564 Завалинка КОТ И КОРОЛЕВА (сказка — не сериал!)


В самом глухом уголке сада на скамейке сидела Королева. Странно было видеть Её Величество здесь, да ещё совершенно одну, без свиты, фрейлин, шутов…
Королева вздыхала и даже, кажется, пару раз всхлипнула – что было уж совсем немыслимым делом.
И вдруг на скамейку вспрыгнул неизвестно откуда взявшийся здесь кот. Большой, пожалуй, даже огромный, рыжей масти. Кот совершенно не стеснялся присутствия монаршей особы – он уставился на Её величество прищуренным зелёным глазом так, будто это он был Королём, а она – приблудной кошкой.
— Брысь! – сказала Королева и махнула ручкой в сторону Кота.
Кот продолжал смотреть на неё, нисколько не испугавшись.
— Брысь, я тебе сказала! – рассердилась Королева. – Одной побыть не дадут…- И Её Величество снова всхлипнула.
— А я чего? – вдруг ясно проговорил Кот. – Я ничего. Сижу вот тут, никому не мешаю… Посидеть не дадут! – вправду или нет, но Королеве показалось, что Кот её нагло передразнивал.
Повисло молчание. Пока Королева приходила в себя и вытирала кружевным платочком глаза (всё же она была отлично воспитана и не хотела терять лицо даже перед посторонним Котом), Кот всё так же продолжал её разглядывать. Нет, не так же – он между делом стал вылизывать правую переднюю лапу.
— Да уж…- сказала Королева, потому что не очень понимала, что теперь ей надо говорить.
— Да уж – повторила она. – Какой реприманд неожиданный…
— Так уж и неожиданный – отозвался Кот, перестав вылизывать лапу. – Смотреть вокруг внимательней надо, можно много интересного увидеть. А уж если слушать… — Кот махнул только что вылизанной лапой.
-Да? – удивилась Королева. – А Вы, может, из моей охраны?
— Нет, никоим образом – отказался Кот. – Я в общем… как бы это точнее сказать – сам по себе.
— Но я Вас никогда раньше не видела.
— А я никогда здесь раньше и не был. Так, знаете ли, приходится бывать то там, то здесь… Дел полно…
— Ах – слабо улыбнулась Королева – какие уж дела могут быть у котов!…
— Это Вы, Ваше Величество, зря – вроде бы даже обиделся Кот. — Дел всегда много. Я бы позволил себе сказать – необычайно много. Просто не успеваешь поворачиваться.
— Да? – удивилась Королева. – Странно…
Кот фыркнул:
— Вам, небось, кажется, что дел больше всех у Вас?
— А разве не так? Вот уж это я не успеваю поворачиваться. Помыслить не выходит ни об отдыхе, ни о чём-то ещё…приятном… — и Королева тяжело вздохнула.
— Простите за дерзость – начал Кот, но в его голосе не слышалось ни малейшей нотки извинения – однако, Вы глубоко заблуждаетесь. Это Вы ещё о моей жизни ничего не знаете.
— Вы, конечно, существо необычное, но всё же всего-навсего кот.
— Я-то? – Кот как будто ухмыльнулся. – Ну кот… не спорю… Но очень, очень особенный. Хотя смею заметить, даже у обычных котов всегда много дел.
— Чем это Вы такой особенный? Ну, большой… Ну, рыжий… Да, конечно, говорящий… И тем не менее. Вот – пришли, сели здесь, вылизываетесь, на меня смотрите. Потом пойдёте куда-нибудь… на помойку… Или с кошками на крыше станете орать. Или дрыхнуть завалитесь где-нибудь в тихом уголке. Вот и все ваши важные кошачьи дела. – Королева поджала губы.
— Может, да… А может, и нет… Вот представьте себе, что все эти перечисленные Вами дела я должен делать одновременно.
— Одновременно? – Королева пожала плечами. – Но это невозможно.
— Ещё как возможно! – Кот быстро прихлопнул лапой севшую на скамейку муху. Поднял лапу, брезгливо понюхал её и смахнул дохлое насекомое на землю. – Что уж говорить о таких пустяках, когда я Вам больше скажу – я одновременно и жив, и мёртв.
— Что? – в голосе Королевы послышались истерические нотки.
— Да не пугайтесь Вы, я совершенно безопасен – промурлыкал Кот. – Совершенно… Для Королев во всяком случае. – Он покосился на дохлую муху.
— Вы меня разыгрываете? – с надеждой спросила Королева.
— Отнюдь – сухо отвечал Кот. – Как бы я посмел?
Но Королеве показалось, что этот Кот посмел бы гораздо больше, чем просто её разыграть.
— Так что же тогда? – продолжала она, не в силах сдержать своё любопытство.
— Что же тогда? – переспросил Кот. – А вот то же. Так и живу… и не живу одновременно. Не говоря уж обо всём остальном. Так распорядилась моя судьба. А с ней, знаете, не поспоришь, как бы ни хотелось. Приходят, берут, сажают в ящик – а потом уж живи как получится. Или не живи… Физика!
— Я плохо это понимаю – извинилась Королева. – Нас, королев, знаете ли, учат несколько другому… У меня с точными науками всегда были проблемы…
— То-то и оно – осуждающе сказал Кот. – А потом Вы ещё мне странные вопросы будете задавать. Естественнонаучные знания ещё никому не помешали… Впрочем, могу Вас успокоить – особо никому они и не помогли. Вот я же – гуляю по свету… Или не гуляю…Верите – самому надоело. А определиться никак не получается.
— Это же… это же страшно неудобно – сочувственно сказала Королева.
— Ужасно неудобно – вздохнул Кот.
— А хотите – оживилась Королева – я издам указ, в котором Вам будет присвоен определённый статус. Какой вы хотите? Я бы всё же посоветовала Вам статус «живой».
— Не выйдет – подумав немного, отвечал Кот. – Не Вы же своим указом присваивали мне нынешний статус, значит, не Вам его отменять.
— Но кто же это сделал? – возмутилась Королева. – Отрубить ему голову, да и всё!
— Тоже не выйдет, Ваше Величество, хотя, поверьте, я благодарен за Ваше горячее участие в моей жизни. Мой нынешний статус «ни жив и ни мёртв» присвоил мне некий господин Шредингер. Кстати, приношу свои извинения, я забыл представиться – Кот Шредингера. – И это было так сказано, что ясно ощущалось: оба слова пишутся с заглавной буквы.
— Ах, как жаль… — не унималась Королева – Вы уверены, что этого господина никак нельзя призвать к ответу? Уж я бы…
— Нет, Ваше Величество, никак нельзя, ибо его уж нет на свете. А я вот гуляю… или не гуляю. Знаете, учёные такой народ – всё придумывают, экспериментируют… Вот и я попал под раздачу… Или не попал…
— Учёные? – переспросила Королева, и по голосу почувствовалось, что к учёным у неё есть свой счёт. Или по крайней мере, к кому-то одному из них. Может, даже личный… — Уж эти мне учёные! Думают, что они всё знают о жизни, а сами ни черта не знают! Выслать бы их всех… к чёртовой матери!- Королева сама не замечала, что два раза успела чертыхнуться, что было абсолютно неприемлемо даже для её частного разговора.
— Хммм… Может, Вы и правы, Ваше Величество – задумчиво согласился Кот Шредингера. — Однако, теперь ничего нельзя изменить.
— Ещё чего! – возмутилась монаршая особа. – Чтобы я позволила какому-то ничтожному человечишке, возомнившему себя творцом, вот так обижать живое существо?!
И Королева вдруг схватила в охапку Кота Шредингера, стала его гладить и приговаривать что-то ласковое. Кот сначала оторопел и попытался вырваться, но королевские ручки держали его крепко. А королевский голосок продолжал называть его ласковыми прозвищами, в перерывах поливая нехорошими словами всю науку вообще и физику в частности. Кот расслабился и даже замурлыкал.
Внезапно он коротко мявкнул, отскочил от Королевы и уставился на неё широко открытыми глазами.
— Что? – встревожилась Королева. – Вам плохо?
— Да нет – неуверенно пробормотал Кот. – Вроде бы нет. Просто как-то по-другому себя стал чувствовать. Не так, как всегда…
— Точно! – вдруг завопил он. – Я точно чувствую себя по-другому! Никаких «если», «может быть», «возможно», «вероятно»!… Я – живой! И всё!
— Пойдём, моя лапочка – удовлетворённо сказала Королева, поднимаясь со скамейки. – Я налью тебе молочка.

23+