точно! — произнёс чекист Тавр, — Готов принять любое наказание…
— Подьезжаем! — крикнул прапорщик Сергеев, показывая на чудной дорожный указатель с черепом коровы, простреленной несколько раз.
— А вот и наше «Погодино»… — глядя в бинокль, проговорила товарищ Довгань, — Ребята, устанавливайте бронещиты на грузовик, пулемёт «Кольта» возле водителя. Эдик, ты за пулемётчика… Будем форсировать речку. Навестим Профессора, если откажется выдать нам Веронику.
— Вот там хорошее место для переправы… — указал рукой Лимон на брод, — Грузовик пройдёт спокойно.
— Добро, там и поедем…- Татьяна взяла рупор в руки и окинула взглядом чекистов, превращающих с помощью листов стали, грузовик в бронеавтомобиль, — Профессор, если слышишь меня, предлагаю обмен, твоего бандита Лимона на нашего командира орудия Бастет!
— Вот это мы попали… — с унынием произнёс хозяин «Погодино», подходя к окну, — Ты смотри какая силища против нас! Целитель, дуй в подвал за пулемётом, хотя он нам при таком раскладе не сильно поможет…. Жульета, детка, иди ко мне! Придётся тебя вместо этой несчастной Бастет выдавать! Боярыня, неси скорее все шмотки этой красной… Надо Жульету переодевать, авось прокатит такой обмен.
В доме Профессора все мгновенно засуетились. Целитель достал пулемёт «Гочкиса» из подвала и несколько жёстких лент с патронами к нему. Татьяна переодела Жульету в куртку Вероники.
— Ой подделка! — с сомнением произнёс Профессор, — Красная чернявая была, а ты почти что блондинка! Повяжи ей хоть платок на голову, Боярыня! А второй типа вокруг рта, что б вроде как молчала, может так обманем красных…
— Смотрите что там происходит у сгоревшего моста! — показала рукой Натали, — Никак красные собрались штурмовать «Погодино»?
— Отойди от греха подальше! — перекрестилась Милена, отодвигая Натали от окна, — Мы в это вмешиваться не будем! Пусть хоть сметут с земли всю эту чёртову деревню!
— Мы готовы к обмену! — крикнул, что есть силы Профессор, выводя на левый берег речки Жульету, — Выпускайте Лимона! После того, как он доберётся до нашего берега, я отпущу вашу Бастет! А если вздумаете шутить со мной, то я отстрелю ей голову!
— Что за ерунду он говорит? — подошла к окну имения «Миленово» Вероника, — Где он вторую меня нашёл? Кого он в мою куртку вырядил?
— Кого то чекистам вместо тебя подсовывает. — усмехнулся Виктор Иваныч, — Там товарищ Довгань, я её узнаю. Но мне кажется, что я узнаю и Васяку и Петровича и Митьку и Саньку, а ещё вон кто то на носилках лежит… Уж не наш ли это красный комиссар?
— Иди, Лимон. — подтолкнула агента товарищ Довгань, — Удачи тебе! Дальнейшая связь, как договорились…
Лимон, кряхтя и аккуратно ступая на простреленную ногу, полез в холодные воды осенней речки. Через некоторое время он был на левом берегу реки.
— Привет, Лимон! — осмотрел своего товарища Профессор, — Вижу досталось тебе от красных! Но ничего — оклемаешься… Иди к ним, Жульета, ничего они с тобой не сделают…
— По моему это не наша Бастет… — разглядывая в бинокль перебирающуюся через брод женщину, проговорил Васяка, — Одежда вроде её… Но Вероника немного изящней… Это что её Профессор за пару дней так откормить умудрился?
— Сейчас доберётся до нас, потом увидим… — недовольно проговорила начальница Губ.Ч.К. чувствуя подвох от бандитов, — Если Профессор вздумал меня обмануть, я камня на камне не оставлю от его дома! Ярик, заводи грузовик! Эдик, проверь ещё раз пулемёт. Сейчас покажем этим обманщикам! По моему это точно не Бастет….
— Ты ещё кто такая? — посмотрел на подошедшую к чекистам женщину следователь Всеслав, — Где настоящая Вероника? Профессор решил нам голову морочить?
— Я Жульета. — заплакала женщина, — А Вероника убежала ещё утром. Она скрывается в имении «Миленово»! Вон их дом!
Большевики и чекисты обратили взгляд на большой добротный дом, находящийся на правой стороне реки.
— Валера, Сергеев, разворачивайте машины, поедем навестим Милену. — скомандовала товарищ Довгань, — Там то же не особо нашего брата любят…Товарищи, готовьте оружие!
— Они к нам едут! — в ужасе запричитала Стелла, — Милена, что делать? Мы одним пулемётом с ними не управимся..
— Им я нужна… — вздохнула Вероника, — Они за мной пришли. Чекисты уже знают, что я у вас… «Погодинцы» сдали.
— Но там не только чекисты! — с надеждой в голосе сообщила Марианна, — Там наши товарищи революционеры!
— Вероника, выходите! — крикнула в рупор товарищ Довгань, с остановившегося недалеко от ворот грузовика — Мы знаем что вы не в чём не виноваты! Дело об измене в отношении вас прекращено! Милена, отпустите нашего товарища, в противном случае мы начинаем штурм!
— Забирайте своё оружие и выходите к ней! — распорядилась Милена, глядя на большевиков, — И машину свою выкатывайте! Мне проблемы с чекистами или большевиками не нужны! Всего вам доброго.
— Спасибо, хозяйка за приют! — поблагодарили пассажиры «Руссо-балта», разбирая свои винтовки, которые им принесла Екатерина, — Дай бог ещё с вами увидимся…
Ворота имения «Миленово» открылись. Навстречу чекистам и большевикам выехал «Руссо-балт» под управлением Василия, с Вероникой, подпоручиком Игорем, Марианной и Виктором Иванычем… На приборной панели машины , хмурясь на лучи уходящего в закат солнца, сидел довольный хомяк… Бои гражданской войны продолжались……

КОНЕЦ РАССКАЗА.

(c) Дядя Митя

262+