580 Завалинка. Из жизни в Тридевятом Царстве: Добро у каждого своё


— День-то какой хороший, Ваня! — Кощей довольно прикрыл глаза и глубоко вдохнул. — А запах-то, запах какой!

Иван принюхался и согласно кивнул.

— Весна пришла. Столько лет живёшь, а всё не привык? Чудно.

— Как же к такому привыкнешь, Ваня? — Кощей подставил руку к ползущей по траве букашке. — Даже если бы и мог — всё равно бы не стал. Гляди, сколько красоты вокруг просыпается — такое зрелище надоесть никак не может.

Рассмотрев букашку, Кощей вернул её обратно в траву.

— Ты будто бы сам оттаял, — хмыкнул Иван. — Так гляжу на тебя — вроде и не злодей ты вовсе.

— Злодей, Ваня, злодей. Только радостный. Настолько радостный, что даже хочу доброе дело сделать.

Иван сделал большие глаза и похлопал ресницами.

— Шутишь ведь?

— Серьёзен, как никогда! — фыркнул Кощей. — Что смотришь так?

— Я, наверное, не то услышал, — Иван поковырял мизинцем в ухе. — Что ты сказал сделать хочешь?

— Доброе дело.

— И сделаешь?

— Сделаю.

— Побожись.

— Да ну тебя, — с улыбкой отмахнулся Кощей. — Второй раз зубы не заговоришь.

— Ну так пойдём, — Иван поднялся с земли и отряхнулся, — прямо сейчас, чего тянуть. Или оправдание придумывать будешь?

— Не буду. Я на самом деле готов сделать доброе дело. И я его сделаю.

— Чтобы мне доказать, что ты не обманщик?

— Потому что хочу его сделать.

Иван приложил палец к губам и прислушался. Кощей обеспокоенно оглянулся.

— Ты чего, Ваня? — шёпотом спросил он. — Что случилось?

— Ничего, — тоже шёпотом ответил Иван. — Просто слушаю, не свистит ли где рак на горе.

— Дурак! — захохотал Кощей. — Никто нигде не свистит, пойдём уже.

— Пойдём, — кивнул Иван. — А куда именно? Есть что-то на примете, где доброе дело требуется?

— Нет, нету. Пойдём не спеша прямо, авось что и попадётся.

Кощей заложил руки на спину и пошёл через деревья. Иван хмыкнул и пошёл следом.

— Кому скажу — не поверят, — заговорил он. — Шутка ли — злодей добро творит!

— А говорить никому не надо, — строго ответил Кощей. — Я считаю, что о добрых делах положено молчать.

— Ну и зря, — усмехнулся Иван. — Вот одолеет Богатырь какое-нибудь Чудище, что деревню в страхе держит. И что ему, молчать об этом? Так ведь никто и не узнает, что можно не бояться.

— Нет, о таком, конечно, рассказать нужно.

— Но это ведь доброе дело, о нём же молчать положено?

Кощей остановился и задумался, разглядывая верхушки деревьев.

— Да ну тебя, Ваня! — проворчал он, продолжив идти. — Но говорить всё равно никому не надо. Не люблю я этого.

Иван открыл было рот для возражения, но Кощей знаком велел ему молчать.

— Чего?

— Богатырь, — сказал Кощей, прищурившись, — и Чудище какое-то, из местных, вроде. Сражаются.

— И что?

— Так помощь ближнему разве не доброе дело?

— Доброе, — обрадовался Иван. — Поможешь?

— Помогу, — Кощей похрустел костяшками пальцев. — На ловца, как говорится.

Кощей пригнулся, резво подбежал к сражающимся и со спины бросился на Богатыря, повалив его на землю. Чудище радостно завыло и уселось на Богатыря сверху, скрутив ему руки.

Кощей отряхнулся, подмигнул Чудищу и дружески похлопал его по плечу. Чудище благодарно кивнуло.

Кощей вновь заложил руки за спину и пошёл обратно к Ивану.

— И что это было? — спросил ошарашенный Иван. — Ты же доброе дело хотел сделать?

— Так я и сделал, — пожал плечами Кощей. — Помог вот ближнему в его беде — он бы сам этого Богатыря никак не одолел. Эх, день-то какой всё же хороший, Ваня! Чего ты такой хмурый-то, а?

 

10+