Завалинка 1252 «Буратина»


Иииии замахнемся на Вильяма нашего, Коллоди…тьфу ты, прости …, Карлы нашей, Шекспиры, в общем, дяди Леши ТОлстого, в «дружеской » обработке .

Нервных и беременных инвалидов — друзей Кондратия Миокардыча, а также детей, младше сорока лет и преподавателей литературы, просьба отогнать от мониторов. Запасаемся корвалолом, валидолом и попкорном.
Дядя Леша Толстой, тоже «сплагиатил» своего Буратино с Пиноккио папы Карло Коллоди, а мы чем хужей? Мы тоже «стырим» сюжет, да переделаем, как хочем!
Погнали.

Приключения Буратины (глава первая)

Жила была в одном Городе на берегу Резинового Сапога, старая карманница, по кличке Мама Карла.

Резиновый сапог (яндекс-картинки)

Всю жизнь она «чалилась» по лагерям и зонам, «мотая срока» за разные там, — карманы, «лопатники», «котлы», «рыжавьё» и «брюлики», которые «бомбила» в разных культурных учреждениях Города, «нахлобучивая» фраеров и всяких интеллигентов в маминых кофтах.
«Отмотав сороковник», в общей сложности, Мама Карла решила «завязать» и поселилась в одной каморке, что была под лестницей отеля «Палас», где останавливались буржуи.
Поздно ночью, она «шмонала» по карманам у «поддатых» гостей, выуживая часть «хрустов», оставляя бОльшую сумму «терпиле», чтобы тот не догадался, что его «обули», а сама довольствовалась малым. После пары неудачных «скачков», она «сидела на мели» и скучала.

Была у неё подруга — Джуззи, бывшая «бандерша», которая осталась не у дел, потеряв свой бизнес, после раздела местными авторитетами сфер влияния в Городе.
У неё осталась, только, маленькая мастерская по производству изделий для «Магазина взрослых Сеньоров и Сеньор с Сеньоритками».
Карла пришла к Джуззи, где они погоревали о былом, выдули по банке «Балтики-девятки», поплакали, спели на патефоне песенку итальянских партизан- «Canzone da due soldi» исполнении Полины Агуреевой:
«È una semplice canzone da due soldi
Che si canta per le strade dei sobborghi
E risveglia in fondo all’anima i ricordi
Di una bella e spensierata gioventù»

Ликвидация (яндекс-картинки)

Карла, «подрезала», по привычке, кошелёк Джуззи с двумя червонцами, а Джуззи, в свою очередь, также по привычке, забрала у Карлы из кошелька, свой процент, который «ночные бабочки», платят «мамке» за услуги салона. Короче, обе остались «при своих».

Чё делать? Не знаю. По карманам «работать», уже нет силов, пальцы от подагры скрючило, и по «банам шариться» тоже, все «околотошные» в лицо знают.
— А-а, есть у меня для тебя, полено резиновое, оно у меня осталось ещё из старых запасов. Я щас!
Джуззи сбегала на склад и принесла «полено» черного цвета.
— На бери, вырежешь из неё куклу, будешь по базарам ходить и на карманах «дело делать», пока «фраера» ротозейничают.
— Ништяк, подгон! Вот, за это, благодарю, подруга. Только, это ж, «резинка дубиновая», палка ментовскАя?! А?

ПР-73М  (яндекс-картинки)

Джуззи смутилась и поведала, что в старые разбойные времена, выписала она из Китая, резиновые «игрушки» для салона, а на почте, то ли по пьяни, то ли, нарочно, но перепутали грузы и нам направили посылку для ОМОНа, а им нашу, с «игрушками».
Мы то их палки потом использовали, немного доработав фактуру.
А когда наш груз пришёл к ним в участок, то там «Маски-шоу» грузились на разгон «белоленточников», некогда было разбирать посылку, так и загрузили тот ящик в ОМОНовский автобус.
Пока они ехали, ящик разобрали, да впопыхах, не заметили подмену, резинки и резинки, размер то подходит, а когда «Маски» выскочили на улицу, построились «черепахой», да начали этими «спецсредствами» по щитам колотить, тут-то народ и прих… притих! Такого ШОУ никто и никогда не видел.

ОМОНовская "Черепаха"  (яндекс-картинки)

Вся площадь протестующих «ломанулась» по переулкам от того ОМОНа, ибо, то, что по почкам получить — это одно, а вот ежели ниже, да по центру тем «спецсредством», такого, даже самый ярый мазохист не выдержал бы.
Скандал был, как после мордобоя в салоне красоты в «черную пятницу», где скидки на 90% на всё.
Пришлось потом, всему ОМОНу абонемент выписывать бесплатный, на год.
-Ладненько, пойду я восвояси. Куклу «мастырить».

Пришла Карла в свою каморку, и «состряпала» куколку, чернявую, смуглую, как уголёк и назвала дочку Буратиной.

Буратина, дочка мамы Карлы (яндекс-картинки)

— Буратиночка, ты не балуйся, пока я схожу на дело, чё-нибудь промыслю.

Ушла мама Карла, а Буратинка начала баловаться, сделала рогатку из обрезков, и сбила ею старого хрыча — Сверчка с часов, а потом Чучундре холку намылила, то есть, крысе Шушаре.
Шушара выскочила, такая «вся на шарнирах», типа: » Ша! Киндер! Гони лавэ!»
А вот соляры тебе в плов!
Нн-а-а-а! Па-а-лучи-и-и! Стаять! Работает ОМОН!

(яндекс-картинки)

«Хрясь» ей обрезком «полена», и хвост её петлей скрутила, да и её же «ласты и завернула».
«Яблочко от яблоньки, недалече падает»(с), есть в кого, бенать!
Шушара лежит, по почкам отбитым плачет, беспределу дивится.

Заходит мама Карло и видит картину:
Не совсем одетая, черненькая Буратина, поставила у стенки всех обитателей каморки, и «колет» их на то, кто у мамы Карлы «шлёпнул» старую курточку.
Некоторые уже «чистуху» пишут, каются во всех «темнухах — висяках» за прошлый век, «мокруху» Кеннеди на себя берут, лишь бы, быстрее в «хату», на суд и по этапу в Нерченска, подальше от этой Буратины.

— Доченька, Буратина! Я тебе принесла покушать. Вот на, бэ-пэшку «схомячь», а вот прикид тебе: юбочка, курточка и шапочка и книжка «Азбука»… наверное.
— Некогда, мамуля! Щас всех «упакую», тады поем. А где твоя курточка?
— Так, я её сменяла на одежду тебе и на покушать.
А-а! Ясно. Всё! Всем амнистия до завтра, гуляйте пока, под подпиской. Свободны!
Дверь в каморке вынесли с петель наружу.
Все «слиняли» так, как будто черти за ними, с давешними «изделиями», гнались. Шушара очухалась, аж за Пиренеями.

Шушара "рвёт когти" (яндекс-картинки) Атас! Менты! Смывай наколки!!!

Закончив «беспердельничать», Буратина надела юбку, куртку, «зажевала» «бэ-пэху» всухомятку и пошла на улицу, а когда вернулась, то на ней была черная «косуха», кожаные штаны, бандана с черепами и «байк» на батарейках из магазина игрушек старого Карло Коллоди, а также ствол «Беретта».

— Мам, а это чё за Павла Пикассо на стене намалёвана?
— Буратинка, это я по молодости в Лувре со стенки «тиснула«, какой-то котелок на очаге.
ХЗ!
Я не шарю в живописи нихрена, надо бы каталог картин надыбать, да, наплевать, дело то уже закрыто, за давностью лет.

Картина в каморке мамы Карлы (яндекс-картинки)

— Нет, мамуля, вот я выучусь, и тебе сто тыщ курток конфискую, а также, «пробью» картину, кто, да что.
Ладно, мне пора в школу, до вечера! Целую, мамуля!

«Ухожу служить в ОМОН! Заявляю я.
Ухожу служить в ОМОН! С завтрашнего дня.
Навсегда из сердца вон, вычеркну тебя,
И уйду служить в ОМОН! С завтрашнего дня»
(Мона-Лиза 1994 год)

Мама Карла залилась слезами от счастья. Это надо же, какую дочу себе «замастырила» на старости лет, а то что «ментовскОго в ней много, так…, да и хрен с ним, мало ли…, поживем- увидим.

Продолжение, как всегда….