Завалинка 760 Однажды в космосе. Эпизод II. Секрет пропавших поваров. Часть 4


ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД II

СЕКРЕТ ПРОПАВШИХ ПОВАРОВ (Часть 4)

Сидя на камне и разбирая множество собранных ими нынче с Митей разноцветных грибов, Никос Посейдонус неторопливо рассуждал, периодически вырывая из рук своего помощника какие-то понравившиеся тому грибы.

— Знаете, Митя, всё-таки еда в нашей жизни – не последняя вещь. Вот казалось бы, специи…приправы… Подумаешь, какая малость! А ведь жизнь двух экипажей без них пришла в нестроение. На «Погоде» опять бузу затевают… Да и на голодный желудок немного умного придумаешь и сделаешь.

— Но ведь тут больше всего не специи, а повара нужны! – вставил его помощник свои пять копеек.

— Вот именно, Митя, вот именно! Вы сами не представляете, как Вы точно подметили! Нет поваров – нет специй – нет порядка… Вот ведь как! И я настаиваю, что я абсолютно точно сформулировал как саму загадку, так и её решение!

— А я так ничего и не понял – вздохнул Митя – Эх, вот бы сейчас горячего грибного супчика, да наваристого, да с приправками!… – и он автоматически потянул в рот какой-то лохматый серый гриб.

Его руку вовремя остановил его шеф.

– Митя, перестаньте травить свой организм всякой гадостью! Вы сами дали ответ… и сами говорите, что ничего не поняли. Так слушайте меня! Сегодня вечером мы с Вами точно будем есть этот самый ваш любимый грибной супчик. Потому что найдутся и повара, и приправы! Потому что и повара, и приправы точно находятся в одном месте. Вспомните, что сказал нам этот крабояр … Срг…кажется… Впрочем, он разрешил звать себя Сергеем – и правильно сделал. Такое имя, как у него, может запомнить и произнести без запинки только другой такой же крабояр… Так что он сказал? Что он видел, как главный механик Светлов – крабояр называет его «механикус Светр» — нёс куда-то в трюм некую интересную механическую конструкцию. И когда он смог нам эту конструкцию описать и даже нарисовать, мы оба, не сговариваясь, узнали в ней…что?

— Раритетный самогонный аппарат, который есть в музее древних бытовых принадлежностей жителей Земли! – радостно вскрикнул Митя.

— Вот именно! Самогонный аппарат! А ведь нам сказали, что Светлов не только яростный противник внебрачных связей, но и поборник трезвого образа жизни! И никто никогда не замечал за ним другого!

— Может, поэтому его на «Погоде» недолюбливают? – предположил Митя.

— Не знаю – отвечал Никос. – Но вот непьющий бортмеханик тащит куда-то самогонный аппарат, про который никто слыхом не слыхивал до этого момента. Зато у нас есть два исчезнувших повара, которые как раз любят выпить. И если мы вспомним все эксперименты нашего Муча, все его долбаные эксперименты с самыми немыслимыми ингредиентами для создания не только блюд, но и выпивки…

— Да! – закричал Митя. – Это точно на него похоже!

— Вот и прикиньте – оба повара обижены, оба не против выпить. У них есть для этого какое-то тайное место, про которое почти никто не знает, кроме, наверное, механика – а тот тоже обижен на постоянные наезды на себя. И есть куча всяких специй.

— И сахар с дрожжами! – вскричал Митя, вспомнив жалобы Сандры.

— И самогонный аппарат, который механик, имея умелые руки и кучу нужных запчастей, вполне мог сделать за несколько часов. И презентовать им, втайне смеясь над всеми членами экипажа «Погоды», которые будут ходить голодными.

— Ну точно! Всё до чёрточки сходится! – захлопал в ладоши Митя – Нагнали эти два кадра где-то в трюме табуретовки, и сидят её потребляют… Вот гады!… А как же они смогли договориться?

— Скорее всего дело было так. Наш Уч наткнулся на кухне станции на новые, неиспробованные им ингредиенты, обрадовался, и решил во что бы то ни стало, в срочном порядке провести с ними какой-нибудь эксперимент. Закрылся в каком-то отсеке, и приступил к задуманному. Вскоре мы с вами выпустили весь экипаж на свободу, а ещё через какое-то время взвинченный Кекс обнаружил Уча вместе с частью своих специй… вот в тот момент они и сговорились. Игорю хотелось эксперимента, а Кексу хотелось доказать экипажу что без него они никуда. А что для этого надо? Правильно. Надо исчезнуть. Спрятаться. Лечь на дно. И не только им самим, но и с приправами, без которых еда превращается в безвкусную массу. А тут ещё оказалось, что оба не против были выпить. Ну и решили совместить приятное с полезным – и эксперимент Уча провести, и самогон нагнать и напробоваться. Для этой цели, им нужно было, во-первых, вовлечь в свой план Светлова, а во-вторых, заполучить ту часть приправ, которая осталась на «Завалинке» Вот как раз по последнему, хитрецы придумали отправить Кекса к нам на подмогу. Помните, свидетели заметили, как он отправлялся с «Погоды» без поклажи, а вы своими глазами видели, как он вскоре же свинтил обратно с баулом. Не накормить наш экипаж Кексу тогда хотелось, а сгрести всё что ему сказал Уч, и приволочь это в их тайное укрытие на МКС. Поэтому и сготовил тогда Миня не еду а какую-то бурду, и на первое же замечание состроил из себя изгнанного гения, и только его и видели. Ну а когда вернулся на «Погоду», заодно и весь запас погодинских приправ и специй прихватил.

— То есть, получается, надо просто убедить механика Светлова показать нам то место, где прячутся наши повара? – догадался Митя, пристально разглядывая какой-то ярко-жёлтый гриб с зелёной ножкой, и сглатывая слюну.

— Ну разумеется! А не убедим, сами найдём. Я когда обследовал станцию с вашим усилителем запаха, ещё удивился в одном месте, что прибор вдруг показал какой-то странный результат, даже немного подзавис и выдал не показатели столбиком, как полагается, а какую-то ерунду. Я тогда конечно всё обошёл, но больше ничего подозрительного не заметил. Это видимо там неподалёку наши кулинары и засели с аппаратом, с приправами и со своим экспериментом. Скорее всего, там есть какой-то скрытый люк. Во всех остальных местах станции усилитель не глючило. И видимо механик помог им не только с самогонным агрегатом, но и с какими-то приспособлениями, которые глушат все обследывающие МКС волны. Помните, как их искали с помощью то спектрального анализа, то по тепловому излучению, но так и не нашли? Всё, Митя, летим обратно на «Погоду»! – скомандовал Никос.

***

И, конечно же, наши детективы опять оказались правы. Нашлись в недрах грузовых отсеков и Муч, и Кекс, вполне довольные уже и собой, и своей судьбою. Поэтому орали они один и тот же припев: «Вечно молодой, вечно пьяный…» и постоянно пили за здоровье друг друга, и неустановленного третьего лица, которого они называли просто – Друх. И не выдали его, хотя их всячески просили и запугивали. Пришлось махнуть рукой и перетащить мерзавцев каждого в свою каюту, чтобы там провести с ними ряд процедур. Татьяна Кир настаивала на клизме… а леди Сандра – на иных, более мрачных мерах. Кто победил и что именно делали с Учем и Кексом в их каютах – история умалчивает.

Но на камбузах обоих звездолётов опять появились специи (правда, не в таком количестве, как раньше) и даже сахар с дрожжами (тоже в уменьшившемся количестве). И на ужин у обоих экипажей были горячие блюда, включая грибной супчик, столь любимый Митей. А отдельным членам экипажа и обоим отличившимся детективам леди Сандрой были присланы нежные, посыпанные сахаром и корицей, ватрушки в красивых подарочных коробках, перевязанных атласными ленточками. И к каждой коробке была прикреплена маленькая надушенная записочка с инициалами LS , в которой рукой леди Сандры что-то было написано по-французски. Мите и Никосу она написала: « Mon ami et Sauveur de bonnes personnes» (Моему другу и спасителю хороших людей). И им было приятно такое особое к себе внимание.

Митя положил эту записочку в коробку с подарками своих инопланетных друзей. А Никос Посейдонус стал закладывать ею очередной взятый у Эдуарда Мольфаровича Лемко древний выпуск журнала «Плейбой», который он периодически почитывал, чтобы не утомлять глаза одними научными статьями.

Конец второго Эпизода, но продолжение следует…

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
56+