Кагульский бой: за счёт чего Румянцев победил семикратно превосходящее турецкое войско


Кагульское сражение 21 июля 1770 года остаётся одной из самых великолепных побед русской армии.

Число и умение: что сильнее

У османского главнокомандующего Иваз-заде Халил-паши было в распоряжении 150 тысяч бойцов, у его союзника крымскотатарского хана Каплан-Гирея II – 100 тысяч. У главнокомандующего русской Дунайской армией Петра Румянцева – 30 тысяч. Вот таково было соотношение сил перед началом летней кампании. Не очень-то обнадёживающе, правда?

Как известно, превосходство в силах можно использовать только если их удаётся сосредоточить в нужное время в нужном месте. Желательно против не ожидающего такого манёвра противника. А если их бросать без толку куда-то в атаку это только громадная масса пушечного мяса, добыча для умного и смелого врага.

Сражения при Кагуле на одноименной картине художника Д. Ходовецкого

У Румянцева было несколько крупных козырей, которыми он умело пользовался. Первый это организация. Русская армия хорошо управлялась и на походе, и в манёвре в ходе сражения, чётко выполняла приказы своих командиров.

Второй это способность армии к длительным и слаженным маршам. Колонны не растягивались, отстающих почти не было. Всю массу перебрасываемых войск можно было в одно мгновение ввести в бой. Причём не всегда там, где этого ожидал противник.

Третий это способность армии к ночным действиям. Не только марши, но и атакующие действия могли предприниматься, по необходимости, в ночное время. И здесь также командиры не теряли своих подразделений, команды выполнялись слаженно и чётко (смотри, как говорится, пункт первый).

Разбей замыслы врага

В первую очередь, Румянцев сумел так направить свой марш, что силы противника оказались разъединёнными. Татары гуляли где-то далеко, ему же противостояла только турецкая армия. Сила тоже, что и говорить, внушительная: полтораста тысяч человек, из них сотня тысяч разной конницы.

Портрет П. А. Румянцева-Задунайского (1725 - 1796 гг) работы неизвестного художника 1770-х годов

Румянцев тоже не смог ввести в действие всей своей массы. Не все части русской армии были одинаковыми, кого-то ещё (в основном казаков) пришлось оставить охранять обозы. С Румянцевым под Кагулом (правильнее, вообще-то, на Кагуле, так как это речка; но такое уж установилось словоупотребление) было 17 тысяч пехотинцев и ещё тысяч 4-5 кавалерии и казаков.

Шапкозакидательство турок

Когда обе армии увидели друг друга, Румянцев имел полную возможность отступить перед огромной турецкой массой; тем более, что продовольствия в войске оставалось всего на четыре дня. Всякий другой бы на его месте так и сделал и остался бы при этом великим полководцем (если бы, конечно, имел уже столько побед, сколько было у Румянцева). Но Пётр Александрович жил и действовал по иному принципу: «Не сносить присутствия неприятеля, не атаковав его!»

План сражения при Кагуле, произошедшего 1 августа 1770 между русскими и турецкими войсками.

Турки же, видя остановившуюся русскую армию, считали, что её неподвижность проистекает из сознания собственной обречённости, и не торопились атаковать её.

В ночь на назначенный турками день атаки – 21 июля – русские сами выступили со своих позиций и на рассвете подошли к турецкому лагерю. Увидев русских выстроившихся в линию, турки решили, что те совсем спятили и сами идут к ним в руки. Турки атаковали русский фронт.

Разгром турок

Дальше всё следовало по примерно одинаковому сценарию. Турецкие конные атаки на русские пехотные каре, которые плотным огнём отражают их. Так продолжалось несколько раз, пока турки не укрылись в лагере. Затем последовала атака на турецкий лагерь. Неоднократно сказывалось огромное численное преимущество турок. Некоторые русские части были готовы бежать. Румянцев сам лично остановил их одним кликом: «Ребята, стой!» Отступающие сгруппировались вокруг своего командующего.

Медаль "За победу при Кагуле"

Всё дело решилось той самой организацией и выученностью, которою русские многократно превосходили турок и перекрыли этим их преимущество в численности. Когда русские стройными сомкнутыми колоннами ворвались в турецкий лагерь, это была уже победа. Оставив порядка 20 тысяч на поле боя (это равнялось всей армии Румянцева), турки бежали. Русские потеряли в тот день менее одной тысячи человек.