ЗАВАЛИНКА 747 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 25


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 25.

— Просыпаемся. Утро уже настало, нечего разлёживаться, пора делом заниматься… — Милена решительно вошла в комнату, где отдыхали пассажиры «Руссо-Балта», — Виктор Иваныч, работа там есть по хозяйству: Сарай прохудился, крыльцо подправить надо…Корову подоить…
— С коровой я управлюсь… — Марианна решительно поднялась со старого кресла, на котором провела остаток ночи, — Умею…
— Очень хорошо! — довольно кивнула головой хозяйка «Миленово», — А вы чем заниматься умеете, молодые люди?
— Я с какой нибудь техникой справлюсь, несложной… — проговорил шофёр «Руссо-Балта», — По механической части в основном…
— А нас ничему особо не обучали… — пожал плечами подпоручик Игорь, — Но я ими всеми командовать могу!
— Понаплодили вас, бездельников в погонах! — зло ответила Милена, — Только командовать, а руками делать ничего не умеете! Ничему не обучены и лень впереди вас бежит! Екатерина, неси завтрак всем, потом разберёмся кто тут и на что годен…
Милена решительно вышла из комнаты.
— Она что из нас решила своих рабов сделать? — Игорь удивлённо обвёл глазами всех остальных своих товарищей, — Я не согласный!
— Может власть тут свою пролетарскую установим? — Марианна посмотрела на Виктора Иваныча, — А то я ко всем этим помещицам не очень хорошо отношусь.. Не нашего они класса!
— Точно! — кивнул головой Василий, — Я карабин то сдал, но я две гранаты спёр, из того ящика, что с «Антигерманца» привезли.
Водитель «Руссо-Балта» продемонстрировал две ручные бомбы Рудловского.
— А у меня «Браунинг» есть и два магазина к нему… — Марианна достала из кармана пистолет, — Храню, как личное оружие.
— А я наган Вероникин себе забрал! — похвалился хитрый подпоручик, — Когда наш комиссар приказала ей оружие сдать!
— А у меня есть Митькин кавказский кинжал. — недовольно поморщился Виктор Иваныч, — Но устанавливать свою власть в «Миленово» мы пока не будем! Негоже так с хозяйкой поступать! Она нас приютила, накормила, обогрела, а мы чем ей за это отплатим? Некрасиво это…
Внезапно со стороны реки донеслись крики, лай собак и три слабых пистолетных выстрела.
— Что то в «Погодино» происходит… — прильнула к окну Марианна, — Вон кто то пытается убежать!
— Натали, Стелла, а ну ка быстро мне пулемёт к правому окну! — пронеслась по большому дому команда Милены, — Сейчас я этому Профессору гонор то собью.
Пассажиры «Руссо-Балта» кинулись помогать устанавливать «Максим» на подоконнике. Раздалось ещё три слабых выстрела со стороны реки.
— Это же Бастет от них убегает! — вскрикнул Игорь, — Я её узнал, хоть она и переодетая!
Отчаянно сопротивляясь волнам холодной осенней реки к поместью «Миленово» приближалась беглянка.
— Так она из тех, что два дня назад в «Погодино» бандиты доставили… — проговорила Милена, дёргая рычаг мотыля пулемёта, — Поможем ей, а то от собак она здорово отбилась, но вот Профессор её сейчас пристрелит…
— Та…та…та…та….та…та…та…та — заговорил, изрыгая пламя и свинец, «Максим» с окна поместья «Миленово».
— Да с тобой же вообще бесполезно договариваться, Милена, будь ты не ладна! — закричал, уворачиваясь от пуль Профессор, — Сожгу когда нибудь твоё имение!
— Профессор, да чёрт с ней с этой краснопузой! — закричала Жульета из окна дома, — Вернитесь скорее в дом, а то эта ненормальная помещица с пулемётом, вас обязательно подстрелит!
— Собачек мои постреляла, паразитка! — пожаловался Виктор Борисыч забегающему во двор Профессору, — Хозяин, дайте я с этой белогвардейской сволочью, капитаном, расправлюсь! Он ей сбежать помог!
— Успеешь, Борисыч. И собачек твоих жалко, но ничего, новых в деревне себе найдёшь, — недовольно рявкнул Профессор, пиная скрючевшегося на земле Станислава, — А этого гада обратно в дом тащите!
Обессиленная Вероника, меж тем, выбралась на правый берег речки.
— Открывай ворота, Екатерина! — распорядилась Милена, и, повернув голову к Игорю и Василию приказала, — А вы проводите её ко мне в дом!
Подпоручик и водитель бросились помогать бывшему командиру орудия.
— Свои… — проговорила на смерть уставшая и промёрзшая Вероника, увидев подбегающих к ней людей…

— В натуре кума Лимона оконтропупила! — Кобальт с ужасом поглядел на Москаля, — Теперь по нашу душу ластами двигает…
— Даже не шеволится…- отозвался Москаль, сверкнув золотым зубом, — Я бы к нему в долю не пошёл….
— А ну ка заткнулись оба, контра! — рявкнул чекист с исцарапанным лицом и перевязанной головой, — А то штыком вас тут всех переколю! Я раненый в боях за счастье трудового народа! Мне теперь всё по барабану, я вас, контриков никогда не жалел и жалеть не собираюсь!
— Кошки его что ли драли? — недовольно поморщился Москаль, — Как будто вся его перебинтованная рожа их когтями исцарапана.
— Так, кто следующий на допрос? — сжимая «Парабеллум» в руках, произнесла товарищ Довгань, — Если то же говорить отказываетесь, то не будем терять времени, урки! Просто скажите куда вам и в какое место выстрелить и продолжим диалог с более разговорчивым!
Настроение у бандитов исчезло совсем….
Через некоторое время допрос был окончен. Следователь Всеслав показал толстую тетрадку с показаниями белогвардейцев, Татьяна продемонстрировала свою, такую же исписанную подобным обьёмом полезной информации.
— Вообщем картина ясная, Татьяна… — проговорил Всеслав, — У бая Лермонтова в плену сама красный комиссар СехметРа, люди её отряда, кроме того наш агент, которая прибыла к нам из Алжира, но была перехвачена казаками. Деньги в саквояже, кстати, её!
— Довольно интересно… — проговорила товарищ Довгань, — Я тут допросила бандитов, выяснилось, что основной костяк банды и наиболее боеспособные его члены как раз сейчас у нас в руках. Бастет действительно находится в «Погодино», её взяли с каким то белогвардейским капитаном в лесу. Капитан, вроде согласился на выкуп за них обоих…. Но это ладно, надо теперь решать, как нам освободить мою тёзку, Татьяну, красного комиссара? Своими силами в лоб мы не сможем захватить расположение басмачей Лермонтова. Нашим большевикам и танк вон не помог, и тот белые сожгли… Что скажешь, Всеслав?
— Надо идти договариваться к басмачам или к тому, кто там у них руководит, насчёт обмена… — призадумался следователь ЧК, — Я пойду, возьму белый флаг, авось не пристрелят…
— Идти надо мне! — Татьяна решительно достала из кармана большой белоснежный платок, — Я всё таки начальник Губ.Ч.К! Меня то они как облупленную знают! А ты пока поприглядывай за моей морской свинкой… Уси пусечки, моя хорошая! Иди к доброму дяде на ручки!
Морская свинка недоверчиво перелезла на ладони следователя Всеслава.
— Если меня убьют, ты будешь её хозяином… — проговорила Татьяна, прикрепляя белый платок к штыку, который отстегнул от своей винтовки чекист Лапшин, — Но будем надеяться переговоры пройдут хорошо. Валера, заводи машину, подбросишь меня к позициям бая Лермонтова!
Старенький «Форд» тронулся и, постепенно набирая скорость, побежал по полю по направлению к окопам басмачей.
— Смотри ка, Союзник, к нам парламентёр! — удивился сотник Светар, окликая бывшего царского подполковника, — С белым флагом!
— Позовите мне бая Лермонтова или полковника Хемуля! — громко крикнула в рупор Татьяна, — С другими я переговоров вести не буду! Это в ваших же интересах.
Старенький «Форд» развернулся обратно… Товарищ Довгань, что б не рисковать водителем, приказала вернуться Валере к остальным чекистам.
Через некоторое время к товарищу Довгань, со стороны передовых рубежей обороны белогвардейцев и басмачей, приблизился царский полковник Хемуль……….

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

214+