520 Завалинка Пингвиний сиквел, продолжение 2, последнее


Что ж, со-братья и со-сестры, авторы страстей пингвиньих
Не пора ль забыть пингвинов, вспомнить гордую ехидну?
Ту, чей мат непревзойдённый континент спас от пингвинов,
Вспомнить то, как бэквокалом крякал утконос отважный,
Добавляя в мат ехидный эндемичность, страсть и удаль,
Как тайком, во мраке ночи, в сумке кенгуру носила
И вытряхивала в море со скалы пингвинов пьяных.
(Где и как они нажрались — никому неинтересно).

Нет, друзья, пора нам вспомнить про родимые просторы,
Про Аляску ту, что наша, где над вечной мерзлотою
Ходят братья-алеуты (те же чукчи только сбоку),
Бродят белые медведи и полярные лисицы,
Ждут сезонного прилёта «перелётных дирижёров» —
Так пингвинов называет алеут по-алеутски.

Вам любой зоолух скажет — нет страшнее зверя в тундре
Чем полярный крот-убийца там, под ягелем, ползущий.
Мерзлоту он разгребает бивнями своими мощно
И, дорыв нору до моря, в нём купается вальяжно.
Это днём. Полярной ночью все кроты впадают в спячку,
Дрыхнут в норах беспробудно и сосут бесшумно ласты.
Их моржами называет алеут по-алеутски.
Кстати, о полярных лисах скажем пару слов научных —
Ареал их обитанья — вся Земля, и даже больше.
Если верить Экселенцу — даже на Луну летали.
(кто не верит Экселенцу — бегемочая дурында,
мракобес, редиска, неуч и агент из Байконура).
Имя лис на алеутском знает всякий без сомненья.
Кстати, есть их разновидность — не простой песец, а полный.
Эх, опять отвлёкся автор, позабыв, что тема Песни —
Царь зверей лесов российских — выхухоль, а не пингвины,
И при чём здесь та Аляска — тоже не совсем понятно,
Вот вернём когда, тогда и…

to be continued
(с) Дей
18+