ЗАВАЛИНКА 691 «ЦАРСКОЕ СЕЛО» Отступление часть 18


Уважаемые дамы и господа!

Действие данного повествования не имеет ничего общего с событиями 1917 года в России. Все совпадения абсолютно случайны…

«ЦАРСКОЕ СЕЛО». Отступление. Часть 18.

— Ленка! Открывай дверь! — заколотила по броне танка прикладом пулемёта СехметРа.
— Эдик, вылазь из этой консервной банки! — кричала Бастет в пулемётную бойницу танка.
— Тётя Таня, тётя Вероника, я так рада вас всех видеть! — из распахнутого бокового люка появилось перемазанное, но счастливое лицо красной медсестрички, — А мы вот танк с анархистами захватили!
— Вижу! — недовольно нахмурилась Сехметра, — Толку то теперь от вашего танка? Бой уже закончен! Устроили тут, понимаешь тест-драйв «Не вам не нам» !
— Что за слово то такое, чудное «Тест-драйв» ? — удивилась Вероника.
— Да в голову случайно пришло… — отмахнулась красный комиссар, — Как раз применительно к ситуации с вождением танка нашей медсестричкой!
— Тётя Таня! Да я же первый раз в жизни танком управляла! — запричитала Леночка, — Я же не знала, что меня дядя Федя посадит за его рычаги…
— Это теперь называется » управляла» ? — удивилась Вероника.
— Да всё нормально, командиры! — отмахнулся вылезающий из танка Эдик, держа дымящийся пулемёт, — Сейчас Фёдор его нормально подгонит к нашим позициям, там и разберёмся спокойненько с этим немецким » чудом техники»…
— Командир, огневую пулемётную точку противника гранатами подавили! — отрапортовал подбежавший матрос, — Больше этот «Максим» нам досаждать не будет! Ещё мы там по тылам белых прошвырнулись… Но там снаряды ещё догорают, опасно…
— Керенский уже давно как ушёл» — разгневанно крикнула СехметРа, бросая в руки Сане его пулемёт, — Чего так долго копошились?
— Так пятьсот метров практически бежать в полусогнутом состоянии пришлось, комиссар! — удивлённо заметил рабочий, принимая свой «Льюис» из рук Вероники, — Как добрались, так и смогли закидать..
— Ладно… — махнула рукой СехметРа, — Васяка, дуй за Фёдором, пусть танк осмотрит..
— К нам какая то телега, кажется, в сопровождении пары джигитов приближается… — указал рукой шахтёр, — Коня я узнаю, он раньше есаулу принадлежал.
— И конь Митьку тогда наверняка с радостью узнает! — засмеялась СехметРа, — И от души лягнёт его копытом за отрубленный хвост! Митька, не подходи к коню близко, для твоей же безопасности..
— Это Маруся, Вика, Аслан и Афанасий. — поднесла к глазам бинокль Вероника, — Этих я всех знаю, но там одна дама сидит, она точно не из их компании…
— Эту даму я знаю… — принимая из рук Бастет бинокль, ответила красный комиссар, — Катя Бусечкина, наш человек!
— Здравствуйте товарищи большевики! — поприветствовала с повозки революционеров Маруся, — Вижу, что мы поздно к вам спустились…
— Здравствуйте, Аслан! — проговорила Вероника, подходя к джигиту на коне, — Какими судьбами здесь?
— Да мы, красавица Вероника, хотели у вас нашу пушку обратно попросить… — огорчился Аслан, — Но вижу что после этого боя она у вас разбита… Хорошо хоть вы все живы остались!
— Я там глянул на повреждённые пушки беляков, когда обратно возвращались.. — деловито присоединился к разговору рабочий, — Одна их пушка практически целая, но без затвора, при отступлении его белогвардейцы спёрли, вторая пушка с целым стволом и шитом, но разбит лафет, то бишь сама станина, на нашей пушке разбит ствол, щит, но цел лафет и есть исправный затвор … Если снять его с пушки Вероники и поставить на пушку белых, то одно орудие у нас уже есть! Модели те же самые… Но можно попробовать собрать и другую : Снять лафет с пушки Вероники и собрать его со щитом и стволом со второй повреждённой пушки беляков… Вот будет и второе орудие! Мы на заводе такие подобным образом ремонтировали..
— И запас снарядов у нас есть! — оживился Васяка, — В грузовике остались нашем…
— Тогда собирайте себе команду в помощь, берите необходимые инструменты из грузовика и машины Василия и принимайтесь за работу, товарищи! Красная власть ваш трудовой подвиг оценит по заслугам! Вперёд, товарищи! — с энтузиазмом махнула рукой СехметРа, — Фёдор, а ты показывай мне танк…
Анархист и красный комиссар залезли в бронированную машину и принялись изучать её содержимое.
— Вот это запасы! — обрадовалась СехметРа, оглядывая ящики с консервами, копчёностями и алкоголем, — Да тут месяца на три хватит, что б прожить всему моему нынешнему отряду!
— Две пушки, комиссар, со снарядами и полный топливный бак! — с довольным видом доложил Фёдор.
Леночка приводила себя в порядок, умываясь водой, принесённой с повозки Марусей. Митя, Саня, Васяка и Петрович с помощью обоих джигитов, собирали артиллерийское орудие. Вика подогнала к ним тяжёлый грузовик. Василий подьехал на своём «Руссо-балте». Через некоторое время все работы были выполнены.
— И где вот теперь этого Керенского искать… — устало проговорила Сехметра, снаряжая патронами магазин своего автомата Фёдорова.
— Они все в Гатчину рванули. — взглянула на неё Катя Бусечкина, — Я слышала разговор, когда они возле нас останавливались.. С ними заложница, Катерина из Алжира!
— И денег у них полный саквояж… — заметила Вика, — Причём всяких разных!
— Пришлось продать им своих коней с брички. — тяжело вздохнула Катя, — А то бы наверняка эти белые нас пристрелили…
— Саквояж с деньгами? — переглянулись между собой анархисты.
— Катерина вместе с ними в заложниках? — удивились революционный матрос и рабочий.
— И Хемуль туда же направился? — обрадовалась красная медсестричка.
— Поехали именно в Гатчину? — уточнила СехметРа, — Ни в какое другое место?
— Всё именно так! — утвердительно кивнула головой Маруся, — Там вроде бай Лермонтов окопался со своими басмачами…Так Керенский на их помощь и рассчитывает.. А вы, Катя, забирайте себе нашу повозку с лошадьми и езжайте в своё имение.. У нас теперь грузовик есть.. На нём и доберёмся до Кавказа..
— Захватите пожалуйста с собой нашего раненого боевого товарища. — попросила СехметРа, указывая на Ржевского, — Нам с ним дальше никак нельзя..
Революционного матроса с корабля » Антигерманец» бережно уложили на повозку и через некоторое время повозка скрылась в клубах пыли дорог … Катя Бусечкина отправилась в своё имение..
— Одно орудие закатим в кузов, зафиксируем ящиками со снарядами, второе прицепим сзади.. — деловито давала команды Вика, — Будет чем нам на Кавказе воевать…
— Верно! Тем более что танк мы оставляем себе.. — проговорила Сехметра, — Вероника, вы собирайтесь с нами, с танковыми пушками, вы надеюсь сладите…
— Справимся, товарищ комиссар! — утвердительно кивнул головой Васяка.
— Василий, вы то же поедите с нами! — решительно взглянула Сехметра на интеллигентного водителя «Руссо-балта», — Я и другие наши красные дамы разместимся в комфортном салоне вашего авто. Возражения с вашей стороны не принимаются!
— Я понял уже, товарищ красный комиссар… — тяжело вздохнул Василий……

— Алло, ДзеГджинский? — Ленин кричал в трубку телефонного аппарата, — Так что там с бГоненосцем в Финском заливе?
— Володенька, не переживай так. — проговорила Крупская, поглаживая Ленина по руке, — Не нервничай, тебе это вредно!
— Владимир Ильич, разбираемся с этим вопросом! — раздался голос Дзержинского из трубки.
— ГазбиГаемся? Какого чёГта этот бГоненосец палит из своих оГудий неизвестно куда, Феликс Эдмундович? — возмущался Ульянов, — Кто там его охГанять должен был в ПетеГгофе? Где эти ваши люди с пушкой?
— Вероника Бастет и её команда.. — приглушённо донеслось из трубки голосом Дзержинского, — Но её нет.. Нет ни пушки ни её людей…
— ДезеГтиГовала? И это в то самое вГемя, когда наша Геволюция в смеГтельной опасности? — негодовал Ульянов, — Оставила свои боевые позиции?
— Не ругайся, Володенька! — просила рядом Крупская, — Феликс Эдмундович — он умный! Он обязательно разберётся!
— Наденька! Мы должны беспощадно каГать изменников и пГедателей! — возмущался Ульянов и, прикладывая трубку к уху, продолжал, — ДзеГджинский, немедленно составить пГиказ об аГесте Бастет! Куда она вообще могла деться?
— В Царское село она направилась… — тяжело вздохнул Феликс Эдмундович, — Приказ я уже составил, мы разберёмся, Владимир Ильич… Не переживайте!
— ЧёГти что у вас там твоГится, ДзеГджинский! — недовольно кричал в трубку Ленин, — ГазбеГитесь сГочно! Нам позаГез бГоненосец нужен для Геволюции!
— «Антигерманец» на месте.. — тяжело вздохнул Феликс Эдмундович, — А Бастет будет задержана и передана суду военного трибунала… Депешу мы сейчас по назначению отправим…
Ульянов положил трубку…

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

64+