Завалинка 758 Однажды в космосе. Эпизод II. Секрет пропавших поваров. Часть 2


ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД II

СЕКРЕТ ПРОПАВШИХ ПОВАРОВ. Часть 2

Вскоре Никос и Митя были уже на МКС. Они решили поговорить или со шкипером Капитановым, или с профессором Мишелем Ку. Ещё с первой их встречи у них осталось об этих людях самое благоприятное впечатление. И хотя оба погодинца были несколько вышиблены из обычного своего состояния намечавшейся в коллективе бузой, но всё-таки согласились встретиться с детективами. Может быть, с тайной надеждой, что если их расследование пойдёт успешно, то и предстоящей бузы на «Погоде» удастся избежать. К ним присоединился ещё один солидный, безупречно одетый человек неопределённого возраста, с небольшой бородкой и в круглых очках с тонкой оправой.

– Доктор Аск-Лепило – представил его профессор Ку.

Все пятеро уединились на кухне. Злые и голодные погодинцы забегали сюда только для того, чтобы схватить из запасов пряник, печенье или сухарь, налить себе кипяточку и выразить своё возмущение отсутствием нормального обеда и нормального руководства.

– Не обращайте на них внимания! – посоветовал штурман. — У нас вечно если что-то не так идёт, то виноваты админы, кто-нибудь из экипажа – это каждый раз кто-то новый – и главный бортмеханик – этот почти всегда.

– Почему же именно Светлов? – удивился Никос.

– А кто его знает! – отвечал ему профессор Мишель. – Как-то так всегда получается… Может, потому, что механик не так плотно общается с экипажем, как все они друг с другом. Вечно сидит где-то в недрах станции. А может, потому, что он уже надоел со своими вечными нравоучениями о супружеской верности «своей старушке» и о том, что все существа во Вселенной должны следовать его примеру — и профессор хихикнул.

– Ну ладно, вернёмся к нашему делу – призвал всех присутствующих Посейдонус. – Я нахожу очень странным такое совпадение: на обоих наших кораблях почти одновременно пропали оба повара и весь запас приправ и специй.

– Ну… наш-то Миня Кекс ещё какое-то время был у всех на виду – добавил штурман. – Мы же даже попросили его помочь вам с приготовлением пищи, пока не найдётся ваш этот…как его…

– Уч – подсказал Митя.

– Да, именно! Вот только Миня быстро вернулся обратно на станцию. Что-то у него там не сложилось…

– Да что не сложилось? – возмутился Митя. – Приготовил он нам какую-то гадость из рыбы, испортил продукт только! Мы ему и сказали, чтобы в следующий раз лучше постарался. Аспид, ну то есть бортинженер наш всеми любимый, вообще пригрозил посадить его на гауптвахту…хотя у нас и гауптвахты толком никакой нет. А Кекс ваш разобиделся, разорался – мол, вы все тут неблагодарные, добро ценить не умеете… и всякое такое орал… — Митя захихикал – Разное орал в общем, но довольно интересное. Про нас всех и про Аспида отдельно. Они тогда оба такого наговорили друг другу, что я пожалел, что не записал всё это на камеру Виктуара Ивановича, чтобы в грустную минуту смотреть… И после этого ваш повар хвалёный быстренько собрался и с «Завалинки» нашей улетел обратно на свою станцию. Я ещё удивился – он такой огромный баул с вещами с собой тащил, как будто к нам на корабль на месяц приезжал…

– Огромный баул? Не может этого быть! — удивился профессор Ку. – Видимо, вам это показалось, дорогой Митя. Я сам видел, как Миня садился в летательную капсулу, когда отправлялся кашеварить на «Завалинку». Руки у него были совершенно свободны .

– Хм… всё это кажется довольно странным… И что же он делал, когда вернулся на станцию? – спросил Никос.

– Я не знаю – отвечал профессор. – Я его и не видел после его возвращения.

– А я видел – сказал штурман. – Злой он приехал. Я его спросил – что случилось, он долго ругался и потом сказал, что больше никогда на «Завалинку» не вернётся, пусть, мол, они сами себе готовят, раз такие умные. А когда я его попросил успокоиться и заняться своими прямыми обязанностями на станции, ответил что-то неразборчивое. Я понял только, что он вернётся к себе на кухню попозже. После этого я ушёл по своим делам, а Кекс пропал. Вместе с запасом приправ и специй, что удивительно.

– Да уж, удивительно. – подтвердил Никос.

– А это что такое? – вдруг удивлённо спросил Митя Грибоедов, показывая на дальнюю стену пищевого блока, где висел большой плакат типа стенгазеты. В верхней половине плаката, сразу под большими буквами «ХРОНИКИ МКС «ПОГОДА» виднелись большие фотографии Никоса и Мити, а под ними несколько колонок печатного текста.

– А, это наши местные доморощенные журналисты, близнецы Ёжиковы, брат с сестрой — Анас и Стася, выпускают стенгазету. То ли возрождают какую-то древнюю традицию, то ли литературный дар из них так и бьёт фонтаном. Ну, пишут и пишут, вреда от этого никакого, никому эти плакаты не мешают, мы и не возражаем, и читаем их творчество обычно с удовольствием – махнул рукой профессор Ку.

Митя подошёл поближе, внимательно изучил обе фотографии, однако содержимое текста под ними читать не стал, а вместо этого резко повернулся к собеседникам и возмущённо воскликнул:

– Никакие мы не хроники! На вашей станции вообще словно все вымерли тогда. Подумаешь, взяли одну ёмкость ромьяка, так мы же думали, что вы тут все куда-то пропали, и возможно больше не вернётесь. Вашу станцию и за день не обойдёшь, а мы тогда должны были уложиться в несколько часов, шли быстрыми темпами, вот и смочили горло первым, что попалось под руку. А вы нас сразу в хроники записали, только поглядите на них! Мы конечно понимаем, что это ценный продукт, но мы, может, вообще думали, что это вода. Может, мы никогда не сталкивались с этим ромьяком и не предполагали, что он из себя представляет. Может, мы только потом разобрались, что на самом деле тогда выпили. Я бы хотел посмотреть в глаза этим вашим Анасу и Стасе Ёжиковым. Хроники!.. Это же надо было такое придумать про меня и Никоса! – Митя распалился и не обращал внимания на своего старшего товарища, который давно уже одёргивал его за комбинезон, что бы тот угомонился.

– Митя, да тише вы, тише. Зачем вы вообще про ромьяк заговорили? Вот бедовая голова! – негромко урезонивал Митю Никос.

– Вы напрасно сейчас возмущаетесь, молодой человек – покачал головой Авдей – Хроники — это не то, что вы подумали. Хроники — это хронология самых значимых событий, случившихся на станции. Каждый выпуск стенгазеты близнецов выходит под одинаковым названием – «Хроники МКС «Погода».

Всё это время Доктор Аск – Лепило хмурился и морщил лоб, а теперь легонько стукнул по нему тыльной стороной ладони и вскрикнул :

– Так это вы опустошили ёмкость с ромьяком? Дело в том, что вскоре после нашего чудесного освобождения, за которое мы все вам благодарны, и которому, к слову сказать, Ёжиковы и посвятили последний выпуск своих «Хроник», я обнаружил её у каюты Кекса, ну и конечно же высказал ему в довольно грубой форме, что я о нём думаю. Я ведь решил, что это он приложился к тому ромьяку. А что? Он может – я в него верю. А он в ответ ужасно надулся, сказал, что будь это он, то ни за что бы не оставил ёмкость у своей каюты, потому что к порядку приучен, и что это ему подкинули недоброжелатели, что это экипаж «Погоды» ему мелко пакостит за некачественные обеды! И что пусть теперь всё летит в тартарары, а он, Миня Кекс, пока не услышит официальных извинений от всего экипажа, в пищевой блок не ступит ни ногой. И вообще, пусть сперва попробуют его найти, он, мол, настолько оскорблён, что пойдёт и уединится там, где никто и не подумает.

– Вы не подумайте только, что мы всё это время бездействуем. Мы дважды обыскали всю станцию. Первый раз когда хотели найти вашего повара, и второй раз когда хотели найти нашего. Безрезультатно. Они оба как сквозь обшивку провалились. Мы и приборами, и по спектральному анализу, и по тепловому излучению, как только не проверяли космолёт. И сами обошли всю МКС — зачем-то попытался оправдаться профессор Мишель Ку.

– Да, всё это очень интересно. – Никос повернулся к Мите, который, кажется, ничего не слушал, а с нескрываемым удовольствием читал стенгазету, где близнецы Ёжиковы описывали своё и остальных спасение из заваренного грузового отсека двумя отважными и сообразительными членами космического корабля «Завалинка». — Митя, отвлекитесь от чтения! Вы захватили с собой усилитель запахов, как я вас просил? Вот и прекрасно. Вон он у вас торчит, на поясе, вижу. Да не жмитесь, ничего с ним не случится. Не сломаю же я его, в конце концов. Я знаю, что это подарок вашего друга из созвездия Центавра, я буду очень аккуратно его использовать. МИТЯ!!! Да Митя же!!! – Посейдонусу пришлось чуть ли не силой вырвать из Митиных рук небольшую гибкую, но прочную пластину размерами 10 на 10 см.

– Он мне самому тут мог понадобится, Никос – немного обиженно протянул Митя, выхватывая свой усилитель обратно — Почему вы всё время норовите воспользоваться подарками моих друзей?

– Митя, да посудите сами, вам-то тут зачем этот усилитель? Здесь на кухне точно нет ни Кекса, ни Уча. И пищевой терминал стоит пустой, ни одного бокса с обедом в нём уже несколько дней не было. Мы сейчас осмотрим тут всё очень внимательно, а потом, с вашего позволения, — Никос, снова выдернув из Митиных рук пластину, повернулся к наблюдающим за их перепалкой с нескрываемым интересом погодникам — ещё раз обойдём станцию. Может быть, всплывут новые интересные факты

Продолжение следует…

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
69+