252 заметки Жизнь — как она есть.


Место действия: строящееся компрессорная станция в Нижегородской области.
время действия: ноябрь 2010 года.
Действующие лица:
Вася — шеф-инженер.
Евсеев — начальник стройки.
Марченко — старший прораб стройки.
Рябова — блондинка, молодая девушка из местных, моя кладовщица.
Зиятдинова — пылкая татарочка, менеджер нашего предприятия (моя тайная страсть).
Вован — прораб-кубанец.
Мартиросян — бригадир.
Семикопенко — брат Мартиросяна (шутка, он старший над Мартиросяном).
02.08.2010 года. Вечер. Прибыл на компрессорную, выбил дверь вагончика ногой, не смог открыть ключом, замок замерз. Класс: кроватка, три матраца, белье чистое, в вагончики тепло и уютно. Молодец Рябова, ждала!
17:00. Сходить поесть что ли? По дороге встретил многих друзей, со всеми обнялся и расцеловался. Настроение хорошее, фух, наконец-то в своей тарелке. Лег после ужина, не спится. Перед глазами стоит Зиятдинова, как живая. Уснул поздно, проснулся рано.
03.11.2010 года. Разбудил рев моторов, пора вставать. Зубы чистить — нафиг, умываться, тануна! Сойдет и так. Приехала Рябова, обсудили текущие проблемы, ничего нового. Решил прогуляться по стройплощадке.
Первым, кого я встретил, был Марченко. Он на меня набросился с криком: «Почему кровельные панели на ТБО короткие, что с ними делать?» Я говорю: «Надо наращивать. А он: «Я не буду, нанимай, кого хочешь». А я ему: «Так тебя и нанимаю, сколько тебе денег надо? Он ничего не ответил, но обещал подумать. Ничего, ничего, этот деньги любит».
Следующим, кого я встретил, был Вован, мастер ДСМУ, как всегда с похмелья, подмигнул мне, мол, не взбрызнуть ли нам за встречу. Взбрызнули мы с ним перед обедом по чуть-чуть. И он начал жаловаться на Мартиросяна, мол, нащельников, что тот нагнул, не хватает на его объект. Что делать? Я ему пообещал за ночь нагнуть. Он поверил, сказал «спасибо». Затем я пошел на склад, где лежат нащельники. Какие хочешь есть, а того, что нужно, нет. Бляха, гнуть придется, хм, ну не ночью же… Я залез в карман — командировочных дней на двадцать, так что время есть.
Но забыл, что надо сходить к Евсееву, поздороваться. Только подумал, как мимо меня прошагал сам Олег Александрович со своей свитой. В сумке одного позвякивала посуда, бутылок семь водки, подумал я. Позади шла шикарная брюнетка с тортиком — его секретарша.
Понятно, к Евсееву позже.
Поел, с Рябовой решили позвонить Мартиросяну: «Где инструмент, гад, запрятал?» Тот начал шантажировать: пока, мол, трудовую не отдадите, инструмента вам не видать вообще, буду разговаривать только с Семикопенко. Я его припугнул, что уволим по статье, в результате чего через 40 минут тот привез инструмент.
Но таки надо все же сходить к Евсееву. Сходил. Поздоровался и вышел. Он ни слова не сказал, видать стесняется, что выпивши. А зря, я ведь тоже.
Ну и под конец мне напомнили о дверях и окнах, которые мы поставили: они в итоге не закрываются. Я сказал, что завтра все исправлю. Все поверили и сказали: «Спасибо, мы так долго тебя ждали».
С чувством собственной значимости отпустил Рябову домой, сходил к Вовану, допили пузырь. Сало у него вкусное! Да, общался с Зиятдиновой. Откуда она узнала, что я телефон дома оставил, ума не приложу. Так, время 20:00, день прошел плодотворно.
04.11.2010 года. На площадке — жопа. Грязь, дождь. Принялся делать нащельники. Пришел Вован: «Василий, поехали в город, ты собирался спецодежду прикупить». Я сказал, что полно работы, но намек понял. Дал ему денег на водку и на закуску. До обеда гнул нащельники, кушать не стал, в столовой — много народу! Зашел к Евсееву, тот дал добро на монтаж кровли здания ТБО. Я поклялся, что все будет отлично и разные панели (кровельные) вытягивали (они оказались короче на 40 см). Тот поверил. Хотя я зря обещал, но, думаю, все получится. Темнеет уже в 5 часов вечера, надоело гнуть, да и не видно ни фига. Подъехал Вован, сунул сдачу. Вечером обещал зайти, принесет сало. Еще он сказал, что ему задница Зиятдиновой нравится. Ну, это на любителя. Разговоры с ним я оставил на вечер, пошел в вагончик пить чай.
05.11.2010 года. Грустный день начался. Бухгалтерия сказала, зарплата на неделю задерживается, блин, дома ждут денег. На крыше работа наладилась, начали монтировать кровельные панели благодаря моим рекомендациям. Получилось очень даже ничего. Вечером позвонила Ольга Рябова (через Леху), сказала, что Зиятдинова ждет от меня до 10 часов вечера каких-то замеров. Подождет, привыкли все с лету и сразу. Пошли все в жо…
06.11.2010 года. Монтаж панелей идет медленно. Донес Евсееву, пошло быстрее. Думаю о доме, не обедаю, экономлю время. Завтра нужно настроиться на регулировку дверей и окон. Телефона нет, как здорово! Ольга Рябова принесла диск с фильмом «Офицеры», фигня, но смотрю с удовольствием. Марченко зашел, обещал мне повесить орден, потому что у меня все отлично получается. Отношение ко мне хорошее, буду и впредь стараться, репутация!
07.11.2010 года. С утра обещал регулировать двери. Но пилили сэндвич-панели. Они сырые, промокли, чуть не разваливаются. Грустно, работы много, одному — невозможно! Нужно позвонить домой, завтра ровно неделя, как я уехал, еще не звонил.
11.11.2010 года. День удачный. Во-первых, попил свежей крови Зиятдиновой, на душе посветлело! Во-вторых, покончил с нащельниками, в-третьих, смонтировали крышу полностью. Отрегулированы все двери и окна. Завтра нужно съездить в Нижний за инструментом и кое-чем еще. И не забыть озадачить с утра Зиятдинову, пусть ее вурдалаки шлют сюда жалюзи да побыстрее!

Василий Хижняк

0