От Анны до рельсов. Статья 1 «Развод — и не девичья фамилия»


(взбираясь на паровоз) Начнем с того, что мы не знаем, почему нам вдруг вспомнилось бессмертное произведение Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина». Предвидя ехидные намеки — а не захотелось ли нам самим под паровоз? — отвечаем: нет, не захотелось. Наверное, все потому, что просто мы росли-росли, и восприятие этого произведения у нас менялось-менялось… И вот результат!

Сразу сделаем еще одну важную ремарку — в одну статью все мысли и наблюдения не упихаешь. Поэтому мы решили сделать цикл статей. У каждой статьи будет свой заголовок и, соответственно, своя главная тема. Итак, начнем, пожалуй!

*******

Восприятие главной сюжетной линии романа таково: имеем молодую, горячую, искреннюю и душевную женщину Анну и ее сухаря-бюрократа мужа Алексея Александровича. Анна всей душой жаждет и в итоге обретает настоящую, всепоглощающую, безразмерную и бесконечную ЛЮБОВЬ!

Ее мужа, который, напоминаем, суть сухарь и бюрократ тонкие движения души жены в немалой степени не интересуют. Его интересует исключительно его чиновничья карьера плюс положение в обществе, поскольку ничего другого у него нет — в отличии от Анны, он, по-видимому, происходит из не слишком родовитого дворянского рода, и дополнительных доходов, кроме чиновничьей зарплаты, не имеет. Во всяком случае в произведении Толстого никакие иные источники дохода Каренина не указаны.

Естественно, современный читатель проникается пламенным гневом — тебе чего, сука, развод было трудно жене дать? Ни себе, ни людям, типичная собака на сене — сам не ам, другим не дам! Сам же не то, что сгораешь от любви к жене — да ты толком и не любил ее никогда, тебя окрутили-то чуть не по принуждению, намекнув, что ты компрометируешь девушку частыми визитами в дом ее тетки. Да, положим, ты к ней привык, да, вы сыночка совместными усилиями заделали, и что? Как можно это ленивое вялое чувство сравнить с огнем безудержной страсти между Анной и Вронским?

Но на деле-то все гораздо сложнее. И современные люди просто переносят свои представления о современных разводах на то время. Между Анной и Карениным имел место церковный брак, который нельзя было расторгнуть, сославшись на несходство характеров или манеру Каренина всюду разбрасывать носки и манеру Анны, скажем, бухать по вечерам. Нет, были нужны очень серьезные основания, и вот каковы они были:

1. Исчезновение одного из супругов на срок более пяти лет. Как вы понимаете, в данном конкретном случае никто из супругов никуда не исчезал даже на пять дней.

2. Доказанное отсутствие консумации брака. То есть, надо было доказать, что между Анной и Карениным на протяжении восьми лет брака отсутствовали сексуальные отношения. Сделать это, когда вокруг родителей шурует семилетний ребенок, которого оба родителя признают законным сыном…. Без комментариев.

3. Бесплодие одного из супругов, а, значит, отсутствие детей, рожденных в браке. См. пункт второй — тоже не вариант.

И вот мы подходим к главному — измена одного из супругов. При этом измена должна быть доказанной. Одного лепета — «а она Вронскому глазки строила на светских раутах, а она истерику закатила, когда он с лошади свалился, да весь свет знает, что они по углам обжимались» — это все хорошо для современных браков, но не для церковных. Свидетели полового акта между изменщицей и ее любовником есть? Нет? До свиданья! Что, ребенок родился? А как вы докажите, что этот ребенок — от любовника, а не от мужа? С тестами ДНК была напряженка.

Но проблема заключалась не только в этом. Анне нужен был развод, в котором она бы была невинной стороной. Иначе говоря, прелюбодеяние должен был совершить Каренин. Только при соблюдении этого условия Анна смогла бы после развода вступить в брак с Вронским и продолжать воспитывать горячо любимого сыночка. Каренин же, кстати, в этом случае лишался бы и возможности вступить в повторный брак, и возможности воспитывать сына. Первый пункт после пережитого его вряд ли интересовал, а вот к мысли о том, можно ли отдать сына на воспитание падшей женщине, он обращался регулярно. И, как мы видим, не случайно.

Конечно, особо впечатлительные читатели брезгливо подожмут губки, когда мы приведем еще одно препятствие для принятия Карениным решения о разводе с Анной. В случае расторжения брака по факту совершения Карениным прелюбодеяния, он ставил крест на своей карьере. А его служба, как мы уже указали, была для него и средством удовлетворения личных амбиций, и главным, если не единственным, источником его дохода.

Проще говоря, Анна выкатывала Каренину предложение, от которого невозможно было отказаться: возьми вину на себя, обеспечь мне развод, при котором я смогу снова выйти замуж и забрать ребенка, а сам ты… Да пох на то, как дальше сам ты. Ты же меня мучил все восемь лет брака, я ТАКОЕ пережила… (во всяком случае, именно так Анна описывала свою семейную жизнь Вронскому). Чем Каренин ее мучил, не считая нестандартной формы ушей, что ТАКОЕ пережила с ним Анна в браке, не считая того, что Каренин, похоже, ее не удовлетворял в постели — это остается для всех загадкой. Можно только, оперируя методом исключения, сказать, что Каренин явно не был садистом и не старался целенаправленно причинять жене ни физических, ни моральных страданий.

Что интересно — в какой-то момент Каренин под влиянием душевного порыва соглашается на развод, в котором ему предстояло бы выступить в роли виновного. Но потом происходит чрезвычайно интересное событие, точнее, ряд событий. И вот об этом мы как раз и расскажем в следующей статье.