ЗАВАЛИНКА 781 ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД ШЕСТОЙ  ЧТО НЕ СЛАЩЕ РЕДЬКИ? (часть 3)


 

          ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД ШЕСТОЙ 

             ЧТО НЕ СЛАЩЕ РЕДЬКИ? (часть 3)

 

Борт-инженер Кобольдин стоял со скрещенными на груди руками в проходе, прислонившись плечом к переливающейся бегающим рядом огоньков стене коридора, и с довольной ухмылкой слушал кошачий концерт.  Увидев приближающихся Невятскую и леди Сандру, он сделал им жест остановиться и молчать. Обе  дамы заняли зрительные места рядом с борт-инженером, а изрядно набравшиеся валерьянкой коты, расположившиеся в обнимку прямо посреди прохода между уровней, нисколько не смутившись, продолжали громко петь свои частушки-котушки-кокотушки:

Начинал кот Факт:

Вот пошли однажды Барсик

С Васькой к Мурке в гости,

А она их угостила,

Дав одни лишь кости.

 

За ним подхватывал рыжий Москаль:

Что ж ты, Мурка, натворила,

Что ж ты, Мурка, сделала,

Лучше б мяса им сварила,

Карася б разделала!

 

Затем шла очередь чёрного белогрудого Москвича:

Барсик с Васькой – друганы,

Это знают и слоны,

Ну а Мурка-гадина –

Жадина-говядина.

 

Припев они, как и полагается, пели все вместе, хором:

Мур-мяу, мур-мяу, мясо, рыба — вот еда!

Были б вы у нас всегда, остальное ерунда.

 

И снова шло соло:

Как-то в марте на заборе

Барсик Мурке песни пел,

В это время Васька-сволочь

Все его сосиски съел.

В кабинет  к ветеринару

Мурка Ваську завела,

Чуть не стал он Василисой,

Вот такие, брат, дела.

Валерьянка – это сила,

Валерьянка – это вещь,

В пузырёчках, и в таблетках,

Хочешь пей, а хочешь ешь.

 

Мур-мяу, мур-мяу, мясо, рыба — вот еда!

Были б вы у нас всегда, остальное ерунда.

 

Едва допев свои частушки-котушки, вся пушистая троица повалилась друг на друга бесформенной кучей, и забылась глубоким сном прямо на том самом месте, где только что звучал кошачий концерт. Три хвоста и двенадцать лап торчали из этой кучи в разные стороны, и слегка подёргивались в такт не громкому кошачьему храпу. Невятская подошла поближе и осторожно вытащила из кучи Факта, который даже не трепыхнулся. При этом она рассуждала, еле сдерживая смех:

— Хорошо, что коты, не бегемоты, а то бы как я дотащила этого любителя валерьянки  до капсулы и запихнула бы его в неё?

Москаля с Москвичом тоже решено было не оставлять прямо на проходе,   чтобы об них кто-нибудь не споткнулся, а отнести в кают-компанию и уложить в  сферические кресла. И если Факт совсем не почувствовал, когда Елена взяла его на руки, то его товарищи сквозь сон пытались сопротивляться и даже говорить. Из нескольких бессвязных фраз  можно было разобрать лишь отдельные  слова: «Михалыч, ну ты понял… ты мужик что надо… только какой-то не такой… давай, Михалыч… за тебя»

— Вам повезло, что вы не подошли минутой раньше – заметил Кобольдин – они до вашего появления тут такие неприличные частушки-котушки гнали, что даже я чуть сквозь все перекрытия станции не провалился! А уж меня смутить затейливыми выражениями, ой как нелегко.

— Не понимаю, каким образом в их бормотаниях оказался Светлов? – удивилась  леди Сандра – Пойти найти его, что ли, да расспросить, может он видел, как эта троица накидалась?

                                                                                        ***

К вечеру того же дня леди Сандра навестила лабораторию «Завалинки», где мирно трудились завлаб с помощником. Увидев психоаналитика, они очень удивились – та не интересовалась их расследованиями и вроде бы совсем забыла об их существовании. Но это, как выяснилось, было не совсем так. Леди Сандра была в курсе всех событий на обоих звездолётах и вполне прилично знала все истории про их детективную деятельность.

— И пришла я к вам именно как к детективам – закончила она своё краткое вступление – Мы с полковником…ах, мон анж колонель! …в принципе могли бы сами заняться этим делом, ведь оно непосредственно касается члена нашего экипажа, от психического состояния которого во многом зависит безопасность нашего полёта… Кстати, я давно обратила внимание на все эти его странности, ну, касательно основ семейной жизни, безоговорочной верности «своей старушонке»… и прочих …хммм… излишеств нехороших – леди фыркнула – Однако, кроме этих странных высказываний, главный механик как будто ничем не выделялся и работу свою, насколько я знаю, делал хорошо. Ну я и решила пока оставить его в покое, тем более, на моё приглашение на сеанс психотерапии он среагировал довольно негативно. Знаете, так посмотрел на меня недобро в упор, будто я его бабушку зарезала, да и рявкнул, мол, ни в какие кабинеты к смазливым бабам ни на какие такие непонятные и подозрительные с точки зрения нравственности сеансы, он ни шагу не сделает, и своей единственной и неповторимой старушке всегда будет верен, даже в открытом космосе. Я тогда не стала обострять ситуацию и отпустила его с миром. У нас ведь у всех свои тараканы, вам любой психиатр скажет, насколько смазана граница между нормой и патологией. Но вот в этот раз наш легендарный механик удивил меня очень сильно. Я его после этого происшествия с котами, нашла в грузовом отсеке. И, представляете, сильно пьяного. Он ведь не пьёт вообще, у нас это все знают. Но то ли он так искусно маскировался, что этого никто не видел, то ли сегодня, как говорят, сошёл с катушек. Во всяком случае, набрался изрядно. Но вполне ещё владел устной речью, в чём я быстро убедилась – и леди закатила глаза, пробормотав по-французски какую-то длинную и, видимо, осуждающую механика фразу – В общем, после ругани, которая бы сделала честь и нашему непревзойдённому Кобольдину (знаете, я даже записала для него несколько особо интересных выражений), Светлов вдруг совершенно трезвым голосом стал умолять меня спасти его.

— Спасти? – удивился Митя.

— Вот именно! – подтвердила психоаналитик – Так и сказал: «Спасите меня, добрая женщина! Пропадаю я, совсем пропадаю! Чокнусь скоро! Нету мне жизни ни так, и ни вот так!» … И понёс какую-то чушь про то, что его какая-то Мулечка заколдовала, и он теперь живёт не так, как ему хочется, а вовсе наоборот. А потом опять вернулся к пьяной ругани. У меня было полное впечатление классической шизофрении, то есть раздвоения личности. Но всё-таки, подумав, я не стала бы на этом настаивать, как-то не вписывается Светлов в образ шизофреника. Иначе я бы вынуждена была отстранить его от исполнения его должностных обязанностей. К тому же всех астронавтов весьма тщательно проверяют на устойчивость психики. И тут у механика в его карточке вполне типовая запись, что никаких отклонений от нормы у него не выявлено.

— Ну а мы-то здесь чем можем помочь? – спросил Никос – По-моему, тут вовсе не нам разбираться надо, а докторам. Вы вот с ними лучше посоветуйтесь, с Аск-Лепило вашим, с нашей Татьяной Кир. Может, был человек нормальным, да потом потихоньку крыша и съехала…

Леди Сандра сверкнула на завлаба глазами, в которых тот ясно увидел «Расстрелять бы тебя!». Но сказала совсем другое:

— Видите ли, господин физико-химик… или как вас там… Вы вот в своей кухне разбираетесь и даже, как я слышала, слывёте большим специалистом по грибам. Ну а я в своей кухне тоже не последний человек. Говорю вам: здесь не доктор нужен и не психоаналитик, а именно детектив. Что-то такое в жизни у нашего Светлова случилось, что он не умом тронулся, а просто с ним кто-то что-то сделал, ну такое… особенное… с психикой. Конечно, вы мне скажете, что мне здесь и карты в руки… — задумчиво добавила она, хотя Никос вообще ничего такого не собирался говорить. И продолжила – С одной стороны, это верно. Но прежде я должна точно знать все обстоятельства этого чужого вмешательства в мозг нашего бортмеханика. Кто, что, когда, и, главное, зачем, с какой целью это сделал! – отчеканила леди Сандра, грозно глядя на Никоса, от чего у него по спине побежали очень крупные мурашки. Митя в это время почёл за лучшее вообще отойти к дальним стендам с колбами и пробирками и сделать вид, что он там очень занят.

Повисло молчание. Никос пробормотал:

— Ну, знаете, леди Сандра, тут вот у нас как-то всё очень напряжённо сейчас… сложно… времени совсем нет. Работой завалены по самые уши. Давайте отложим наше расследование? Ведь ничего нас не гонит? Ну, напился ваш трезвенник, с кем не бывает? – и он с отчаянием посмотрел на Митю.

Тот издали усиленно закивал и даже рискнул сказать:

— Действительно, с кем не бывает? Это со всяким очень даже легко может случиться! Истинная правда, шеф!

— Да я смотрю, вы оба надо мной смеётесь? – нахмурила брови леди Сандра — Я вам совсем не про пьянку говорила. Пьянка здесь ни при чём! Просто спиртное сняло какой-то барьер в мозгу у человека, мощный, надо сказать, барьер, который мешал ему осознать, что с ним сделали. И вот он попросил о помощи, вдруг поняв, что с ним что-то не так. А ведь он на ответственной работе находится! От него многое зависит! Речь идёт о безопасности корабля и экипажа, в конце концов! А вы тут мне лепечете, что у вас работы много… По уши, говорите? – и она сладко улыбнулась – По уши, значит? А мы эти уши вам подрежем, чтобы не мешали нужные слова слышать. Или даже можно их совсем отрезать… ну зачем они вам? Я с полковником могу это очень хорошо для вас устроить. Быстро, эффективно, недорого!

— Что Вы, что Вы, Вы меня просто неправильно поняли, леди Сандра! – залепетал Посейдонус, ярко представив, как быстро и эффективно, а главное, недорого, леди и полковник Васисуалий могут лишить его органа слуха —  Я совсем не то хотел сказать! Я другое хотел сказать!

— Что же? – вопросила леди Сандра, постукивая наманикюренным ноготком по мраморной столешнице. И Никос понял, что именно на этой столешнице эта зловещая дамочка вместе со своим не менее зловещим приятелем и может провести ту самую операцию, которую только что ему обещала. Он даже не стал додумывать – что ещё эта парочка может проделать на той же столешнице.

— Да просто я хотел предупредить, что у нас совсем немного свободного времени и расследование может затянуться.

— О, если так, то не стоит беспокоиться! – неожиданно дружелюбно улыбнулась леди Сандра – Я непременно договорюсь с вашим руководством, чтобы вас освободили от текучки.

И снова став серьёзной, рявкнула:

— Потому что интересы безопасности полётов всегда стояли и будут стоять на первом месте! И если вам всем тут – она оглядела пустую лабораторию, как будто та была полна завалинцев – это неведомо, то мы… с полковником… можем вам это напомнить!

— Да не надо нам ничего напоминать! – успокаивающе сказал подошедший Митя – Мы сами всё знаем и с удовольствием Вам поможем, правда, шеф?

— Конечно! – нехотя подтвердил Никос, понимая, что его загнали в ловушку, выход из которой только один: как можно быстрее решить загадку с погодинским механиком.

(продолжение следует)

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
35+