ЗАВАЛИНКА 783  ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД ШЕСТОЙ  ЧТО НЕ СЛАЩЕ РЕДЬКИ? (часть 5)


 

           ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД ШЕСТОЙ 

                ЧТО НЕ СЛАЩЕ РЕДЬКИ? (часть 5)

Робот класса 8В 88 96 8Е, выделенный грибникам с «Завалинки» в качестве экскурсовода, проводника и помощника, выглядел почти как типичный житель этой планеты, не считая ряда кнопок, встроенных в лоб, которые он периодически самостоятельно нажимал, в зависимости от того, какие задачи себе ставил. Ну и на пальцах отсутствовали ногти, да и самих пальцев было не по пять на каждой руке, а по восемь. Местные жители, будучи гуманоидами, также  отличались от землян тем, что и у них было по восемь пальцев на руках и ногах, в глазах было по два зрачка, а языков во рту было сразу по три штуки. Правда, только у женщин. Может быть поэтому, когда здешние женщины начинали говорить, создавалось ощущение, что сразу три дамы одновременно галдят одинаковыми голосами. Понять их было под силу только привыкшим к такому говору мужчинам-цезариусянам, поэтому женщин-цезариусянок  к  общению с инопланетными  формами жизни официально  не привлекали, хотя и не запрещали общаться частным образом.

Робот 8В 88 96 8Е, сразу же попросивший звать его «Восемь-восемь»  (на этой восьмой планете вообще существовал некий культ цифры 8), пообещал найти и пригласить для разговора  нужную им Муландрею,  где бы они в тот момент ни находились. Отказавшись на ближайшие полдня от сопровождения робота, чтобы тот побыстрее справился с заданием, но взяв у того  автотропинку,  Никос и Митя приступили к совмещению приятного  с полезным, то есть отправились за грибами.  Недалеко от центра контактов, где их оформляли как гостей планеты и туристов-грибников, и где они познакомились со своим «опекуном» 8В 88 96 8Е, их кто-то окликнул из густых зарослей каких-то местных кустов с яркими бирюзово-перламутровыми ягодами. Услышав свои имена, озадаченные детективы направились в ту сторону и, раздвинув кустарник, увидели там большого  ёжика,  который сразу же приступил к делу:

— Вы ищите Муландрею? Вы-то мне и нужны.

— Ищем – кивнул ничуть не удивлённый Никос.

Действительно, чему тут удивляться? Подумаешь, где-то на задворках Вселенной, на какой-то далёкой — предалёкой восьмой планете сидит в кустах самый обычный земной ёжик и шпарит с ними на человеческом, хоть и межгалактическом, языке.  Не следует удивляться таким пустякам, если ты уже имел дело с тремя говорящими аферистами, которых до этого принимал за котов земных, обыкновенных.

— А ты кто? Ты знаешь, где она? – вмешался тоже нисколько не удивившийся Митя.

— Я Свирепый Ёж – представился ёжик – Не  знаю я, где она сейчас.  Она то тут, то там.  Не любит долго оставаться на одном месте. Совсем как цыганка. И замашки у неё цыганские. И похожа она на цыганку.

Никос  улыбнулся  —  Свирепый Ёж  выглядел ничуть не свирепо, наоборот,  казалось,  что он  добродушно улыбается своим новым знакомым. Если бы конечно ежи умели улыбаться. Видимо, Митю посетили те же самые сомнения:

— Свирепый Ёж? Не верю – весело ответил Свирепому Ежу Митя.

— И правильно делаете – сник Свирепый Ёж – потому что на самом деле я никакой не Ёж.

На это детективы ответили оглушительным смехом. Было бы понятно, если бы Свирепый Ёж признался, что он никакой не свирепый, а самый что ни на есть «Добродушный Ёж», но когда тебе такая забавная милая ежиная мордаха признаётся, что она не Ёж, вместо того, чтобы сказать «не свирепый», это уже слишком.

Нисколько не обидевшись, Свирепый Ёж продолжал:

— На самом деле я Оркуша-клыкуша из созвездия Орков. Слышали о таком? Это  рядом с альтернативной реальностью, где очень много чёрных дыр. Я имел неосторожность  познакомиться на этой планете  с чертовкой Муландреей, здешней жительницей, и слегка увлечься ею. Понимаете, ничего серьёзного, просто курортный роман. А эта особа взяла и наложила на меня какое-то то ли заклинание, то ли проклятье, то ли ещё что-то. И вот теперь я Свирепый Ёж. Живу на этой вот полянке, и  вынужден скрываться, что бы меня не увидели и не засмеяли мои земляки с моей планеты. Пожалуйста, когда найдёте эту заразу, вы только не ухаживайте за ней, а то она и вас заколдует. А главное, передайте ей, что я раскаиваюсь, и больше никогда-никогда не буду даже пытаться за ней ухаживать. Знаете, какие на моей планете оркули? Все красавицы как на подбор! А клыки у них —  загляденье! Ровные, блестящие, белоснежные. И зачем только мне понадобилась эта Муландрея?  Зачем мне вообще здешние бабы? Они когда говорят, такой бабий галдёж стоит, что хочется скорее свалить подальше, на необитаемую планету. Пусть расколдует меня обратно, хорошо? Не забудьте, ладно? Не могу я больше быть ежом. Ну что за позор такой?  Целыми днями роюсь в земле в поисках жуков и других насекомых… тьфу!

— Вот что, любезный Свирепый Ёжичек, расскажи-ка нам, кто  эта Муландрея, что она из себя представляет,  что именно она с тобой сделала — ну в общем всё по порядку — Никос поставил свой  электронный блокнот в режим записи.

— Ведьма она! – тоненьким голоском вскричал Свирепый Ёж – Я же ведь только поволочиться хотел… А чё, смотрю, такая красивая, статная, необыкновенная, эрудированная… что время терять, думаю, пока я на этой планете, надо с какой-нибудь местной бабой замутить. Ну и замутил на свою голову. Это было семь  лет назад. Остановился я тогда  на Фелицанском полуострове и увидел там самую красивую цезариусянку, какую только можно представить.  Поухаживал несколько дней: то  неожиданно подловлю где-то и за ручку возьму, то цветочек ей подарю, то стишки о любви на память читаю,  то просто вздохну со словами, что не смогу без неё теперь  прожить ни одного дня.  Ну а потом, когда она разрешила себя в щёчку чмокнуть, решил, что Мулечка моя созрела, взял да и пригласил её на первое свидание. Нарядился, приоделся, клыки почистил,  просто красавец… девки, налетай… Ну тут Муландрея и налетела. Да не одна. Смотрю, родственников привела, друзей, знакомых, соседей…  человек семьдесят прибежали вместе с ней ко мне на свидание. Окружили, галдят, особенно бабы ихние, я ничего не понимаю, стою, как дурак, клыки радостно скалю, жду, когда же они все разойдутся и мы останемся с Мулечкой, с Муландреей этой, одни.  Тут выходит какая то пара, мужик с бабой, и торжественно вручает мне сверток. Я растерялся, беру, значит, тот сверток, вся эта толпа обрадовалась, ещё больше загалдела, подхватили меня и начали меня в каком-то своём хороводе таскать. То в одну сторону, то в другую. И Муландрея эта тоже напротив меня, в этом же большом хороводе бегала. Довольная, смотрит на меня, улыбается вовсю. Пока в хороводе кружились, они песню какую-то свою тянули, я ничего не разобрал. Наконец, все остановились, меня в центр круга вытолкали, и Муландрея тоже выбежала, возле меня встала. Смотрю, к нам приближается какой-то дед в смешном длинном одеянии, на голове колпак, всё блестит на нём, в руках какая-то палка витая, огоньками переливается. Указал он этой палкой на Муландрею, что-то сказал, она ему по-своему ответила, закивала, и на одной ноге вокруг меня три раза пропрыгала. Потом взяла у меня свёрток, открыла его, а там, смотрю, внутри кукла, на младенца похожая, глаза открыла и говорит на межгалактическом «ма-ма, па-па». Тут я неладное и почуял.  И этот старик теперь уже в меня своей красивой  палкой указал, а тут ещё Мулечка мне на межгалактическом и говорит: скажи, мол, сейчас: «Да, согласен». Понял я, что мне надо челюсти сжать и ни звука не проронить, а ещё лучше, бежать без оглядки, от греха подальше. В общем, старец палкой размахивает, мужик с бабой, что мне свёрток с куклой вручили, аж побагровели, вся остальная толпа уже возмущаться чего-то там на своём языке начала, а Муландрея переменилась, и из довольной, приветливой девушки превратилась в разъярённую  дикую гарпию.  Глазами вращает, всеми тремя своими язычками верещит, с кулачками на меня кидается, а я стою, клыки сжал и молчу. Потом вижу… она сделала всем знак молчать, и стала раскачиваться из стороны в сторону и что-то монотонно говорить,  а сама глядела мне в глаза, но как бы сквозь меня, будто я стеклянный. Дальше вижу, они все становятся огромными-огромными и вырастают надо мной, и кричат, верещат, а я между ног у Мулечки прошмыгнул, и был таков. Потом уже понял, что это не они увеличивались, а я уменьшался. И вот теперь я не Оркуша-клыкуша, а Свирепый Ёж, и торчу тут на этой планете, хотя давно уже должен был вернутся в созвездие Орков, к себе домой. Заколдовала меня Мулечка, точно вам говорю. Уж не знаю, как она это проделала, но пусть меня расколдует. Я же ничего такого не хотел, просто пофлиртовать. Нет, я конечно хотел, но я же ничего такого не успел. Ну, поморочил ей немножко голову, какая она красивая, мол, лучше всех, и во всей Вселенной больше такой нет. Ну, сказал, что вечно буду только её любить, и больше никого. А что тут такого? Все так делают, чтобы затащить девушку в кусты. Да только вот мне не повезло на этот раз, сам в кустах оказался – тихо и печально завершил свой рассказ Свирепый Ёж, всхлипнув и шмыгнув носиком. И ещё раз напомнил:  – Помогите  мне, я знаю, что вы её ищете.

Заверив бывшего Оркушу-клыкушу, а ныне Свирепого Ежа, в том, что они обязательно замолвят за него словечко перед Муландреей,  грибники продолжили свой путь. Их смущало только одно – как же они поймут эту загадочную даму, если у неё во рту три языка?

 

(продолжение следует)

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
40+