Завалинка 759 Однажды в космосе. Эпизод II. Секрет пропавших поваров. Часть 3


 

 

ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД ВТОРОЙ

СЕКРЕТ ПРОПАВШИХ ПОВАРОВ. (Часть 3)

— Кх мд быы ущ ффффф!

— Чего? – Митя вытаращил глаза, на всякий случай, отступив на полметра подальше.

— Ттб ввв сф ув фффффффффф!

— Митя, не спорьте с ним. Кивните, только не делайте резких движений – Никос тоже немного отстранился от странного существа.

Митя отчаянно закивал головой, на всякий случай дружелюбно улыбаясь большому, почти с человеческий рост, крабовидному негуманоиду, на котором был одет странного покроя комбинезон, почему-то с нашивками МКС «Погоды». Нижние конечности существа были обуты в какую-то немыслимую по своему фасону обувь. Существо стояло на этих обутых конечностях, а передними клешнями усиленно жестикулировало, издавая свои немыслимые звуки

— Хшшш пыррр фффффффффффффффффф!

— Никос, наверное «ффффф» — это у него такое ругательство. Видать, сейчас обложил он нас с вами по матери. Глядите, как он пучит на нас свои глазки на палочках, и вращает ими во все стороны. И как он шевелит своими конечностями. Как вы думаете, он опасен? Вдруг он сейчас кинется на нас и раздерёт нас клешнями? – Митя старался говорить тихо и ровно, и пока говорил, заулыбался существу ещё шире.

— Ффффффффффффффффффффффффффффффффффффффффффффффффф!

Оба отодвинулись от негуманоида ещё на полметра

— Митя, мне кажется, он хочет нам что-то показать, и сейчас очень раздосадовался, что мы его не понимаем… Кстати, видимо, это именно про его следы написала Невятская в своём отчёте, после того как побывала тут. Он как раз и двигается боком, по-крабьему, всё сходится. Сейчас бы как раз её сюда, она как-то умеет находить общий язык со всеми этими крабами, кремневыми муммиками, летающими лягушками, рогатыми червяками … А я решительно их не понимаю. Извольте говорить на любом из земных языков, хоть на языке папуасов Новой Гвинеи, разберу как-нибудь, но только не эти «кх пф рж фффф»

— Никос, а вот бы его сварить, такого большого, это сколько пива можно было бы выпить под такую закуску? – размечтался Митя, лучезарно улыбаясь крабовидному созданию – Нам бы с вами на несколько дней пировать хватило…

— Постыдитесь, господа завалинцы! – вдруг раздался сзади приятный женский голос. Он принадлежал рыжеволосой женщине, не без интереса наблюдающей за всей этой сценой с самого её начала. После небольшой паузы и повисшего молчания, она продолжила – А ещё учёные… Будто вы не признали представителя разумных крабояров из Крабовидной туманности? Его зовут Сргв. Он орнитолог. Находится здесь по научному обмену. А вы его хотите сварить и съесть с пивом. Как только не совестно?

— Мы думали он хочет на нас напасть. Вон как выставил вперёд свою передние верхние клешни. Но как он оказался среди вашего экипажа? Да ещё с нашивками «Погоды» — спросил немного обрадованный появлению женщины Посейдонус

— Штатный зоолог-космоорнитолог из центра координирования космическими полётами – Юста, решила побывать на его планете, чтобы поближе изучить местные популяции крабоптиц, а этот господин по программе обмена отправился на Земле и тщательным образом ознакомился там с нашими пернатыми. Правда, в основном его признавали одни лишь галки. Все остальные птицы не так охотно шли на контакт. А вот галки, странное дело, чуть завидев его, слетались стаями и не желали расставаться с крабояром ни на минуточку. Так и следовали за ним по пятам, с момента его приземления и до самого момента, пока он не покинул Землю. А он всё махал им обеими клешнями… Очень, очень душещипательная история вышла… Весь экипаж прослезился… Мы должны кроме всего прочего, доставить Сргв на его родину, а оттуда должны забрать Юсту. Представляю, сколько материала она собрала, сколько фотографий наснимала за это время! Будет чем заняться долгими космическими вечерами. Кстати, забыла представиться. Я психоаналитик — леди Сандра. Побуду немного переводчиком между вами и господином Сргв. То, что я успела от него услышать, можно перевести, как приглашение в его каюту. У него кое-что есть для вас. Это может вам помочь. Да перестаньте вы лыбиться, Митя. Крабояры не различают человеческую мимику. Они вообще, насколько я знаю, считают нас слишком эмоциональными – ну чем-то вроде обезьян… — и леди Сандра снисходительно улыбнулась, как будто сказала человечеству комплимент. – И, кстати, Митя, вот начёт его «фффф» Вы были правы. Это у них на родине такое универсальное ругательство. Всё зависит от количества этих звуков, их высоты и интонации. В данном случае я перевела бы так: «И пусть твои глаза вырастут на твоих задних ногах, а сезон размножения твоего придётся на самый холодный день в году!» -и психоаналитик вновь мило улыбнулась.

— Ну и делаааа… Кому рассказать, не поверят! – Митя наконец привёл мускулы лица в нормальное положение – а чего это он не говорит с нами хотя бы на общепринятом межгалактическом языке, а всё только перебирает свои согласные?

— Ему до сих пор некогда было выучить межгалактик, он очень-очень занят своей научной работой. Но он ещё молод, у него всё впереди.

— Леди Сандра, а что Вы можете рассказать по интересующему нас делу? – наконец подал голос Никос. – Может, что-то странное заметили? Может, Вас что-то насторожило? Подумайте, пока мы идём в гости к … ээээ… ммм…. этому орнитологу.

— Ну, насторожило, да – нахмурилась леди Сандра. – Я вчера к вечеру хотела сделать ватрушки для всего экипажа. А куда деваться, если повар исчез? Так вот, я проверила все продуктовые запасы. И знаете, что я вам скажу? Это просто возмутительно! Запасы на месте, не считая сахара и дрожжей… Ну и конечно, пропали приправы к муке, творогу, яйцам… Так что плакали мои ватрушки… а ведь кое-кто в экипаже их очень любит… мон анж колонель… Хотелось побаловать хорошего человека, знаете ли… А тут ещё пропажа всех приправ… Вы же сами понимаете, все продукты, которые используются в космосе при длительных полётах, после специальной обработки хоть и сохраняют свои качества, но совершенно не имеют вкуса. И без приправ, разработанных для космических полётов, их есть абсолютно невыносимо. А тут ещё и сахар исчез. Пищевой терминал стоит пустой, никто его не заправляет боксами с завтраками обедами и ужинами. Многие любят расслабиться перед сном чашкой горячего сладкого чая. Или утром, после сна, ароматным сладким кофе…ммм… в постели… И где это всё теперь, скажите пожалуйста? Кто всё это украл?

И своим мелодичным глубоким голосом леди Сандра задумчиво протянула:

— Расстрелять бы их… или хоть выпороть!… – неуловимо напомнив Мите и Никосу какую-то очень знакомую фигуру из экипажа «Погоды»…

***

— Что за странный вкус был сегодня у обеденных блюд? И борщ и котлеты отдавали чем-то непонятным. Вы заметили, Эдуард Мольфарович? – Стас Чукотский оторвался от панели управления «Завалинки», и расслабленно откинулся в кресле первого пилота. Пока корабль «Завалинка» дрейфовал неподалёку от МКС «Погода», он мог себе позволить такие минуты отдыха.

— Не сказать, чтобы это было несъедобным. Но и сказать, чтобы это было съедобным тоже никак не получается – передёрнулся Эдуард Мольфарович, вспомнив странный привкус недавнего обеда. – Не похоже это на нашего Мореходова. Уж он-то хорошо готовит, что есть, то есть. Наверное, это Невятская ему так напомогалась, что только перепортила все продукты. Недаром он её выставил с кухни. Видели, какая взвинченная она оттуда выскочила?

— Как не видеть, если она чуть не сшибла меня с ног, даже не заметив, что я иду навстречу по тому переходу? Глаза сверкают, зубы скрипят, кулачки сжимаются… Пронеслась мимо меня со свистом… чисто фурия!

— Видимо, Аспид снова довёл её своими остротами. Я её догнал неподалёку от кухни, спросил, что случилось, а она обернулась, даже не посмотрела в мою сторону, только прожгла взглядом люк в кухонный отсек и прошипела одно слово — «гад». Тут же повернулась и унеслась дальше.

Оба дежурных пилота хохотнули, замолчали, и какое-то время расслабленно сидели в креслах, иногда поглядывая на приборы. Вдруг Стас встрепенулся, и тронул Эдуарда Мольфаровича за рукав:

— Смотрите, с «Погоды» отсоединилась летательная двухместная капсула, но направляется не к нам, а в сторону планетного скопления. Странно… капсула вроде наша, Завалинская.

— Да, похожа на нашу. Сейчас проверим – Лемко быстро навёл опознаватели на удаляющийся аппарат – Точно, наша. Спросите их, какого чёрта они летят на те планеты?

— Связь с капсулой не устанавливается. Видимо они забыли включить переговорники в шлемах. Или не сделали этого намеренно, чёрт бы побрал.

— Стас, свяжитесь с «Погодой». Куда она направилась? Почему не сюда? Ничего не понимаю.

— МКС «Погода», с вами говорит дежурный пилот космолёта «Завалинка» Стас Чукотский. Кто на связи? Макс Костромской? Отлично. Наша капсула направилась в сторону… Да. Да. Да? Вот даже как? Вас понял. Конец связи – Стас повернулся к Лемко – Эдуард Мольфарович… там такое дело… Посейдонус и Грибоедов полетели в сторону той планеты, откуда они притащили недавно целый воз грибов.

— Что за новости? Зачем они туда отправились?

— Сказали, что близки к разгадке исчезновения приправ и поваров, и чтобы окончательно сложить ребус, им надо порассуждать в тиши, чтобы их никто не отвлекал. Обещали быть на «Погоде» через пять часов. Это Никоса идея, уверен. Так и ищет повод, чтобы пособирать диковинные грибы в диковинных лесах.

— Как бы Татьяне не пришлось снова делать Мите промывание желудка – вздохнул проницательный Эдуард Мольфарович Лемко.

Продолжение следует…

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
157+