355 Завалинка Маршрутка


Ехал маршрутке. Рядом пенсионерка. У неё зазвонил телефон. Я был уверен, что этот телефон ей достался от её детей, потому что на весь микроавтобус играл «Бумер»: Туду-туду-тудудуду-туду!

Я смотрел на неё и представлял что она едет отжимать закатки у другой бабули: Слышь, кошелка старая, это моя территория, и закатками барыжу только я здесь, поняла?!

Но бабуля не спешила поднимать трубку. И как только звонок закончился, она опомнилась. Возможно ей просто нравилась мелодия, и она решила её прослушать полностью, но всё моё внимание уже было приковано к ней.

Она достала телефон, попробовала перезвонить, но услышала «Темпорари блок». Она на секунду расстроилась, потом заметила, что я на неё смотрю и совершенно спокойно спросила: «От вас можно позвонить? Мне дочке. Телефон заблокировали».

Я подумал, что вряд ли она сбежит с мои телефоном куда-то, её уж точно я догоню, дальше не знаю что буду делать, но хотя бы её темп бега я смогу выдержать, так что я смело вручил ей свою потрёпанную шестерку.

Она, как будто всю жизнь с тач-скрином работала, уверено набрала номер и начался разговор с дочкой.

С дочкой, потому что всю дорогу она её отчитывала и давала наставления.

Мы уже проехали мою остановку, но дочка получала люлей.

Мы приближались к конечной, мне надо было возвращаться уже остановок 10 обратно, но она продолжала отчитывать дочь.

Я слегка скашлянул, знаете такой момент, когда ты ищешь в себе силы что-то сказать публично, типа водителю маршрутки «На следующей пожалуйста», но мне надо было сказать «А можно мой телефон обратно?», но я почему-то сказал «Телефон пожалуйста!», и получилось как-то громко и грубо.

Она посмотрела на меня удивленными глазами, вся маршрутка стала наблюдать за нами.

ОНА: Какой телефон?

Она это сказала так искренне, что я засомневался что это действительно мой телефон у неё в руках.

Я: Мой. У вас. В руках вот.

ОНА: А что делает ваш телефон у меня в руках?

Сказать что я ахуел, ничего не сказать. Где-то в глубине я понимал, что наверное у человека рассеяный склероз. Но я сыпался, краснел. Когда я на сцене в стендапе, то я готов к любому повороту событий, но тут я сижу задницей и у меня нет микрофона, и бля, моего телефона.

Я: Я дал вам мой телефон позвонить. У вас мой телефон.

Вся маршрутка напряглась, я напрягся еще больше, мысли в голову лезут что я похож на чела который влупливает пенсионеров на телефоны и деньги. Мне стало оооочень неудобно.

ОНА: Ничего не понимаю.

И тут меня осенило! Бинго!

Я: Хотите я докажу вам что это мой телефон?

Вся маршрутка хотела видеть развязку, и я её дал им сполна:

Я: Сейчас я открою фотографии, и там будут фотографии меня и моей жены, даже эротические фотографии моей жены…

Не знаю зачем я это сказал, но это был факт, как мне казалось, который невозможно оспорить.

ОНА: А что в моём телефоне делают фотографии вашей жены?

Я потерял контроль: Лежат на сохранении, скоро рожать бля будут.

Тут ко мне пришла единственно верная мысль:

Я: Ваш телефон у вас в кармане пальто!

Она сунула руку, вытянула старенький самсунг и ужаснулась. Протянула мне мой, и я видел как ей стало неудобно перед мной. Мне стало неудобно перед ней. Надо было выходить. Но всех вынес водитель:

— Братан, так покажи фотки жены что ли. Мы еще не верим что это твой телефон.

Маршрутка легла. Мне стало легче, и веселей.

0