завалинка 131 Сердце мира


Маленькая Лида с трудом вытащила из книжного шкафа огромный и пухлый фотоальбом. Девочка, с громким стуком, почти уронила его на журнальный столик. Интернет ей надоел, по телевизору показывали только глуповатые мультики, и она решила еще раз просмотреть синий альбом. Тот, в котором ее родители хранили фотографии совместных путешествий. На титульном листе красивым маминым почерком, было выведено «Сердце Мира». Ниже была приклеена первая фотография, самого первого совместного путешествия ее родителей. Тогда они еще не были женаты и познакомились в горах Крыма. На фото они стояли рядом, на фоне горы Аю-Даг.
Лида перевернула страницу. Вначале шли те самые, крымские фотографии. Вот они стоят, щурясь от солнца на развалинах Херсонеса. На следующей мама позирует в купальнике, стоя на мокром валуне. Дальше папа улыбается, держа в руках лопату, это они были на раскопках в Керчи.
В комнату неслышно зашла мама, посмотреть, чем занята притихшая дочь. Увидела альбом, улыбнулась и присела рядом. Девочка как раз добралась до путешествия в Анды. Отец с матерью ведут за собой навьюченных лам. Мама хотела бы рассмотреть фотографии подольше, но дочка нетерпеливо переворачивает страницу.
— Мам, — спросила она – а где Сердце Мира? В Андах? Или в Китае?
— Смотри дальше и увидишь – отвечает мама.
Лида подумала, что мама ее дразнит, и надула губы. Впрочем, дальше идут фотографии из Индии и Китая, и девочка забывает обиду. Причудливые пальмы, обезьянки, которых мама кормит с рук, папа, крутящий молитвенный барабан в буддистском монастыре. Ей так хочется увидеть мир, побывать в тех местах, где были ее родители. А главное, ей хочется понять, где же у мира сердце.
Она опять перелистывает страницы. Вот родители в Москве, на Красной Площади. Ее осеняет, ведь родители очень любят свою страну. Она пальчиком тыкает в фотографию с Мавзолеем:
— Это? Это Сердце Мира? – нетерпеливо спрашивает она.
— Нет, солнышко, — качает головой мама – смотри дальше и увидишь.
Перед детскими глазами мелькают: Байкал, Таймыр, Южная Африка… Папа с мамой крупные специалисты в наладке электростанций, поэтому часто ездят. Только сейчас, они разлучились. Папа поехал в Йемен, а мама осталась дома. Они решили не рисковать ее здоровьем, и ждали пока Лида подрастет и окрепнет.
Фотографии с побережья Вьетнама делал профессиональный подводный фотограф. Лида как зачарованная смотрит на родителей в окружении пестрых и красочных рыбок. Маски аквалангов почти полностью скрывают лица. Девочке нравится фантазировать, что ее мама русалка, а папа тритон. Но тут она даже не спрашивает. Ведь не может же Сердце Мира быть под водой.
Дальше мама стоит в донельзя рваных джинсах на набережной, а вдалеке видна статуя Свободы. Рядом с ней стоит неопрятная женщина лет пятидесяти. Лида знает, что это профессор Маккелахен. Просто в Америке все ученые одеваются, как попало. Мама уже рассказывала об их поездке на конференцию в Нью-Йорк.
— Там Сердце Мира? – снова спрашивает она.
Мама брезгливо поморщилась и не ответила. Лида собезьянничала ее мимику и побыстрее перевернула страницу. С удивлением она увидела, что дошла до конца альбома. На последней странице была сфотографирована мама как раз напротив их дома. Цвела сирень, мама была в соломенной широкополой шляпе и просторном сарафане. Но даже безразмерный сарафан не скрывал большой живот.
— Вот тут, — мама легонько коснулась фотографии кончиками пальцев – Сердце Мира.
Девочка растеряно смотрела на изображение. Напрягала зрение, но ничего кроме мамы, их дома и палисада не увидела.
— Но здесь только ты и наш дом…
— Не только я, — улыбнулась мама – вот там, в животике настоящее Сердце Мира, для нас с папой.
Она обняла дочь и поцеловала ее в густые, непослушные кудри.

Роман Ударцев.

 

0