505 Завалинка Безбилетник


Очнулся я от того, что чья–то горячая рука, явно женская, пыталась стащить с меня штаны.
Открыл глаза. Как оказалось, с половой принадлежностью не ошибся.

Симпатичная брюнеточка, лет двадцати, так и льнула ко мне, пользуясь моим беспомощно–сонным состоянием.

— Девушка, — почему–то очень строго произнёс я, и добавил фразу из старого фильма, — «руссо туристо, облико морале».

Она удивилась, но приставать перестала, а тут же вышла за дверь купе.

— Стоп! Купе?! Почему купе? – воскликнул я, подскочив, как ужаленный.
Не будь спальное место надо мной поднятым, набил бы шишку наверняка…

— Потому, что мы в поезде, — послышалось с полки напротив. – Зря вы, любезнейший, девочку прогнали. Мастерица высшего класса. Они работают совершенно бесплатно, тут сервис такой. Хоть что–то приятное за последнее время. Не то, что занудные представители разных верований, беспрерывно по вагонам шастают, агитируют, никакого удовольствия.

— Меня это не волнует, — ответил я, пытаясь не показаться грубым.

— Что не волнует? Девочки или святоши? А может вы по мальчикам ходок? Так тут и парнишки заглядывали пару раз, пока вас не было, вполне симпатичные.

Сосед ехидно хихикнул.

— Про представителей церкви говорил, не про девушек, — буркнул ему в ответ. – Атеист, потому и не волнует. А вы тут всякой гадости наплели.

— Извините, откуда же знать–то мог, люди сейчас разные.
Он снова хихикнул.

Я посмотрел в окно. Поезд нёсся в снежной пыли с приличной скоростью, вагон покачивало, а встречные огоньки разлетались искрами, словно крупные светляки, напоминая звёзды.

Попытался припомнить, почему оказался в поезде, но голова была тяжёлой, мысли путались.

Помнил только новогодний корпоратив, а дальше провал.

Ничего, доеду до станции, позвоню нашим, чтобы забрали. Если не уехал далеко, машину пришлют, а если всё–таки унесла меня нелёгкая, тоже не страшно, самолётом вернусь или снова поездом.

Похлопав себя по бокам, тут же осознал, что телефона у меня нет.

— Уважаемый, — обратился я к попутчику, — у вас телефончика не будет? Очень нужно на работу позвонить.

— Бесполезно, — снова хихикнув, — ответил тот, — тут связи ноль.

— Ну, да, — подумал я, — такая скорость, наверное, создаёт какие–нибудь помехи, электромагнитные поля или что–то там ещё.

Физика никогда не была моим любимым предметом в школе.

— А закурить не будет?

— Вон, на столе в пачке бери. Этого добра тут завались.

— А едем–то хоть куда? В смысле, куда поезд идёт? Направление какое?

— Никуда, — ответил сосед. — Неужели совсем не помнишь ничего?

Я не стал дожидаться, пока он снова хихикнет. Не хочет говорить, не нужно.

Схватив сигарету из пачки и зажигалку со стола, выскочил из купе.
В тамбуре увидел ту девчонку, от манипуляций горячих рук которой отказался. Всё – таки она хороша. Зря, наверное, я так резко отреагировал. Но не при соседе же, он бы хихикал потом до конца поездки.

Она тоже курила. А выражение лица у неё было таким, будто мадмуазель выгнали с работы без выходного пособия.

— Ты чего такая грустная? Что–то случилось? – спросил я, попытавшись изобразить сочувствие.

Она промолчала.

Я посмотрел на сигарету, которую вытащил из пачки.
Оказалось, чувак с соседней полки курил мои любимые. Повезло.

— Не повезло, а вы вытащили из пачки то, что вам всегда нравилось, — вдруг заговорила красотка.

— Тут можно наслаждаться всем, что любили до поездки, в разумных пределах, конечно.

Она вздохнула и продолжила:
— Вам же всегда нравились брюнетки, что не так? Меня специально прислали, как бесплатную агитацию. Вы же атеист, грешить не боитесь. Из–за вас теперь меня понизят.

— Кто прислал, куда понизят? – недоумевая, переспросил я.

Она не успела ответить. В тамбур вошла проводница.
Крупная дама напоминала борца сумо, только в форме железнодорожника, да и то какой–то странной.

Давно я на поездах не ездил. Многое тут поменялось.

— Тааак, — протянула она, потирая руки, — кто у нас здесь? Новенький? Предъявляем билетик.

— Билет? Он, наверное, в купе. Я поищу.

Я, с трудом протиснувшись мимо неё, помчался к своему месту. И как сразу не догадался, не посмотрел, вот ведь балбес, на билете же есть пункт назначения. Раз еду в поезде, значит и билет имеется.

— А где мои вещи? – растерянно спросил я у соседа, не обнаружив в купе своей верхней одежды.

— А оно тебе зачем? – в очередной раз, хихикнув, ответил он.

— Билет у меня там.

— Ну, ты даёшь! – восхищённо заявил мужик, — неужто, и правда, память потерял? Вот он билет, на ноге привязан.

Он положил свою босую ногу прямо на стол. На ней действительно болталась какая–то бирка на верёвочке.

— Странный тип, хихикает так противно, и билет, чтобы не потерять, к ноге привязал.

— Глянь на свои ноги внимательнее, там должен быть твой билет!

— Я не псих, как некоторые, билеты к ногам не привязываю, — рыкнул я, зная, что тот снова сейчас хихикнет.

И он не обманул моих ожиданий.

— Ну, так что побежал–то, я вам нанялась бегать следом что ли? Предъявляй ногу, — ввалившись в купе, потребовала проводница.

— Какую ногу? Вы тут с ума все посходили после праздников? Не проветрилось ещё в голове что ли?

Но женщина бесцеремонно схватила меня за ногу. Потом побледнела и вытащила на свет из–под сидения другую ногу.

— Батюшки! Безбилетник! – охнув, произнесла она.

Девица за её спиной, услышав эти слова, даже взвизгнула.

— Не накажут, он не настоящий! Не накажут! – захлопав в ладоши и весело смеясь, запрыгала она, как школьница, не выучившая урок, у которой только что отменили контрольную работу.

Проводница схватила меня за руку и поволокла обратно в тамбур.
На ходу объясняя кому–то по рации, что в вагоне безбилетник.
Женщина открыла двери на улицу.

Морозный воздух обдал с ног до головы, дыхание перехватило, словно кто–то сдавил горло ледяными руками.

— Неужели она хочет…

И я, не успев додумать до конца страшную мысль, ярко вспыхнувшую, словно спичка в моём воспалённом мозгу, полетел в морозную темноту.

Искры посыпались у меня из глаз, от резкого удара.

— Ещё разряд? — услышал я и медленно открыл глаза.

— Не нужно, порядок, он вернулся, — произнёс усталый голос.

— Боже мой! Меня спасли! Наверное, подобрали на путях, а сейчас я в больнице, — пронеслось в голове.

Как только ко мне стали пускать посетителей, навестившие меня коллеги объяснили, что выпив лишнего на корпоративе я, пытаясь спуститься на первый этаж, упал и стукнулся головой о лестницу.

Меня, не приходящего в сознание, сразу увезли на машине скорой помощи в больницу.
При упоминании о поезде, они странно переглянулись, очевидно, решив, что я ещё не совсем пришёл в себя.

А когда посетители ушли, в дверь заглянула хорошенькая брюнеточка, с очень знакомым лицом, которую я, как ни старался, так и не смог вспомнить. Послав мне воздушный поцелуй, она с милой улыбкой шепнула:

— До встречи, безбилетничек!

После чего подмигнула и растаяла, словно утренний туман.

© Лана Лэнц

12+