ЗАВАЛИНКА 772 ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ.  ЭПИЗОД ЧЕТВЁРТЫЙ  КТО ЛЕТАЕТ БЕЗ СКАФАНДРА ? (часть 5)


      ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ.  ЭПИЗОД ЧЕТВЁРТЫЙ

         КТО ЛЕТАЕТ БЕЗ СКАФАНДРА ? (часть 5)

К радости и удовольствию Никоса, грибов в здешнем лесу было предостаточно. При этом они выглядели почти как обычные грибы из какой-нибудь земной рощи. Подозрительно присматривающийся к ним Митя (был у него случай, когда на одной планете вроде бы безобидный гриб вдруг тяпнул его за палец) ничего странного в этих грибах не углядел. Буквально через полчаса «тихой охоты», оба заслуженных грибника сидели на поваленных ярко-розовых стволах деревьев и разбирали свою добычу. При этом Никос, казалось, знакомый со всеми грибами во всех звёздных системах, сурово выкидывал каждый второй гриб из Митиного мешка к неудовольствию последнего.

— Ну, шеф! – тянул Митя – Ну посмотрите как следует! Я таких красавцев набрал, чем они Вам не нравятся? Посмотрите, ножки беленькие, шляпки двойные, гофрированные, жёлтенькие. Прямо не грибы, а картинки, хоть на выставку их отправляй! Вы уверены, что они несъедобные? Они на лисичек похожи!

— Уверен! – отрубил Никос, продолжая безжалостный отбор – Мне ли не знать этих жёлтых ложноопятовых шмаргулек? Сейчас Вы сами увидите, кого Вы понабрали в свою корзинку! – и Никос выкинул последний жёлтый гриб в большую кучу, уже лежавшую в трёх шагах от его ноги.

И тут все шмаргульки из кучи вдруг выстроились в одну линию, верхняя шляпка у них встала перпендикулярно и оказалось, что на внутренней её стороне находится довольно противная рожица. Все шмаргульки завизжали, заверещали, засвистели, показали учёным маленькие ярко-красные язычки, скорчили ехидные гримасы и, обстреляв их из каких-то крошечных трубочек, вмиг разбежались с поляны, как будто их там и не было.

Митя, ругаясь и почёсываясь, стал извлекать из одежды колючки, которыми обстреляли их шмаргульки. А осторожный Никос, который сумел отвернуться от обстрела, в это время рассказывал ему о том, что на данной планете расположена псевдоцивилизация грибов. Причём все остальные грибы здесь вполне мирные и съедобные, а вот эти самые шмаргульки почему-то каким-то капризом природы превратились в вот таких местных диких жителей. Они никак не развиваются, живут как обычные грибы, но вот в минуты опасности превращаются в толпу довольно хорошо организованных и агрессивных дикарей, неплохо защищающих свою родную грибницу.

— А куда же они денутся сейчас, раз я их срезал? – спросил жалостливый Митя – Вы бы мне сразу сказали про них, я б их и не трогал!

— Да я хотел, чтобы вы сами на них полюбовались – отвечал Посейдонус – Вы же очень недоверчивый человек, вряд ли бы мне вот так сходу поверили. А теперь сами увидели их во всей их красе. И не переживайте, они сейчас помчались к родной своей грибнице и опять быстренько прирастут в неё на том самом месте, где Вы их срезали.

— Ну надо же! – покачал головой Митя – Каких только грибов я с Вами, шеф, не насмотрелся!… Эти вон даже верещать научились… только не болтают… А может, и болтают чего, да мы их не понимаем.

— Митя! – вскричал Никос – Митя, Вы, как всегда, нашли очень важную подсказку! А ну-ка отойдите подальше и скажите мне несколько раз громко и чётко — «Хвала только Тутину и за этой»

Митя, пожав плечами, покорно встал, отошёл и сказал эту фразу, с которой уже столько времени пытались разобраться и на МКС, и на «Завалинке»

— Хорошо, Митя, хорошо. А теперь отойдите ещё дальше, и снова скажите тоже самое. Потом ещё раз отойдёте ещё подальше, и опять скажите эту же фразу. Ничего не перепутайте, прошу вас.

Митя выполнил все инструкции шефа.

— Браво! – зааплодировал Никос – Вот теперь мне понятно многое! И знаете, Митя, ведь три разных истории, которые мы сейчас пытаемся разгадать, кажется, сходятся в одну! Немедленно возвращаемся на «Завалинку»! Мне необходимо срочно прокрутить ещё раз запись с камеры Иваныча, и проверить мою гипотезу!

Через некоторое время довольный Никос отхлёбывал очередную порцию кофе по-турецки, который он очень неплохо умел готовить, но готовил его только в важные моменты. Митя тоже пил кофе маленькими глотками (не потому что он очень любил этот напиток, а потому, что как раз не находил в нём особого шарма, как его шеф) и терпеливо ждал, пока завлаб сформулирует свою гипотезу и огласит результат.

— Митя, теперь вы сами согласитесь со мной, что все три наши задачки были только составными частями одной задачи! – наконец, промолвил Никос, с сожалением допивая последний глоток кофе из своей чашечки – Только что мы с Вами снова просмотрели запись с камеры Виктуара Иваныча и наложили эту фразу про древнего политика на шевеление губ этого космического феномена. И что же мы увидели?

— Что? – повторил Митя, которому не хотелось напрягаться и который мечтал о ватрушках леди Сандры, попробованных им недавно. Он не понимал, какое такое особенное удовольствие в том, чтобы пить горький кофе из маленьких чашечек, не заедая его большим куском пирога или хотя бы ватрушкой.

— Ну как что? Всё же совпало! И мы теперь знаем, что именно всё время повторяет этот назойливый космический феномен. Мало того, эта фраза замечательно вписывается в звуки, услышанные Шурой Хохловым, когда он читал книгу! Проговорите её сейчас снова, пропуская согласные буквы. Что у вас получится?

— А – А – О – О – У – И – У – И – А – Э – О – Митя хлопнул себя по лбу – Ну конечно же! Как я сам не догадался?  Значит, этот самый феномен, как Вы его называете, и влез в наши компьютеры? И Шуру Хохлова он же напугал? И всем, кто его видел в иллюминаторах, тоже говорил это же самое?

— Ну да! Да! Через иллюминатор его никто не слышал и не понимал, а только пугались, Шура тоже не понял ни происхождения звуков, ни их смысла. Историю Шуры Хохлова мы списали на технический сбой, когда этот тип каким-то образом докричался до него. И тогда он, тип, прибегнул к крайним мерам, то есть запустил вирус в центральные компьютеры «Завалинки» и «Погоды». Странно это всё конечно, и неясно, как он проделывает эти свои фокусы. И как ему удаётся парить в космосе без скафандра?

— Ну не знаю… Всё равно как-то ещё не всё с ним понятно. Сам-то он откуда? Зачем носится с фамилией этого древнего политика? Какие такие эти Выселки? И кто такие, наконец, кум с кумой?

— Думаю, на эти вопросы мы найдём ответы у нашей Елены Невятской! – отвечал Никос, вставая – Она как раз просила что бы мы с вами в ближайшее время зашли к ней, потому что она нашла для нас «кое-что интересное», как она выразилась, в фольклоре космоантропологов. Идёмте, Митя, за последними ответами на наши вопросы!

Оба космолёта к тому времени уже набрали скорость, проложили впереди себя гиперсиловые туннели, и продолжили свой путь по бескрайним просторам Вселенной.

Вскоре Митя, Никос и Елена сидели в просторной каюте Невятской, удобно расположившись в сферических креслах. Со стороны выдвижного спального блока, сейчас прикрытого такой же выдвижной металлической  ширмой, на них смотрела фотография подполковника Хелума, заключённая в рамочку из цветных огоньков. А вот Митя с Никосом старались туда не смотреть, что бы не напоминать себе и Елене о том неловком моменте, когда однажды она застала их в этой самой каюте, с этой самой фотографией в руках, докопавшихся до причины её плохого и почти депрессивного настроения, которое захлестнуло её после исчезновения кремнемуммика. Да, попались они тогда под горячую руку Елены. Фотографию отняла, раскричалась, их самих вытолкала отсюда взашей, и потом целый месяц не желала с ними разговаривать, даже во время совместных дежурств отмалчивалась. Но зато депрессия уступила место праведному гневу, и Елена после этого постепенно вошла в колею. Может, конечно, только с виду? Кто знает…

В каюте  Невятской повисла минутная тишина. Возможно, Елена догадалась, о чём думали её визитёры, она бросила короткий взгляд на фото подполковника Хелума, и, поправив волосы на голове, наконец, нарушила молчание.

(продолжение следует)

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
54+