554 Завалинка. Хелена и Хемулио


От издателя
Сим начинаем публикацию, не побоюсь этого слова, романа Леди Мелисандры «Хелена и Хемулио». Краткое повествование все равно ничего не даст, так как действия разворачиваются где-то рядом, а от того все совпадения специальны и преднамеренны. Герои настолько узнаваемы, в определенных кругах, что их имена даже не пришлось менять.

Роман имеет форму сериала по бразильской системе, поэтому советуем запастись терпением и еще раз терпением.

И так, «Хелена и Хемулио»! Встречайте!

Хелена и Хемулио

Звучит знакомая мелодия: «А зидун гарун гэ рунгази гун га…»

1 серия2 серия3 серия4 серия5 серия

1 серия

Лето. Берег реки. Идёт дождь. По берегу бредёт девушка и плачет.

Хелена: – О, как я несчастна! Несчастна как я! О! Злые люди выгнали меня из дома и забрали (считает на пальцах) всё моё движимое и недвижимое имущество! И теперь я бедная… совсем бедная…да, совершенно нищая девушка!

Останавливается, смотрится в воду. – Хотя, конечно, я всё ещё красива, несмотря на все беды, свалившиеся на мою голову буквально (считает на пальцах) за неделю! Да! Красота – это страшная сила… Впрочем, я не о том. А можно ли заработать на кусок хлеба красотой?

Испугавшись: Нет! Это невозможно! Для этого тоже нужны ( считает на пальцах) деньги!

Навстречу ей идёт старуха.

Хелена: – Кто ты, несчастная старушка?

Старуха: – Я старуха Изергиль! Да! Я давно здесь брожу. И вообще – живу я здесь. Вооон в той хижине на холме. А ты что здесь делаешь, несчастная красивая девушка?

Хелена: – Меня зовут Хелена Хуанита Мариам Исидора… ну это неважно. Я скитаюсь без (считает на пальцах) кусочка хлеба и глоточка воды уже второй день, потому что злые люди лишили меня всего!

Старуха: – Ну тогда пошли со мной. Можешь жить у меня.

2 серия        

В хижине старушки Изергиль. Хелена и Изергиль сидят за грубым столом на шатающихся ножках. На столе кусочки хлеба и кувшин с водой.

Хелена – Спасибо, добрая старушка Азер…Изер…Гулия! Какое трудное и необычное имя!

Изергиль – Да, я ведь сама не местная. Я цыганка из России.

Хелена – О, какие странные имена у русских! А как же ты оказалась так далеко от твоей родины?

Изергиль – Как же…как же… Однажды, давно это было, но помню как сейчас, наш табор стоял у большой русской деревни. Дети из деревни часто прибегали к нам. Чтобы посмотреть на наших лошадей и послушать наши песни. И один мальчик, сын бедной вдовы, прибегал чаще всех.  Я так к нему привязалась, ведь своих детей у меня не было. А тут как раз перед тем, как табор ушёл, умерла его мать. И я взяла мальчишку в свой шатёр, дала ему наше цыганское имя и воспитала как своего сына. Но однажды, когда он уже подрос, он сбежал из табора, потому что соблазнил любимую дочку нашего барона. И мне пришлось уйти из табора. Я так хотела найти моего сыночка! Долго странствовала, но ничего толком о нём так и не узнала. Вот добралась даже до ваших мест, потому что кто-то сказал мне, что сюда многие сбегают из Европы… Но сыночка своего так и не нашла. И пришлось мне остаться здесь, поселиться на этом холме. Хожу по людям, прошу подаяния, гадаю… Несчастная я мать! Где же ты, мой сыночек, жив ли, здоров ли? Вспоминаешь ли свою приёмную мать, которую ласково звал «Драданай»?

Старуха плачет. Потом снимает с шеи медальон на цепочке, открывает его  и целует.

– Мой алмаз, мой красавчик Хемулито!…

Хелена (вытирая слёзы) – Какая печальная история! Как мне жаль вас! Я даже забыла про свои беды… Можно ли мне посмотреть портрет вашего сына?

Изергиль протягивает Хелене медальон, та смотрит на портрет и вдруг вскрикивает:

– Ах! Мне кажется, я видела этого человека с вашего медальона!

Изергиль – Где же ты видела его, скажи мне скорее!

Хелена – Всё было как во сне… Когда мои злобные двоюродные братья выгнали меня из отчего дома и обманом переписали на себя всё моё имущество, я с горя решила утопиться, потому что я осталась совсем одна на этом свете и заступиться за меня было некому. Я побежала к реке и кинулась в воду с высокого берега. Я уже попрощалась с жизнью, но вдруг чьи-то руки подхватили меня и вытащили на поверхность. А потом мой спаситель  откачал меня и долго ругал на незнакомом языке… Хотя я не понимала, что он говорит, но было ясно, что он всячески меня стыдит, а может, и обзывает… Мне было так плохо, так стыдно перед ним… Я его толком и не разглядела… Потом он мне дал немного денег, сказав, что у него больше нет. И посоветовал больше не топиться, потому что он не подряжался доставать из воды полуголых девиц, которым почему-то разонравилась эта прекрасная жизнь. Я спросила, как его зовут, чтобы помолиться за него, но он махнул рукой, засмеялся и ушёл…

Начинает плакать – И даже не поцеловал меня на прощанье!.. Мне кажется, что мой спаситель очень похож на того юношу, который изображён на вашем медальоне…

Изергиль – О, мой сыночек! Яхонт моего сердца! Неужто я наконец нашла тебя! Какое счастье!

Хелена – О, мой спаситель! Тайная печаль моей души! Неужто я узнала твоё имя? Какое счастье!

Хором: ХЕМУЛИО!!

Обе рыдают.

3 серия

Через несколько дней.  В хижине старухи. Хелена месит тесто для хлеба. Входит старуха Изергиль.

Изергиль: – Хелена, Хелена, ах, какое горе! Я столько лет прожила на этом месте, и вдруг сегодня мне сказали, что мою бедную хижину снесут, а здесь, на холме, построят чей-то богатый дом!…

Рыдает.

Хелена: – Боже мой! Я так полюбила высокие холмы и вообще всякие возвышенности! Мне кажется, что я с них когда-нибудь увижу нашего Хемулито… и побегу к нему, раскинув руки, как птица… прямо в его объятия! Где же теперь мне сидеть по вечерам, куда смотреть?!

Подбегает к старухе, обнимает и тоже начинает рыдать.

Входит незнакомец: мужчина лет 45, богато одетый, с тросточкой. Нагло и цинично улыбается.

Мужчина: – Что за нищета! Фу! Эту хижину давно надо было снести! С этого холма такой замечательный вид на реку!  Сюда так и просится роскошный дом!

Замечает старуху и Хелену.

— А вы кто такие? Чего тут рыдаете, как две тупые курицы?

Изергиль: – Это моя хижина, господин! А меня хотят отсюда выкинуть! Чтобы руки отсохли у тех, кто это хочет сделать!

Мужчина: – Зови меня дон Артуро. И не смей мне перечить! Ишь – проклинает она… Да кто ты такая?! Чтобы завтра же тебя здесь не было!

Хелена: – Сжальтесь над нами, добрый господин! Мы такие бедные, такие несчастные. Куда же мы пойдём?

Дон Артуро (тихо): – А девчонка хорошенькая… Если её отмыть и приодеть, то с такой можно даже съездить и в Европу… Хмм… Париж… «Мулен Руж»… канкан… Оля-ля!

(громко): – Вопрос о сносе уже решён, и деньги за землю заплачены. Но я могу отдать вам другую хижину, которая  стоит у меня пустая здесь недалеко, в джунглях…

(тихо): – Оттуда я смогу легко увезти эту красотку, так что никто и не заметит.

Подходит к Хелене: — Как тебя зовут, красавица?

Хелена: – Меня зовут Хелена Хуанита… дон Артуро.

Дон Артуро: – Хмм… Я буду звать тебя Хуанитой, мне это имя больше по нраву.

(тихо): – Так звали мою предыдущую любовницу, так что мне и привыкать не придётся.

(громко): – Ну так что, вы согласны? В той моей хижине жил мой старый слуга. Там есть всё. Слуга недавно умер, и хижина пока не занята.

Изергиль: – Спасибо, добрый господин, я с радостью перееду в тот дом, про который вы тут говорили. Может, отдохнут мои старые ноги от этого высокого холма.

Хелена: – А я не хочу отсюда уезжать! Я обожаю всё высокое. Мне в последнее время постоянно хочется забраться повыше… и сидеть…сидеть… сидеть…смотря вдаль…

Дон Артуро (тихо) – Тогда ей точно понравится Эйфелева башня!

(громко): – Решено! Собирайте свои вещи. Завтра утром за вами приедет мой шофёр и отвезёт вас в тот дом. А ты, Хе… Хуанита, можешь приходить на это место когда захочешь. И смотреть на окрестности совершенно бесплатно.

Дон Артуро окидывает Хелену оценивающим взглядом и нагло смеётся.

4 серия

Несколько дней спустя. Хижина в джунглях. Старуха Изергиль подметает пол. Входит незнакомец лет 40. Он хорошо одет, в руках большая сумка.

Незнакомец (удивлённо): – Добрый день, синьора. Скажите мне – разве это не дом старого Педро?

Изергиль: – Мало ли у нас этих Педров?… А впрочем, кажется, прежнего хозяина звали Педро.

Незнакомец: – А что же с ним случилось?

Изергиль: – Помер он месяц назад. Теперь здесь живу я… и моя племянница. Нас поселил сюда дон Артуро, хозяин этой земли.

Незнакомец: – Ах, какая жалость! Я не застал в живых моего родственника! Мы не виделись с ним пять лет, пока я жил в Европе… Но теперь я вернулся и сразу же захотел с ним встретиться. Вот подарки ему привёз…

Изергиль: – Да Вы садитесь, синьор, садитесь. Я вам налью холодного чаю – больше мне вас нечем угостить, мы очень бедны…

Наливает чай, подаёт незнакомцу. Незнакомец медленно пьёт чай.

Незнакомец: – Как вкусно! Сразу жажда пропадает.

Изергиль: – Я кое-что понимаю в  травах, так что добавляю в чай разные полезные растения.

Незнакомец: – Спасибо, синьора. Чай на самом деле придал мне сил. А Вы знали бедного старого Педро?

Изергиль: – Нет, синьор, дон Артуро поселил здесь нас уже после его смерти. Мы ничего о нём не знаем. А кем Вы ему доводитесь?

Незнакомец: – Старый Педро был моим дальним родственником – шурином моего двоюродного дяди. Ему в жизни не очень повезло, он был страстным игроком, постепенно разорился, вынужден был пойти в услужение. Бедная жена его умерла с горя. А детей у них не было. Семья от него отказалась, и только моя мать старалась хотя бы немного его поддержать втайне от всех. Она с ним виделась, и я его знаю с самого детства. Он был неплохим человеком. Кстати, научил меня играть в карты… Простите, я не представился. Меня зовут Жуаш Кобольдуарте, я адвокат.

Изергиль: – Очень приятно, синьор, а я Изергиль.

Входит Хелена.

Изергиль: – А это Хелена Хуанита, моя племянница.

Хелена и Жуаш пристально всматриваются друг в друга.

Хелена: – Ах! Дон Жуаш, Вы ли это?

Жуаш: – Сеньорита Хелена? Что Вы здесь делаете?

Хелена начинает плакать.

Хелена: — Ах, дон Жуаш, дон Жуаш! Сколько всего произошло за эти пять лет, когда Вы так внезапно исчезли! Вы ведь так любили меня! Даже просили моей руки! …И потом пропали…

Хелена бросается на шею Жуашу и рыдает…

Жуаш: – Милая Хелена, я не припомню, чтобы я просил Вашей руки… Хотя всё остальное помню прекрасно. Как я ночью взобрался на Ваш балкон… Вы были такая проказница, такая милая девочка!… Как мы там с Вами объяснялись… Но я не припоминаю, чтобы я дошёл до серьёзного предложения… Так… игрушки… фигли-мигли… Но ведь тогда в Вашу комнату стал стучать Ваш отец, и мне пришлось срочно прыгать вниз, чтобы не очернить Вашу репутацию…

Хелена (всхлипывая):  – Ну да! Вы как-то так неудачно упали, стукнулись головой о колонну и еле унесли ноги. А на следующий день…пропаааалииии…. Снова начинает рыдать.

Жуаш: – Сеньорита Хелена, мне кажется, что Вы желаемое принимаете за действительное… По крайней мере, в одном пункте Вы преувеличиваете. Я действительно стукнулся головой. Еле доехал до дома, мне вызвали врача, у меня началась горячка … Матушка меня увезла в столицу, и я там долго лечился. После чего у меня развилась частичная амнезия. Поэтому мне рекомендовали сменить обстановку и уехать подальше от дома. Я уехал в Европу. Вы же знаете, что наша семья богата. Да и своего капитала у меня было вполне достаточно. Так что первый год я путешествовал по разным странам, а потом осел в Париже. Стал там снова заниматься адвокатской практикой. Разводы, разделы имущества, скандалы, интриги, расследования…

Содрогнувшись – И брачные контракты… Но браки и всё, что с ними связано, вызывают у меня очень неприятные чувства, и я занимаюсь ими редко. Доктора говорят – какая-то психологическая загадка. Словно отключили участок моего мозга, связанный именно с браками, с семьёй. Поэтому я не хочу даже думать ни о какой женитьбе. Сам вид алтаря вызывает у меня упадок сил, могу даже в обморок упасть, если вдруг в храме подумаю о том, что перед алтарём стоят те, кто вступает в брак. Не говоря уже о том, когда вижу свадьбу… Загадка!… Так что, сеньорита, вряд ли я Вам мог предложить что-нибудь, кроме милой интрижки, которые, к счастью, не вызывают у меня никаких обмороков и головной боли.

Хелена: – Ладно, сеньор Жуаш, о прошлом мы поговорим позже. А как же Вы оказались здесь?

Жуаш: – Я вернулся на родину, когда мне сообщили, что моя мать очень больна. Слава Богу, сейчас ей легче, она выздоравливает. Ну, вот я и решил проехаться по знакомым местам, навестить старых друзей и родственников. Здесь жил мой родственник дон Педро… но мне сказали, что он умер. А кстати, отчего это я не знаю эту Вашу родственницу? – указывает на Изергиль.

Хелена: – О, сеньор! Вы так многого ещё не знаете! После Вашего исчезновения вскоре умер мой отец, а в прошлом году — матушка. Я осталась одна. И мои злобные двоюродные братья – Рикардо и Пабло – запутали меня, беззащитную, в сеть своих интриг, прикинувшись моими лучшими друзьями. Они заставляли меня подписывать какие-то бумаги, в которых я ничего не понимала, утверждая, что так нужно… И недавно оказалось, что всё моё имущество, наш дом, наши земли – всё перешло в их собственность, а я осталась нищей… (считает на пальцах) – да, совсем нищей. И пришлось мне уйти из родных краёв и пойти скитаться по свету. А эта добрая женщина приютила меня. И мы всем говорим, что она моя тётя…

Жуаш: – Что ж, хорошо, что мы так случайно встретились. Думаю, что я смогу Вам помочь в Ваших запутавшихся делах. Может быть, удастся вернуть хотя бы часть Вашего наследства. А оно должно быть немалым, насколько я помню… Вы были весьма завидной невестой когда-то… Я ведь был помощником вашего семейного адвоката.

Хелена (рыдая): – Спасибо Вам, дон Жуаш! О, спасибо! Господь Вас благословит, а Дева Мария поможет Вам выздороветь! Я буду за вас молиться день и ночь! Наконец-то заканчивается тёмная ночь и наступает рассвет! И, может быть, с Вашей помощью я верну то, что принадлежит мне по праву… И тогда снова буду богатой наследницей, чтобы принести моему будущему мужу хорошее приданое… О, Хемулио!…

Изергиль: – О, Хемулито!….

Жуаш: – Ни слова о браке!… Мне дурно!

5 серия

Вершина холма с развалинами хижины Изергиль. Вокруг навалены строительные материалы. На камне сидит Хелена и смотрит на закат.

Хелена: – О, как же мне хорошо здесь, на вершине холма! Я бы забралась и выше, чтобы видеть ещё дальше, но это – самый высокий холм в округе. Говорят, что есть такие высокие горы, что с них видно необыкновенно далеко! Вот бы попасть на такую гору!… О, Хемулио!…

К ней незаметно подходит дон Артуро.

— Вот ты где, моя птичка Хуанита! Давай же я отвезу тебя в горы!

Дон Артуро хватает Хелену в объятия и начинает жадно целовать. Хелена вырывается.

Хелена: – Дон Артуро, что это Вы себе позволяете? Я не просила Вас отвезти меня в горы!

Артуро: – А сама ты никуда не сможешь поехать, разве что на этот холм. Да и то, пока здесь будет идти стройка. А когда я закончу постройку своего шикарного дома, вход сюда будет запрещён… Сюда будут приезжать только мои друзья – богачи… А вы со своей тёткой будете ютиться внизу, в джунглях. Но стоит тебе сказать мне словечко…одно только словечко – и всё будет к твоим услугам. Никто не посмеет даже поморщиться в сторону моей любовницы!… Сколько у меня их было – и ни разу никто плохо о них не сказал. Если хочешь поехать в горы – что ж, поедем. Хотя я считаю это желание весьма странным для молодой девушки. Впрочем, ни одна моя любовница никогда никуда не звала меня, кроме ювелирных магазинов, ресторанов и яхт… Это будет даже интересно – провести несколько дней где-нибудь высоко в горах в каком-нибудь красивом шале. Только ты и я… и много снега… Камин… сигара… ром… медвежья шкура на полу перед камином – и на ней красивая женщина… Ей-богу, мне это нравится! У тебя есть фантазия, девочка!…

Хелена: – Не нужна мне ваша сигара со шкурой!… И ром я не пью!… И снег не люблю! Мне от Вас, дон Артуро, вообще ничего не нужно! Считайте, что у меня есть жених!

Артуро: – Жених?! Это мило! И кто же наш жених, а, прелестная Хуанита?

Хелена: – Перестаньте звать меня Хуанитой! Мне не нравится это имя! В семье меня всегда звали Хеленой. А жених есть! Его зовут Хемулио, вот! И он скоро заберёт меня отсюда!

Артуро громко хохочет.

Артуро: – Какая ты смешная, Хуанита, особенно когда злишься! Ну пусть даже у тебя и есть какой-то там Хемулито… Где он сейчас? На заработках на плантациях тростника? Пусть там подольше поработает! Я не собираюсь лишать беднягу его кусочка пирога… Позабавимся с тобой пару месяцев, ну может, немного дольше… На большее меня никогда не хватало… Я помогу тебе с приданым… у тебя ведь нет и гроша за душой… И ты, и твой жених ещё будете меня благодарить за доброту!… Так что напиши своему Хемулио, чтобы он не спешил приезжать, что у тебя появилась хорошая денежная должность и что ты хочешь заработать денег на предстоящую свадьбу!… Я вовсе не собираюсь уводить у него невесту из-под венца… Просто Бог велел делиться!

Артуро снова хохочет.

Хелена: – Как Вам не стыдно, дон Артуро! Что Вы мне предлагаете? Чтобы я обманывала своего жениха? Ни за что! Не нужны мне ваши деньги! Найдите себе кого-нибудь другого и валяйтесь вместе на ваших шкурах!…

Артуро: – Подумаешь, какая праведница! Ты мне такая ещё милее. Так и тянет к тебе, как магнитом!… Просто околдовала меня, чертовка!… А насчёт жениха – не волнуйся так. Ничего он не узнает. Мы с тобой сразу же уедем отсюда – сначала, конечно, в Париж… Бульвары… Монмартр…Приодену тебя, наведу лоск – и пустимся во все тяжкие. Рестораны, кафе, ночная жизнь… И, конечно, Эйфелева башня. Ты не представляешь, какая она высокая!… Тебе там понравится! Оттуда виден почти весь Париж!… А потом поедем в Альпы… в шале… Клянусь тебе, оттуда тоже будут неплохие виды, будет что вспомнить потом…Если бы ты знала, глупая девчонка, скольких женихов их невесты обводят вокруг пальца!… И ничего их потом не мучает…

Хелена: – Как мне надоело это слушать!… Оставьте меня, дон Артуро! Слышите? Оставьте!

Хелена убегает.

Артуро: – Никуда ты от меня не убежишь, моя смешная пташка! Просто мне сейчас ещё некогда заняться тобой вплотную. Вот сдам последний проект – эту серию домов для бедняков, с этими смешными маленькими кухоньками и совмещёнными санузлами… Ха-ха-ха! И тогда ты от меня никуда не денешься! Я от тебя не отступлюсь, ты просто околдовала меня своими зелёными глазами… Ты всё равно будешь моей, дай мне немного времени! Почему-то мне кажется, что мы с тобой сумеем договориться по-хорошему… А если нет – что ж… Я всё равно от тебя не откажусь. И пусть идёт к чертям этот твой Хемулито! Можешь мечтать о нём сколько хочешь – вот уж о ком я буду думать в последнюю очередь! В сердечных делах каждый сам за себя!

Продолжение следует…

27+