Завалинка 752 «Однажды в космосе». Эпизод I, часть 2


 

ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ

ЗАГАДКА БРОШЕННОЙ СТАНЦИИ (Часть 2)

— Знаете, Саша,  могу Вас заверить, что на этой МКС обитают не только люди! – задумчиво произнесла Елена, догоняя широко шагающего Аспида.

— Или обитали до недавнего времени, – отвечал ей Мореходов. — Мы преодолели изрядное расстояние, но не встретили тут ни души. Да, мне пару раз попались зазубрины на отделке, которые могли оставить только представители кошачьих. Странно, как они попали на МКС? Станция точно имеет земное происхождение. А согласно регламенту за номером SRV-18/202, земных животных категорически запрещено брать в качестве пассажиров. Только в качестве подопытных биологических единиц. Но тогда они должны находится в лаборатории в специальных вольерах, а не шляться по всей станции и прикладываться когтями ко всему более-менее мягкому.

— Я не о котах, Саша. Здесь кроме представителей нашей с вами планеты обитает по крайней мере один или два инопланетянина… и не факт,  что гуманоида – Елена задумчиво провела рукой по стене коридора, и тихо, едва слышно добавила для себя самой — готова поклясться фотографией подполковника…

Услышав еле уловимое «Готова поклясться фотографией подполковника», Аспид незаметно усмехнулся, вспомнив ещё одну байку «Завалинки», о которой мы обязательно расскажем читателям, но как-нибудь потом. Вслух же он сказал:

— Кажется, я понимаю о чём Вы. Вот эти едва заметные странные отметины, как будто кто-то многоногий обул туфли на шпильках, встал на цыпочки, и прошёл бочком, несмотря на достаточно солидную ширину коридора.

— Да,  и не только это. Но выводы я пока делать не стану, надо собрать побольше данн…. АААААААААААААААА, Саша, Саша, смотрите, что это? АААААААААААААААААА!!! Да не туда смотрите, сюда смотрите, в иллюминатор! АААААААААААААААААААА!!!!!

— Святые угодники! Кто это??? – бортинженер Мореходов и сам не заметил, как запричитал… Ещё немного — и он был бы готов осенить себя крестным знамением, но тут на шум прибежал Виктуар Иванович со своей камерой, и, увидев как Александр с Еленой уставились в иллюминатор, направил её объектив в ту сторону.

— Саша, что Вы видите?

— Я, Лена, вижу какую-то дикую физиономию. Но почему это существо в открытом космосе без скафандра? Как оно в таком случае дышит?

— Саша, а может ему не хватает воздуха? Может, он выполнял какие-то внешние работы, и что-то случилось с его скафандром, а он  из последних сил добрался к иллюминатору и просит о помощи? Глядите как он пучит на нас свои глазищи!!! Надо скорее спасти бедолагу, он же вот-вот задохнётся!

— Подождите, Лена. Понимаю Ваш профессиональный интерес ко всему внеземному, но не торопитесь. По-моему, он хочет нам что-то сказать! Видите, он открывает рот, и говорит что-то… Слышите этот тихий гул? Это его слова. Но их не разобрать.

— Саша, пока мы тут стоим и разглядываем его, рассуждая, говорит он или зовёт на помощь, он совсем задохнётся без воздуха! Скорее же!

Елена попыталась нахлобучить защитный шлем, но Аспид закричал:

— Посмотрите, Лена! Он машет нам рукой и удаляется от станции…

— Действительно. Но как? Его движения не судорожные, а плавные, спокойные. Саша, этого решительно не может быть! Ни одна форма жизни во Вселенной не способна находиться в открытом космосе без защитной амуниции. А это существо чувствует себя в космическом вакууме, как рыба в воде!…

— Всё, скрылся. Ну вот, некого нам спасать, Лена. Никто не терпит бедствие за бортом МКС. Продолжим поиски внутри.

— Саша, вы заметили, что он какой-то… полупрозрачный, что ли… — неуверенно продолжила Елена

— Ничего такого не заметил. Рожа как рожа. Почему без скафандра? Вот что меня пугает! – нахмурился в ответ бортинженер.

Виктуар Иванович, подробно заснявший всю эту сцену со стороны, наконец оторвался от своей камеры, посмотрел на коллег и удивлённо пробормотал:

— Кажется, эти двое надышались каким-то газом, и теперь несут невесть что…  Лена, Александр! На что вы так пристально глядели в иллюминатор,  зачем вообще устроили весь этот непонятный галдёж?

— А вы посмотрите то, что сняла ваша камера, и сами увидите.

— Могу и без прокрутки сказать, что в иллюминаторе ничего не было. Я смотрел туда через объектив и ничего волнующего не заметил.

Елена и Аспид взглянули друг на друга.

— Как такое может быть? – возмутился Мореходов. – Вы в своём уме, любезный? Разве мы похожи на пьяных? Попрошу всё-таки дать нам возможность просмотреть заснятое!

И все трое внимательно уставились в окошко камеры, где проплывали только что снятые кадры. Вот Саша с Леной бестолково препираются и смешно тычут в иллюминатор руками, показывая друг другу на что-то за ним. Вот Елена пытается надеть гермошлем. Вот они оба опять пристально смотрят в иллюминатор… Камера бесстрастно зафиксировала все подробности происшедшего, кроме одного – изображения того странного существа, которое так ясно было им видно.

Елена и Александр опять взглянули друг на друга. Елена подняла брови и пожала плечами. Аспид подозрительно взглянул на кинооператора.

— А скажите-ка, многоуважаемый Виктуар Иваныч, с этой камерой всё в порядке? – спросил он улыбающегося оператора.

— Ну как же не в порядке? Сами видите – всё заснято точно и чётко, до мельчайших подробностей. Вот даже – видите? – вполне хорошо видна выглядывающая у Вас из-за пазухи бутылочка вина! – лукаво подмигнув, отвечал Виктуар Иванович.

Мореходов хлопнул рукой по так некстати выглянувшей бутылке, которую он, будучи большим любителем марочных вин, прихватил на всякий случай во встретившемся им недалеко баре. И что такого? Любой брошенный корабль всегда считался законной добычей нашедшего его. А таких замечательных вин в списке продуктов «Завалинки» не водилось…

— И что? – сверкая глазами, отвечал он оператору. – Ну, взял в баре бутылочку… сделал пару глоточков… Елене предлагал, но она отказалась. Что это меняет-то? Мы оба видели за иллюминатором странное существо, которое плавало в космосе безо всякого скафандра, да ещё и рожи какие-то нам строило…

— И говорило нам что-то! – добавила Елена – а через него звёздочки просвечивались

— Ничего сквозь него не просвечивалось, не выдумывайте, Елена. У вас, у баб… то есть я хотел сказать, у женщин, всё время какие-то фантазии в голове появляются. И вечно некстати.

— Может вы и усов на этой  роже не заметили? Огромные такие, прямо усищи, а не усы! Вооооот такие – Елена развела руки в стороны, показывая, какого размера были усы в иллюминаторе.

— Усы видел, усы были, и шевелил он ими туда, сюда – бортинженер тоже развёл руки в стороны и сделал ими движение вверх-вниз, изображая качающийся во время полёта древний самолёт с крыльями  – а вот прозрачности не было. Это всё ваши женские выдумки.

Елена надула губки, и отвернулась. Спорить с бортинженером Мореходовым – пустая трата времени, о чём знал весь экипаж… «и всё же оно было немного прозрачным, я обязательно укажу это в рапорте» — подумала Невятская, но вслух ничего не сказала.

— Ну да… — скептически пробормотал оператор. – Пара глоточков… один попил, вторая подышала… А потом я же и виноват, что они чего-то увидели чего не было, да ещё и путаются в показаниях. Хотя я никогда не ошибаюсь, потому что очень давно занимаюсь съёмкой, можно сказать, уже стал профессионалом. И, кстати, никогда не позволяю себе во время работы … — и он выразительно щёлкнул пальцами по горлу.

— Ну ладно! – отвечал взбешённый Аспид. – С вашей безупречной камерой… да и с Вами… я потом разберусь, когда на «Завалинку» вернёмся. Скажу только, что если два нормальных – слышите! нормальных! – человека одновременно видят одно и то же… почти одно и то же – это серьёзная причина им поверить. Скажите лучше – что Вы видели в своём коридоре.

— Да ничего интересного – отвечал Виктуар Иванович. – Собственно, как и везде здесь. Тихо, чисто, ни души… Мне вернуться туда и продолжить обследование?

— Возвращайтесь! – кратко скомандовал бортинженер.

Продолжение следует……

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
58+