317 Завалинка УЖИН



Как-то разговорились с дедом по душам, и я у него спросил: «А какое самое лучшее вино ты пил?» Он ответил: «Да не помню я… А вот самый лучший ужин и самый лучший чай я запомнил на всю жизнь.

В конце января 1944-го выписали меня из госпиталя. Я в Свердловске после ранения лежал. Меня, естественно, на формирование отправляли, но я упросил пару дней, чтобы родителей с сёстрами навестить. Они примерно в 250 километрах от Свердловска, это около станции Лопатково, в эвакуации жили. Отец кузнецом работал в мастерской при колхозе, делал сани и лыжи для фронта. Работа тяжёлая, зарабатывал мало, но не жаловался.

Родителей я не предупредил, что приеду. Да и как предупредить-то? Купил на рынке платки для сестёр и матери, шапку отцу. И на поезде доехал до дома, благо от Свердловска поезд шёл. Приехал и ужаснулся. Все ободранные, одёжка — заплата на заплате. Халупа — одна комнатушка, потолок головой задеваешь, а они в ней вчетвером живут. В хате холодно (дрова экономили), а главное, еды почти нет, лишь несколько картофелин, чуток крупы и полбуханки хлеба. «Зачем эти тряпки вёз, лучше бы хлеба купил» — расстроился я.

— Я же вам 40 процентов от оклада отсылаю! — говорю.

А они мне:

— Так что на них купишь? Цены, сам знаешь, какие. Да и всё мы сестре твоей в Свердловск отсылаем, она студентка, ей нужнее.

Вижу, отец места не находит. Кузнец, хозяйство всю жизнь вёл, а тут даже сына, который из госпиталя выписался, накормить нечем. Потом собрался и ушёл куда-то. Вернулся через час, но счастливый.

— Я к председателю колхоза ходил. Сказал, мол, как же так, сын-орденоносец приехал с фронта. Что я ему на стол поставлю, чем кормить буду? Председатель покряхтел и выписал мне целых три кило сахарной свёклы.

Мать так и засияла от радости. Наварила супа, ну а хлеба у нас полбуханки было. Господи, какой же вкусный был ужин! А потом мы чай пили почти всю ночь. Все вместе, под одной крышей. Будто и войны не было…

А на утро я уехал. Мать, провожая, сказала: «Ты вернёшься!» И я обещал: «Вернусь!» И слово своё сдержал. Правда, увидел я семью снова лишь в конце 1946-го.

Вот, внучек, сколько с тех пор ужинов я съел, сколько чаёв испил, a ничего более вкусного так и не было. А ты говоришь, вино…»

Виктор Иванович ака DonVik

0