ЗАВАЛИНКА 901. Фейк


Украинской власти нечего противопоставить России на информационном поле, кроме карательных мер

Противостоять «пророссийской пропаганде» власть решила осенью 2020-го на Генассамблее ООН: тогда Зеленский предложил создать международный центр по борьбе с дезинформацией. Затем тема утихла, но потом снова возродилась.В марте этого года были созданы два центра по противодействию нарративам «страны-агрессора»: Центр противодействия дезинформации (ЦПД) и Центр стратегических коммуникаций и информационной безопасности (ЦСКИБ). Их задача – мониторинг всего украинского информационного пространства, чтобы российская пропаганда, не дай Бог, не дошла до умов украинцев.

После таких ноу-хау мы тогда только улыбнулись: наша современность уж очень напоминает советские времена, когда люди на кухнях шептались о том, что их реально волновало, потому как в общественной плоскости обсуждать мало что было дозволено. Каждый из нас подумал про себя: однако власть боится нас – инакомыслящих, и это радует.

И все бы ничего, если бы ни выступление руководителя ЦПД Полины Лысенко на форуме «Украина 30», проходившем 11 мая этого года, с отчетом. За время существования ЦПД уже успел разработать три продукта. «Региональный мониторинг» – недельный рейтинг событий, в том числе в «ЛДНР».«Единая автоматизированная мониторинговая система», то есть база данных информации. «Инфо тиждень» –комплексный анализ информации разведывательных, правоохранительных и других органов власти, содержащий позиционирование страны, отражение событий недели в СМИ и их прогноз.

Углубимся в тему. Оба ведомства, созданные в Украине, занимаются мониторингом новостного потока с целью отыскать нарративы Кремля. Если центры найдут эти самые нарративы, то об их авторах сразу будет сообщено в СНБО. Иными словами: гражданин, высказавший свое мнение или поделившийся прочитанным, может угодить за решетку, Гулага в Украине не предусмотрено. ЦПД будет просто «стучать» на граждан страны… И этот факт подтверждает сама руководитель ЦПД.

«Реагированием для центра является сотрудничество с правоохранительными органами. В случаях, когда во время сбора и анализа информации мы видим, что есть признаки уголовного производства, то сообщаем об этом правоохранителям и просим их отреагировать», – рассказала руководитель центра.

И«вишенкой на торте» отчета Лысенко стало сообщение о том, что сейчас в центре заканчивается работа над списком «нежелательных терминов», которые могут быть использованы «в связи с вооруженной агрессией Российской Федерации». Глоссарий будет доступен всем желающим, сообщила она.

Вопрос первый: как должны реагировать наши «прогрессивные европейские партнеры» на подобные инициативы, направленные на борьбу со свободой слова? Украина, кажется, стремится в ЕС, в котором именно свобода слова является «европейской ценностью», а не кружевные труселя.

Вопрос второй: а куда же мы все-таки идем? Возвращаемся в СССР? Да, в советском Союзе была жесткая цезура. И если автор писал или излагал свои мысли не «под диктовку партии», то все эти его мысли и слова вырезались из текстов статей или вступлений. Первым этапом цензирирования была общенациональная идея (да тогда это называлось «советский народ»), которой подчинялись все надстройки в государстве. Вспомните такое искусственное явление как «социалистический реализм» в литературе и искусстве. Основой этого художественного метода был «конфликт хорошего с лучшим», то есть эволюционный процесс, который априори не подразумевает конфликта. Развитие – да, но отнюдь не «революционную» составляющую.

Следующим этапом цензурирования был достаточно приличный штат сотрудников в СМИ (редакторов всех мастей), которые и осуществляли контроль от государства всех текстов и выступлений(кстати, количество газет и журналов при СССР было таким, какое могли проконтролировать). Это позже, после развала Союза, в выходных данных появилась фраза: редакция не всегда разделяет мнение (или не несет ответственности) авторов публикуемых материалов. Да, в распоряжении всяческих редакторов был аналогичный справочник слов и выражений, которые можно было использовать. Остальное все шло под нож. Но это был контроль (!), а не надзирательство и стукачество.

Чтобы понять разницу этих понятий, надо знать классику марксизма-ленинизма, почитать статьи Ленина по этому поводу. Хотя о чем это мы? Выступления власть предержащих в Украине лучше воспринимать глазами, чем на слух: после каждой сказанной фразы приходится только догадываться – и что же он хотел сказать. Затем надо разработать соответствующие директивы, которые продемонстрируют государственные ценности и укажут путь движения страны в целом. А сейчас в Украине все чисто по Черномырдину, причем в обе стороны: «Что бы они ни делали… всё равно получается КПСС». (А вот и российский нарратив.)

© Элина Востокова

+14