ЗАВАЛИНКА 891 Странный мужик


Текст содержит ненормативную лексику

Хочу рассказать про абсолютного отморозка, тоже медоеда, в своем роде, которому уже 66 лет, из них он отсидел около 40 лет, и сидит до сих пор, причем никого не убивал. Я не знаю, как к нему относиться. Так что выводы делайте сами.

Майкл Гордон Питерсон родился в Великобритании, в декабре 1952 года, в благополучной, состоятельной семье. Британские родители были людьми чинными, сына очень любили, не обижали, поили чаем и воспитывали грамотно. Мальчик рос хороший, милый такой британский мальчик. Любил ходить в школу, пить чай, учился на пятерки, но вдруг… Стал в 13 лет немножко шалить, типа угона машин и поджогов. Но это были мелочи, он отделывался условным сроком, а чаще ему грозили пальцем.

Парню исполнилось 22 года, и он слетел с катушек. С какого-то перепуга Майкл с оружием ограбил почтовое отделение, и взял офигенную кассу: аж 26 фунтов стерлингов. Пояснить, на хрена, собственно, он это сделал, мальчик не смог. За 26 фунтов ему дали 7 лет.
— Ядрёна кочерыжка?! — сказали почтенные мама с папой. — Но мы продолжаем любить нашего сына!
Майкл оказался в тюрьме, и ему понравилось.
— Так это ж, млять, как школа, — обрадовался он.
И принялся мудохать всех подряд: охранников и зэков. В чем тут логика, я, опять же, не знаю.

В той же тюрьме Майкл посмотрел фильм с голливудским актером Чарльзом Бронсоном в главной роли.
— Вот это крутой мэн, — восхитился он, и взял себе имя кумира, а также отрастил бравые усы для пущей крутизны.

С тех пор и началась карьера самого жестокого и обаятельного преступника в мире. Для начала новоиспеченный Чарльз накачал такую мускулатуру, что превратился в дурмашину. Делал он это без всяких тренажеров, в тюремной камере. Потом устроил бенефис: разделся догола, намазался маслом, и напал на надзирателей. Почему именно так — загадка. Голый и скользкий Чарльз гонял надзирателей до тех пор, пока его не обезвредил поднятый по тревоге спецназ.

Однако Чарльз никого не убил.
— Ядрёна кочерыжка (дважды)! — сказали почтенные папа с мамой. — Но мы продолжаем любить нашего сына.
Чарльзу продлили срок, но это его ничему не научило. Он при каждом удобном случае лупил надзирателей. Его переводили из тюрьмы в тюрьму, держали в одиночных камерах. Но наконец тюрьмы в Англии закончились. Хотели потащить по второму кругу, но тут все надзиратели возмутились:
— У нас хлебала не казенные, между прочим. Уберите этого придурка куда–нибудь, где у людей психика покрепче, чем у нас.

И в 1978 году Бронсона признали невменяемым, запихнув в психушку Броадмур — самую охраняемую, для опасных маньяков.
— Это кто, ипта, тут невменяемый? — обиделся Бронсон, и принялся валтузить санитаров.
Ему вкололи какое–то успокоительное, и Чарльзу не понравилось еще больше.
— Ваши лекарства вызывают у меня судороги! — заявил он. — И вообще, со мной жестоко обращаются! Я буду протестовать!

В знак протеста он, как всегда, отмудохал санитаров, разворотил половину клиники, и почему–то убежал на крышу. Там он жил несколько дней, пока его не стащил поднятый по тревоге спезназ.
— Грёбанный экибастуз!, — сказали почтенные папа с мамой. — Но мы все равно любим нашего мальчика.

Каждая такая эскапада обходилась государству в кругленькую сумму 750 тыщ фунтов стерлингов. В итоге психушка тоже взвыла, и сдалась: Чарльза Бронсона признали выздоровевшим, и отправили восвояси, обратно в тюрьму. Но ему так понравилось протестовать, что он и в тюрьмах продолжал лезть на крыши. Такой отмороженный Санта Клаус или Карлсон.

В 1987 году Бронсона наконец–то выпустили. Думаю, в тот день надзиратели всех тюрем нажрались от радости. Но рано торжествовали. Чарльз на короткое время взялся за ум. Выражалось это в том, что он стал участвовать в кулачных боях. Но очень быстро все противники кончились, и он снова совершил ограбление. В 1988 году его опять посадили.

— Здравствуйте, — вежливо сказал Бронсон надзирателям. — Соскучились уже, небось?
И опять стал всех мудохать. Однажды ему и это приелось, тогда Бронсон совершил попытку самоубийства. Он попытался убиться током с помощью стиральной машины, наполненной водой. Рыдая от жалости к себе, работники тюрьмы его откачали.

В 1992 году Чарльза выпустили на волю.
— Пожалуйста, не надо к нам больше попадать, — на коленях молили его надзиратели.
— Хуй вы угадали, — заржал Бронсон.
И через три недели снова сел за попытку ограбления.
Больше его уже не выпускали, только переводили из тюрьмы в тюрьму, не надеясь, что где–то он приживется, а только для того, чтобы дать работникам тюрем отдыхать по очереди.

Не думайте, что Бронсон только кулачный гений. Он еще успел написать две книги (одна из них о фитнесе), кучу стихов, прославиться, как художник, и отдать гонорары на благотворительность. Между делом он три раза женился. Ибо у него была куча фанаток.
— Нифига уже не экибастуз, — сказали почтенные папа с мамой. — Ну вот видите, мы не зря любим своего сына. В целом, он хороший мальчик.

В 1996 году к Бронсону пришел его адвокат, и предложил прекратить выебываться.
— Ты, сука, на кого работаешь? — оскорбился Чарльз.
И тут же взял адвоката в заложники, сделав громкое заявление начальству тюрьмы.
— Какой выкуп вы хотите? — уныло поинтересовались заебанные его фокусами тюремщики.
— Да хер его знает, не подумал, — почесал репу Бронсон. — Ну несите что ли чашку чаю. Англичане мы или где?
Ему подали чашку чаю, и через 30 минут адвокат был отпущен. Он настолько ошизел от произошедшего, что даже не стал выдвигать обвинение.

В 1998 году Бронсон взял в заложники в тюрьме Бэлмарш нескольких иракцев. Уж не в курсе, чем бедные ему не понравились.
— Называйте меня Генерал, — приказал он. — И сразу, чтоб вы знали: если мои требования не будут выполнены, одного из вас я сожру. Вот, пожалуй, тебя, толстый.

При этом требований он никаких не выдвигал, и толстый иракец уже решил, что ему трындец. Но тут Бронсона посетил новый заскок:
— А ну–ка, побей меня, толстяк, — сказал он будущему шашлыку.
Несчастный в ужасе отказался. Тогда Бронсон сам себе раскроил ипало, и наконец выдвинул требования:
— Мне нужен вертолет до Кубы,пистолет–пулемет «UZI», 5 тысяч патронов и топор.
— А топор зачем? — уточнили переговорщики.
— А вдруг патроны закончатся, — безмятежно аргументировал Бронсон.

Ничего ему не дали, конечно, и обезвредили с помощью того же спецназа, который уже на поимку Чарльза ходил, как на полдник.
— Ну и чо это было? — устало спросил судья.
— А вот, — пожал плечами Бронсон. — Но виноват я так же, как Адольф Гитлер.
Суд учел это заявление, и поместил его в тюрьму строгого режима Вудхил, где было создано спецподразделение для охраны Бронсона, и еще двух опасных заключенных — Уилсона и Модсли. В основном, это сделали для обеспечения безопасности персонала и других зэков.

Но это не особо помогло: Бронсону не понравился тюремный воспитатель, который критиковал его рисунки.
— Художника всякий обидеть может, — надулся Чарльз, связал чувака, и удерживал его 44 часа. Видимо, пока тот не признал гениальность Бронсона.
— Етишки-мартышки! — сказали почтенные мама с папой. — Ну в принципе, правильно: наш мальчик такой ранимый. И мы продолжаем его любить.

В 2009 году был снят фильм о замечательной биографии Чарльза Бронсона. Играл его Том Харди. Актеру было страшновато исполнять эту роль — ведь мало ли, Бронсону не понравится, так он из тюрьмы сбежит и башку снесет. Поэтому Том Харди отправился знакомиться с преступником, и брать его разрешение на съемки. Актер Бронсону понравился, Бронсон актеру тоже.
— Это очень смешной, добрый и умный человек, — сказал Харди.
А Бронсон вообще сделал широкий жест: отстриг свои знаменитые усы и подарил актеру со словами:
— На, носи, чтобы ты был настоящим мной на съемке. А я себе новые отращу.
— Мда-а-а-а-а, плят, — сказали почтенные мама с папой. — Вот наш сынок и прославился…

Потому что главное ведь что? Главное — любить детей, и тогда все у них будет хорошо. )))

© Диана Удовиченко

PS. Редакцией внесены изменения в обороты и выражения… ибо оригинал: нифига не экибастуз!
+35