Завалинка 757 Однажды в космосе. Эпизод II. Секрет пропавших поваров. Часть 1


 

ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. Эпизод II

СЕКРЕТ ПРОПАВШИХ ПОВАРОВ (Часть 1)

С тех пор как была разгадана загадка МКС «Погода», минуло несколько дней, но космический корабль «Завалинка» не удалялся от станции, не продолжал свой путь по бескрайним просторам Вселенной, так как на МКС ещё оставался потерянный там и до сих пор не найденный Игорь Уч. И, хотя профессор Мишель Ку и штурман Авдей Капитанов и заверили командование «Завалинки», что с Учем ничего страшного не случится, будет обнаружен, аккуратно упакован и доставлен на «Завалинку» в целости и неприкосновенности, к Александру Мореходову всё же применили дисциплинарное наказание в виде недельного наряда на кухне.

Естественно, это не могло не отразиться на его настроении, которое и без этого нечасто отличалось безудержным оптимизмом. Мало того, что дома родная семья всё время норовила использовать его в качестве шеф-повара, так ещё и тут торчи в пищевом блоке, готовь на всю эту неблагодарную публику. А он никакой не повар! Он военный, офицер, между прочим… чтоб они знали. Да, да! Пусть в прошлом, но бывших военных не бывает. Дома куда ни шло, для любимых людей на всё пойдёшь… а тут? Да за кого они его принимают? Уж он им сейчас приготовит! Он им покажет! Он их накормит… будут знать, кого отправлять на камбуз.

И куда запропастилась эта Невятская? Ясно же было сказано начальством – помогать Мореходову в приготовлении обеда и ужина. Как ни крути, тоже провинилась на МКС «Погода» — пялилась вместе с бортинженером на какую-то усатую физиономию в иллюминаторе, вместо того, что бы искать Игоря. Снова сейчас, наверное, разглядывает чёрно-белое фото подполковника Хелума — загадочного небольшого существа в шляпе и с грустными глазами — и тяжко вздыхает! Ещё бы! Это всё, что он оставил ей на память о себе! А сам исчез в неведомой дали, забрав с собой немаленькую частичку Елениной души. Может отправился домой, к таким же гуманоидным существам — кременевым муммикам с планеты Кременмум. А может, продолжил свой космический тур, и теперь разбивает очередное сердце очередной наивной простушки. Не зря считается, что внутри каждого муммика с планеты Кременмум, находится стержень-кремень, ведь как ни ворковала Елена возле подполковника Хелума, он оказался несгибаемым и остался непроницаем к её нежностям. Ох уж этот подполковник!…

Аспид усмехнулся, прокашлялся и громко запел старинную земную песенку, добавив в неё от себя пару ехидных слов:

Я милого узнаю по походке — ах, Хелум!-
Он носит, носит брюки-галифе,
А шляпу он носит на панаму,
Ботиночки он носит Нариман

Зачем я Вас, мой pодненький, узнала -ах, Хелум!-
Зачем, зачем я полюбила Вас?
А раньше я этого не знала,
Тепеpь же я стpадаю каждый час

Вот милый мой уехал, не веpнётся — ах, Хелум! —
Уехал он, как видно, навсегда.
Ко мне он больше не веpнётся,
Оставил только фотокаpточку свою.

И, добавив надрыва в голосе, Саша закончил своё выступление:

Ко мне он больше не вернётся,- ах, Хелум, Хелум!-
Оставил только карточку свою.

Вот! Теперь порядок — и настроение поднялось. Хотя появился какой-то дискомфорт в области спины… Мореходов вдруг понял, что кто-то сзади недобро смотрит на него.

— Что надо порезать? – сквозь зубы процедила незаметно вошедшая в пищевой блок Елена, испепеляя Аспида ледяным взглядом и сжимая в руке большой кухонный нож. Хотя всем своим видом она не оставляла ни малейшего сомнения – она точно знает, что, или, вернее, кого надо немедленно и тщательно порезать.

Аспиду стало не по себе… Надо же, как легко эти ба…ну то есть женщины… могут стать настоящими монстрами… если вдруг задеть их сердечные привязанности! А ведь космоантрополога все считали совершенно безобидной и мягкой барышней. Но гляди-ка – сколько страсти сверкает в её глазах, как её маленькие ручки сильно сжимают этот тесак… Надо бы поумерить свой пыл… Никогда не знаешь, чего ждать от этих…хммм…баб…

И Александр мягким, просто бархатным баритоном ( а он умел в редких случаях придать своему голосу и мягкость, и бархатистость, да только об этом знали очень немногие) промурлыкал:

-А! Леночка! Хорошо, что Вы пришли, а то я тут один просто зашиваюсь. Теперь у нас дело пойдёт быстрее! Найдите-ка вон в тех шкафах специи и приправы для борща и котлет. А ножичек этот Вам не нужен. Положите-ка его вот сюда! — И он, подойдя к Елене, аккуратно разжал её руку и отобрал у неё зажатый в ней насмерть нож.

Специи и приправы, в общем-то, не были таковыми в их обычном понимании. Это были специально разработанные для длительных космических перелётов порошки с различными вкусами, которые добавлялись в блюда, в зависимости от меню и от основы для приготовления. Сама основа представляла из себя различные продукты растительного и животного происхождения, которые хранились в специальных отсеках, предварительно обработанные, и совершенно не имели никакого вкуса. Без такой обработки они просто испортились бы через месяц-другой полёта. Вот тут-то и нужны были порошки со вкусами. Что бы приправлять, например, рыбу — рыбным вкусом, мясо — мясным, морковь — морковным, и так далее.

Елена пристально посмотрела на Мореходова, и, ничего не сказав, пошла к указанным им шкафам. Аспид тихонько выдохнул и вернулся к капусте, которую он лихо крошил для борща и с которой чуть не оказался рядом на разделочной доске, накрошенный в такую же мелкую соломку. Кажется, его манёвр удался. Впрочем, бортинженер в своих способностях и талантах уверен был всегда и даже не представлял, есть ли в жизни такие ситуации, когда он стушуется, смутится и пойдёт на попятный. Об этом, наверное, лучше всех знала только его жена… но она не отличалась болтливостью и к тому же осталась на Земле.

И вдруг со стороны шкафов донёсся возмущённый голос Елены:

— Что это такое? Вы смеётесь надо мной, что ли? Здесь же ничего нет, совсем ничего!

Александр бросил крошить капусту и подошёл к Елене.

— Этого не может быть, Леночка! – сказал он. – Я не первый раз здесь и точно знаю, что в этих двух шкафах полно всяких приправ. – И он заглянул внутрь открытых Еленой шкафов.

Заглянул – и очень удивился. Потому что Елена сказала чистую правду: оба огромных шкафа были почти пусты. Почти – потому что где-то наверху одного шкафа болтался совершенно бесполезный пакетик с лаврушкой и полупустая пачка соли, а внизу другого сиротливо жались друг к другу несколько баночек с какими-то инопланетными редкими приправами, про которые толком не знал даже он, хотя в кулинарии Саша считал себя знатоком. Видимо Уч тоже про них не был осведомлён, потому что баночки стояли полные и нетронутые.

— Ого! – сказал бортинженер и почесал в затылке. – А куда же делись все приправы?

— Вот именно – ядовито отвечала ему Невятская, резким и быстрым движением отправляя содержимое одной из баночек с инопланетной приправой в закипающую кастрюлю, а заодно и в фарш для котлет. – Бардак тут у вас на кухне. Но я этому не удивляюсь. Потому что вместо наведения порядка некоторые предпочитают петь гаденькие песенки. – И она быстро выбежала с кухни, даже не соизволив посочувствовать Александру или помочь ему.

Аспид растерянно посмотрел ей вслед, потом снова и снова попытался найти где-нибудь пропавшие приправы, ничего нигде не нашёл, затейливо выругался и задумался.

Как ни ворчал он на свои новые обязанности, как ни хотел сварить для членов экипажа какую-нибудь бурду, но его гордость не давала ему опуститься до такой примитивной мести. Все знали, что Александр Мореходов очень неплохой кулинар. Некоторые даже пробовали приготовленные им блюда. И слава о его способностях немало поднимала его авторитет, который бывал опущен его вредным характером.

Загрузив в кастрюлю капусту, Мореходов связался с Лемко и попросил того выйти на связь с МКС и попросить у них взаймы хотя бы немного специй и приправ. А сам вернулся к приготовлению обеда.

Вскоре Эдуард Мольфарович сам вышел на связь и сказал, что на «Погоде» тоже объявлен аврал. Мало того, что у них пропал повар Кекс, так из запасов продуктов тоже исчезло множество приправ. И экипаж «Погоды», по своей традиции, уже начинал бузить и собирать митинг протеста. Правда, при этом готовить из оставшихся припасов никто толком не хотел. И их можно было понять – как готовить, если без специальных космических приправ все блюда получатся безвкусными и пресными? Вместо этого все желали протестовать, писали плакаты, ругались друг с другом и по старой привычке собирались спросить за всё с невидимых админов и главного механика.

В общем, назревал большой космический скандал… из-за такой, казалось бы, ерунды…

Бортинженер Мореходов, который не видел как Елена приправляла блюда инопланетной малознакомой землянам смесью из баночки, морщась, закинул в борщ и фарш оставшиеся на кухне специи в виде соли и лаврушки, поставил поднос с котлетами и кастрюлю с борщом на внутренние уровни большого кухонного духового блока — готовиться, и связался с заведующим лабораторией Никосом. После того, как тот вместе с Митей Грибоедовым так блестяще расследовал дело о «брошенной станции», за ними закрепилась слава удачливых детективов.

Очень скоро завлаб с помощником пришли на кухню, выслушали сетованья и ругань Аспида, осмотрели место происшествия, не забыв поинтересоваться у повара, будет ли пищевой терминал заряжен боксами с обеденными порциями, выслушали в ответ весьма интересные и затейливые морские ругательства, однако, сдобренные обещанием, что обед всё-таки будет. И удалились, пообещав как можно быстрее расследовать это запутанное дело.

Продолжение следует…

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
77+