ЗАВАЛИНКА 913. «Мусор» из машины.


История, которая вернула мне веру в человечность. Начальница у меня очень своеобразный человек: строгая и немного предвзятая женщина, никогда не улыбается, общается всегда сдержанно и только по рабочим моментам, никаких вольностей и добрых отношений с подчиненными не допускает. Так вот, это предисловие. А вот и сама история. Дело было на днях.

Хмурое, дождливое утро. Уныло бреду на остановку. Немного впереди меня у обочины вдруг останавливается машина, из которой довольно небрежно что-то выкидывают на землю. Что ж, «свинством» в нашем городе страдают многие водители и пассажиры – мусор из окон проезжающих авто частенько вылетает. Машина газанула и уехала.
Только подойдя поближе, я поняла, какой «мусор» выкинули из машины. Прижавшись к дереву, у обочины сидел малюхонький французский бульдожонок. Огромные испуганные глаза, полные тоски и непонимания, смотрели в том направлении, куда уехала машина. Беспощадный, холодный дождь почти намочил его куцую шерстку. Вот только маленький собачий ребенок не обращал на это никакого внимания.

«В шоке собакен», — подумала я, и почти прошла мимо. Что-то остановило. Может жизненная несправедливость, случившаяся прямо на глазах, и меня вогнала в стресс. А может, нелепая жалость ко всему живому виной моего поступка. Подняла я щенка с земли, сунула под куртку и с чувством выполненного долга поехала трудиться во славу родной организации.

Уже в кабинете, определила свою находку в коробку от бумаги для принтера и временно задвинула под стол. Решила, пусть до обеда посидит. А во время перерыва отвезу его домой: у меня уже живут два «подкидыша дворянской породы», теперь будет третий — породистый.

Закамуфлировать псинку от коллег не получилось: он пытался выползти и жалобно скулил. Успокаивался, только попав в тепло человеческих рук. Все по очереди приходили ко мне в кабинет понянчить щенка. Вполне предсказуемо щенок оказался девочкой. Испуганной, маленькой «плюшкой», все время просящейся на ручки. Ну не могу я, в самом деле, отставив все дела и работу, не прекращая гладить, утешая, испуганного щенка.

В какой-то момент в кабинет вошла моя начальница, и, оборвав себя на полуслове, остановилась на пороге.

— Это что? Щенок? – не отводя глаз от моих, полных щенячьей благодарности, рук спросила она.

Пришлось рассказать историю возникновения в моем кабинете посторонней собаки, и клятвенно пообещать увезти «найденыша» в ближайшее время прочь от нашего серьезного учреждения.

— Погоди, — почти не слушая мои невразумительные объяснения, перебила она меня. – Ты куда его хочешь отвезти?

— Не его, увы, этот блохастик — мадемуазель, — выдохнула я. – Домой. Куда ж ее?! Погибнет на обочине.

— Дай мне, — шефиня протянула руки к щенку.

Попав в другие, не менее теплые руки, щенок не растерялся и стал облизывать начальственный нос. И я впервые в жизни увидела, как улыбается наш руководитель. Ее, похоже, совсем не смущали такие приступы собачьей любви.

— Можно я его себе возьму, — изменившимся до неузнаваемости тоном, спросила начальница. – У меня в детстве такой же собак был. Кексом звали. Даже пятнышко на спинке в том же месте, что у моего. Раз ты девочка — будешь Кекса!

Не обращая ни на кого внимание, поглощенные собственными радостными эмоциями, эти двое отправились в директорский кабинет.

Теперь мне, как «крестной матери» нового директорского домашнего любимца, доподлинно известно, что Кексуня терпеливо прошла ветеринарную обработку, любит кушать жидкий щенячий корм определенной марки и домашнее коровье молочко. Она, проказница, правда, нещадно измочалила каблук директорских сапог и оборвала обои на стене в прихожей. Но мое руководство эти моменты, похоже, только забавляют.
Что же, я спокойна — маленький, брошенный на верную погибель щенок, отныне живет как в раю. А еще, я испытываю тихую радость, глядя на улыбающуюся начальницу – под маской железной леди оказался вполне себе душевный человек!

Инет

+15